Album-Blätter (Чюмина)/1905 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Album-Blätter
авторъ Ольга Николаевна Чюмина (1864—1909)
Изъ цикла «Передъ зарею», сб. «Новыя стихотворенія. 1898—1904». Дата созданія: 1903, опубл.: 1905. Источникъ: О. Н. Чюмина. Новыя стихотворенія. 1898—1904. — СПб.: Типографія т-ва «Общественная Польза», 1905. — С. 11—18.

Редакціи


  1. «Какъ иногда съ прогулокъ лѣтомъ…»
  2. «Вѣтерокъ едва колышетъ…»
  3. «Тамъ, въ прошедшемъ—блескъ разсвѣта…»
  4. «Налетѣла гроза, разразилась…»
  5. Вечерняя печаль
  6. Высохшій ручей
  7. Въ зеленомъ морѣ
  8. Первая молнія

Цикл на одной странице


[11]
Album Blätter.
1.

Какъ иногда съ прогулокъ лѣтомъ
Мы возвращаемся домой
Въ вечерній часъ съ простымъ букетомъ,
Небрежно связаннымъ тесьмой;

Такъ, вмѣсто буквицы пахучей
И медуницъ, и васильковъ,
Я приношу цвѣты созвучій
Изъ отдаленныхъ уголковъ.

И съ каждымъ словомъ оживая,
10 Опять встаютъ передо мной:
И лѣсъ, и даль береговая,
Извилины тропы лѣсной.

Вечерній воздухъ, полный ласки,
И тѣнь березъ вокругъ скамьи,
15 Я помню все: лучи и краски
И шумъ вѣтвей, и звонъ струи.


[12]


2.

Вѣтерокъ едва колышетъ
Порѣдѣвшую листву,
Грудь вольнѣй и легче дышитъ,
Я мечтаю, и—живу.

Далеко—заботы бремя,
Затихаетъ боль души,
Надо мной безсильно время
Въ очарованной глуши.

Тишина—въ аллеяхъ парка,
10 Въ сердцѣ—та же тишина,
Межъ листвою блещутъ ярко
Золотистые тона.

Нити бѣлой паутины
Протянулись межъ кустовъ,
15 И усыпаны куртины
Лепестками отъ цвѣтовъ.

Пахнетъ влажною травою,
Въ небесахъ—блѣднѣе лучъ,
Подъ увядшею листвою
20 Пересохъ въ оврагѣ ключъ.

Рдѣетъ, солнцемъ озаренный,
Старый кленъ, одѣтъ въ багрецъ,

[13]

И съ улыбкой примиренной
Все привѣтствуетъ конецъ.


3.

Тамъ, въ прошедшемъ—блескъ разсвѣта,
Полдня знойнаго лучи;
Настоящее согрѣто
Блѣднымъ пламенемъ свѣчи.

Позади остались гдѣ-то
Къ прежнимъ радостямъ ключи,
Лишь мечты о царствѣ свѣта—
Все, какъ прежде, горячи.

Кругозоръ свѣтлѣй и шире,
10 Проникаетъ глубже взглядъ,
Но рѣдѣетъ въ этомъ мірѣ
Дорогихъ и близкихъ рядъ.

Въ звукахъ рѣзкихъ и докучныхъ,
Раздающихся вокругъ,
15 Слышу меньше струнъ созвучныхъ,
Отвѣчаетъ рѣже другъ.

Рано листья облетѣли,
И въ безмолвіи ночномъ
Заунывный стонъ метели
20 Раздается за окномъ.

[14]


Но пока не глянутъ въ очи
Утра новаго лучи—
Ты гори во мракѣ ночи,
Огонекъ моей свѣчи!


***

Налетѣла гроза, разразилась,
Отблескъ молній пылалъ, какъ пожаръ,
Все живое, дрожа, притаилось
И гремѣлъ за ударомъ ударъ.
Потемнѣли небесные своды,
Словно мрачный свинцовый навѣсъ,
И шумѣли, и пѣнились воды,
И гудѣлъ пробудившійся лѣсъ…
Потрясенныя бури порывомъ
10 Наклоняли деревья чело,
По долинамъ цвѣтущимъ и нивамъ—
Разрушенье повсюду прошло…
Снова небо горитъ бирюзою,
Блещутъ листья въ алмазной пыли,
15 Но колосьямъ, примятымъ грозою—
Не поднять головы отъ земли.


