ЭСГ/Греция/Физическая география

Греция
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Город — Греция. Источник: т. 16 (1912): Город — Греция, стлб. 510—688 ( скан ); т. 17 (1913): Греция — Дарвин, стлб. 1—55 ( скан )

Греция (королевство), занимает южную часть Балканского полуострова с окружающими её островами и в географическом отношении может быть разделена на Г. материковую и островную. Материковая Г., с своей стороны, и исторически, и до известной степени естественно, делится на три части: северную Г., заключающую в себе Фессалию и часть Эпира; среднюю Г. — древнюю Элладу, и Пелопоннес или Морею. Северная граница материковой Г. представляет искусственную линию, начинающуюся на западе от залива Арта, идущую затем по реке того же имени, a далее по горам, образуя выпуклую к северу дугу, a потом извилистую линию, проходящую южнее высокой горной группы Олимпа (нын. Элимбос, 2970 м.) и оканчивающуюся у Салоникского залива. Большую часть северной Г. занимает Фессалия, ограниченная кругом горами равнина, наибольшая во всей Г. Средняя Г. может быть ограничена на севере извилистой линией, идущей от залива Арта к заливу Воло, и более естественно выраженной на востоке горною цепью Отрис, отделяющею её от Фессалии; на юге же её естественно ограничивают заливы Коринфский и Эгинский, разделяемые только узким (6 клм.) и низким (79 м.) Коринфским перешейком, через который уже в древности перетаскивались суда, a теперь имеется канал. Перешеек этот связывает среднюю Г. с Пелопоннесом, который можно считать островом, отделившимся от материка образованием ложбин, занятых потом морем (Коринфский и Эгинский заливы), и еще позже, с понижением уровня моря, причленившимся в виде — полуострова. Характерная форма Пелопоннеса с его конечными выступами-полуостровами уже древних наводила на сравнение с лопастным листом в роде кленового. Острова Г. представляют две главных группы: западную, в Ионическом море — Ионические острова (Корфу, С. Маура, Итака, Кефалония, Занте и многие мелкие) и восточную, в которую входят Циклады и северные Спорады. Особое положение занимает большой и длинный остров Эвбея, вытянутый вдоль северо-восточного берега средней Греции и отделенный от нее длинным заливом (Эвбейский, ныне Аталанти), продолжающимся в пролив Эврип, который в самой узкой части имеет только 60 м. ширины, так что здесь легко мог быть построен мост. К с. и с.-в. от Эвбеи находится группа островов (Скиато, Скопело, Скиро и др.), называемых обыкновенно Северными Спорадами. Другая группа — Циклады расположена на продолжении (в юго-восточном направлении) Эвбеи и полуо-ва Аттики. Продолжением Эвбеи служат острова: Андрос (Андро), Тéнос (Тино), Миконос (Миконо), Наксос (Наксия), Аморгос (Амурго) и др.; продолжением Аттики — расположенные в несколько рядов: Кеос (Ция), Сирос (Сира), Парос (Паро), Иос (Нио), Китнос (Термия), Серифос (Серфо), Сифнос (Сифона), Мелос (Мило), Сикинос (Сикино), Санторини (Тера) и др.

Наиболее характерную географическую черту Г. представляет ее расчлененность, выраженная в обилии островов и в изрезанности берегов, образующих многочисленные, более или менее глубоко вдающиеся в сушу заливы и выступающие полуострова. По извилистости береговой линии Г. занимает первое место на земле; если бы собрать все ее острова и полуострова в одну компактную массу в виде круга, то длина окружности этого круга в отношении к действительной длине берегов Г. равнялась бы 1:3½, тогда как то же отношение, примененное, напр., к Италии, не дало бы и 1:2. Расчлененность берегов несомненно способствовала раннему развитию здесь мореплавания. Обилие заливов и гаваней, особенно на восточной стороне, a также островов, видных с берега и, затем, один с другого и манивших далее в море, должно было облегчать первые попытки мореходства и благоприятствовать его развитию. И действительно, греки рано расселились по всем берегам и островам Эгейского моря, предпринимали уже за тысячу лет до нашей эры далекие морские экспедиции, a затем основали ряд колоний по берегам Черного и Средиземного морей и вели долгое время оживленные торговые сношения не только в области Средиземья, но также и в Красном море и в Индийском океане, пока в средние века первенство в морском деле не перешло к итальянцам, a затем и к другим нациям.

Другую географическую особенность Г. составляет ее гористость. Приблизительно ⅘ ее поверхности покрыто горами, не очень высокими, не превышающими 2500 м., но часто скалистыми, изрезанными глубокими ущельями и подразделяющими страну на естественно обособленные долины, котловины и плоскогорья, что благоприятствовало в древние времена распадению на отдельные народности, a в более близкую к нам эпоху — борьбе за независимость. Горы Г. являются на севере продолжением системы Пинда и более или менее параллельных ему хребтов, которые тянутся в направлении преимущественно от с.-с.-з. на ю.-ю.-в. или с с.-з. на ю.-в. To же направление преобладает и на Эвбее, в рядах Циклад и в горных цепях Пелопоннеса, но местами оно сменяется и другими, напр., с с.-в. на ю.-з. в хребте Олонос (древ. Эриманф), в северо-западной части Пелопоннеса, и с з. на в. — в бóльшей восточной части средней Г. К югу от Олимпа возвышаются: Киссавос (древ. Осса, 1950 м.), между которым и Олимпом врезалась живописная Темпейская долина реки Салавриас (Пеней), a еще южнее Плессиди (др. Пелион, 1620 м.). Пинд, входя в пределы Г., образует в средней ее части дикую горную область, в которой выделяются несколько высоких горных групп: Белуки (др. Тимфрест, 2320 м.), Катавотра (др. Эта, 2160 м.), Бардусия (др. Коракс, 2350 м.) и др. Из горных хребтов, идущих более или менее в широтном направлении, следует отметить Отрис, образующий южную границу Фессалии и водораздел между pp. Пенеем и Сперхеем, и — продолжение Эты, хребет Саромати (др. Каллидром, 1375 м.), северный склон которого к Ламийскому заливу образовывал знаменитые Фермопилы, узкий проход, в котором некогда Леонид с горстью спартанцев мог задержать целую персидскую армию; с тех пор р. Сперхей заполнила своими наносами ближайшую часть залива и превратила узкий проход в широкую прибрежную равнину. Хребты Саромади и Спартия (др. Кмемис) с севера и Лиакура (др. Парнас, 2460 м.) и Палэя Буно (др. Геликон, 1750 м.) с юга ограничивают долину р. Мавронеро (др. Кефис), впадающего в Эвбейский залив. Хребет Геликон отделен глубокой долиной от идущего южнее и восточнее Элатеас (др. Киферон, 1410 м.) и его продолжения Озеи (др. Парнес, 1415 м.), за которым следует Мендели (др. Брилессос или Пентеликон, 1110 м.), знаменитый своим мрамором. Отдельно возвышаются, к ю.-з. от Афин: Треловуни (др. Гиметт, 1030 м.), славившийся своим медом, на южном конце Аттики — Лаурион, невысокий (260 м.), но изобиловавший серебро-свинцовою рудою, и на западе — Геранийские горы, с вершиною Макриплаги, 1370 м. Пелопоннес тоже пересечен многими горными хребтами, идущими в направлении с с.-з. на ю.-в., a в северной части также с с.-в. на ю.-з. (Олонос) и с з. на в. (Зирия, др. Киллене, 2375 м. и др.). Средина Пелопоннеса занята плоскогорьем Аркадии, окаймленным с з. и в. горными цепями и продолжающимся к ю. хребтом Меналом (высшая точка Хагиос-Илиас — 1980 м.). Восточная цепь Аркад. плоскогорья имеет продолжение в Малевосе (др. Парнон, 1960 м.), отроги которого тянутся по восточному из трех южных выступов Пелопоннеса до мыса Малия (др. Малея). Непосредственно Аркад. плоскогорье продолжается к ю. высокою цепью Тайгета (ныне Пентадактилон), переходящею на средний полуостров Пелопоннеса, имеющею высшую точку в горе св. Ильи (2409 м.) и последний отрог которой оканчивается мысом Матапан (др. Тенарон). Горы идут также в разных направлениях по западному Мессенскому полуострову и по полуострову Арголиде (высоч. вершина здесь также носит название горы св. Ильи, 1200 м.). Вершины греческих гор не достигают границы вечного снега, тем не менее на Парнасе снег лежит обыкновенно до мая, a на Тайгете иногда даже до июля.