Вечерняя печаль.

Въ раскрытое окно прохладой вѣетъ лѣтней,
Рыдаетъ тихими аккордами рояль,

[15]

И, словно въ ладъ ему, полнѣй и беззавѣтнѣй
Звучитъ въ душѣ моей вечерняя печаль.

Вечерняя печаль! Въ ней—грустная истома,
Прощальный мягкій блескъ блѣднѣющихъ огней,
Въ дни юности—чужда, она съ теченьемъ дней
Становится для насъ понятна и знакома.

Изъ глубины ея встаютъ—укоръ нѣмой,
10 Ошибка каждая и каждая утрата…
Еще горитъ вдали сіяніе заката,
Но мы уже дрожимъ передъ грядущей тьмой.

Нѣтъ, сердце дивную мечту не разлюбило,
Но гаснутъ силы въ немъ—тревожномъ и больномъ.
15 Пережитое все—дѣйствительно ли было,
Иль, можетъ быть, оно лишь смутнымъ было сномъ?

И какъ сливаются въ вечернемъ небѣ краски,
Какъ очертанія—въ прозрачной полутьмѣ,
Такъ впечатлѣнія слились теперь въ умѣ,
20 И я не отличу дѣйствительность отъ сказки.

На все печаль души набросила покровъ,
Неразрываемый покровъ воспоминаній,
И жаль мнѣ радостей, и жаль былыхъ страданій—
Въ смягченномъ сумракѣ прозрачныхъ вечеровъ.



[16]
Высохшій ручей.

Весной въ травѣ журчалъ ручей
Подъ вѣчной зеленью крушины,
Съ зарей звенѣли тамъ кувшины,
Имъ вторилъ смѣхъ и звукъ рѣчей
И топотъ стадъ у водопоя…
Но вотъ, подъ жгучимъ игомъ зноя,
Изсякла свѣтлая струя:
Безводнымъ ложе у ручья,
Такимъ сухимъ и жесткимъ стало,
10 Какъ взоръ, давно не знавшій слезъ,
Глядящій мутно и устало.
Его песокъ полузанесъ,
И онъ оставленъ и покинутъ—
Пока изъ тучи грозовой
15 Опять струи воды живой,
Какъ слезы жгучія не хлынутъ.


Въ зеленомъ морѣ.

Вверху блистаетъ синева,
Кругомъ, на всемъ просторѣ,
Шумитъ весенняя листва,
Волнуется какъ море…

Предъ нами—рядъ зеленыхъ волнъ,
Полдневный блескъ—надъ нами,

[17]

И нашъ балконъ—какъ будто челнъ
Межъ свѣтлыми волнами.

Вотъ снова вѣтеръ набѣжалъ,
10 Сильнѣй дрожатъ осины;
Какъ парусъ, вздулся, задрожалъ
Наметъ изъ парусины.

Плывутъ въ лазури облака,
Вонъ тамъ—корабль воздушный,
15 И вдаль, по волѣ вѣтерка,
Несется онъ, послушный.

Во снѣ ли слышу, на яву,
Зеленыхъ волнъ удары,
И съ нимъ чудесно я плыву
20 Въ страну весенней чары.


Первая молнія.

Оттого ль, что прошумѣла
Нынче первая гроза,
Такъ тревожно и несмѣло
Потупляешь ты глаза?

Отблескъ молній золотистыхъ
Тайну сердца освѣтя,
И въ твоихъ глазахъ лучистыхъ
Не сверкаетъ ли, дитя?

[18]


Вешнихъ грозъ живая сила
10 И тебя—какъ ни таи—
Незамѣтно опалила
Первой молніей любви.




Примѣчанія

  • Album-Blätter — также цикл стихотворений в сборнике Осенние вихри. (прим. редактора Викитеки)