Обилие Г. горами, a также ее большая расчлененность свидетельствуют о том, что поверхность ее была ареной значительных геологических преобразований, что здесь проявили себя мощные подземные тектонические силы, собравшие слои земной коры в складки и разбившие её рядом трещин на отдельные глыбы, многие из коих опустились, уступили место покрывшему их морю, a другие остались или даже поднялись в виде островов или частей материка. Начиная с средины третичного периода, с миоценовой эпохи, через плиоценовую до непосредственно предшествовавшей современной четвертичной или дилювиальной эпохи продолжались здесь колебательные движения земной коры, при чем массы суши то поднимались, то опускались, пространство моря то уменьшалось, то расширялось, и очертания суши испытывали многоразличные изменения. В миоценовую эпоху восточного Средиземного моря еще не было, да и западный его бассейн только начинал еще формироваться вследствие происходивших здесь больших провалов суши, заполнявшихся постепенно морем. Еще в начале плиоценовой эпохи поверхность нынешней Г. была связана с Малой Азией и Африкой в общий материк, напоминавший по климату, растительности и животному миру современный тропический Судан. Ископаемые остатки, найденные у Пикерми в Аттике и на острове Самосе, показывают, что здесь водились тогда стада антилоп, жирафов, гиппарионов (предшественников лошадей), жили носороги, мастодонты, обезьяны, хищники и т. д., и мы имеем все основания предполагать, что здесь расстилались тогда обширные травянистые степи или саванны, с рассеянными по ним небольшими рощами. В этот континентальный период здесь должны были выпадать обильные дожди, питавшие мощные реки, которые вымывали себе глубокие долины. Но затем суша стала уступать место морю, которое в эпоху среднего плиоцена начало повышать свой уровень, затоплять низменности, проникать по долинам глубоко в материк. В течение верхнего плиоцена наступило обратное колебание, море стало отступать, суша повышаться. Каких размеров достигали эти колебания, показывает высота, на которой оказываются среднеплиоценовые отложения в некоторых местностях Г.; в Пелопоннесе, напр., они встречаются на высоте до 1800 м. над современным уровнем моря. Что подобные же поднятия происходили и позже, в четвертичную эпоху, свидетельствуют верхнеплиоценовые отложения, поднятые местами в Греции до 500 м. над ур. моря. Но затем наступил (уже в четвертичную эпоху) новый период опускания, при чем проникшее с запада Средиземное море залило область нынешнего Эгейского моря, превратив его сушу в архипелаг островов, проникло затем в опустившуюся котловину Мраморного моря и проложило себе, наконец, путь по бывшей некогда речной долине Босфора в бассейн Черного моря, установив, таким образом, связь между всеми этими бассейнами. С этих пор поверхность Г. приобретает приблизительно те же очертания, что и теперь, с тем лишь различием, что кое-где наносы рек заполнили озера и мелкие заливы, выдвинули в море дельты и, таким образом, несколько увеличили сушу насчет моря.

В то время, как в течение длинного ряда тысячелетий происходили указанные колебания земной коры в восточной части Средиземного моря, доставляя преобладание то суше, то морю, на самой суше тоже происходили изменения, вызывавшиеся, с одной стороны, действием сил тектонических, горообразовательных, сбиравших различные участки земной коры в складки или опускавших одни относительно других сбросами, a с другой стороны работою сил наземных, — выветривания, эрозии, смыва, преобразовывавших постепенно рельеф поверхности. Местами в этой преобразующей деятельности принимали участие и силы вулканические, производившие извержения и выводившие на поверхность лавы и рыхлые продукты. Впрочем, вулканы, как древние — третичные и четвертичные, так и современные, приурочены в Г. только к одной линии (или полосе), которая идет от Коринфского перешейка через Эгинский залив (полуостров Метана, о-в Эгина) к о-ву Паросу, о-вам Милосу и Санторину и далее к Малой Азии (о-ва Кос и Низирос). В историческую эпоху были извержения на полуострове Метана (3 в. до P. X.), на о-ве Низиросе и в особенности на Санторине (Тера); этот последний остров еще тысячи за две лет до нашей эры был превращен вулканическими взрывами в кольцо островов, при чем была разрушена вся его средняя часть. Из внутреннего глубокого залива поднялись несколько островов, т. наз. Каймени („Сожженные“), сложенные из лавы и бурокрасных конусов пепла и представляющие вершины нового подводного вулкана, образовавшегося уже в историч. время. Послед. извержение происходило здесь в 1866—71 гг. и имело в результате появление во внутреннем заливе двух островков Георгиос и Афроэсса, скоро слившихся с о-вом Неа-Каймени, который поднялся еще в 1707—12 гг. На вулканическую деятельность указывают в Г. также сольфатары, места истечения серо-водородного газа, и моффеты — места выхода углекислоты, a равно часто встречающиеся горячие ключи, особенно серные. Проявление тектонических сил связывают обыкновенно с землетрясениями, при которых, как известно, происходят образования трещин, сдвиги и сбросы, хотя в настоящее время и далеко не в тех грандиозных размерах, в каких они, повидимому, происходили в прежние геологические эпохи. Г. принадлежит к классическим областям землетрясений, которые (в слабой степени, конечно) происходят здесь почти ежедневно, a иногда проявляют себя и большими разрушениями. Город Коринф, напр., был разрушен землетрясениями три раза в 77, 522 и 1858 гг.; землетрясение, бывшее в 551 г., при Юстиниане и имевшее эпицентром Парнас, разрушило восемь городов; Спарта в Пелопоннесе подверглась страшному разрушению в 464 г. до P. X.; за последние десятилетия было также несколько сильных землетрясений на Ионических островах и в других частях Г., разрушавших города, селения и производивших громадные обвалы скал в горах. Землетрясения сопровождаются иногда приливом моря и оползнями, усиливающими бедствие; т. напр., в 373 г. до P. X. погиб город Гелике у Коринфского залива, сползший в море со всем его населением. Древним грекам хорошо была известна связь землетрясений с образованием трещин и приливами моря, и они объясняли даже образование Циклад делом бога моря Посейдона, разбившего материк ударами своего трезубца.

В геологическом отношении Г. заключает в себе отложения почти всех эр, но многие формации представлены в ней скудно. На западе преобладают эоценовые и меловые породы, на востоке — кристаллические; на Оссе, Пелионе — встречаются филлиты и кристаллические известняки, на востоке Пелопоннеса кристаллические сланцы, в Аттике, на Эвбее кое-где выступают граниты; нередки также выходы более юных третичных отложений, коралловых известняков, верхних миоценовых и плиоценовых. Известняки вообще широко распространены в Г., с чем стоит в связи преобладание во многих местностях известковой почвы и т. наз. карстового ландшафта, с пещерами, пропастями, воронками, куда уходит с поверхности вода, с периодически исчезающими озерами, подземными речками и т. д. На западном берегу о-ва Кефалонии, на северном конце полуострова Аргастоли вода из моря вливается в трещины береговых известняков ежедневно в количестве около 58.000 куб. м., что дает возможность приводить здесь в движение несколько мельниц. Озеро Тополиас (др. Копаида) в Бэотии занимало поверхность более 200 кв. клм., но каждое лето в большей своей части оно уходило, давая возможность окрестным поселянам превращать его дно в засеянные поля, хотя иногда уход воды задерживался к ущербу населения, пока, наконец, озеро не было, в большей своей части, искусственно осушено. Подобные же, перемежающиеся озера и болота были и в Пелопоннесе (Фенея, Стимфал), ныне частью также осушенные. Из других озер в Г. заслуживает внимания большое озеро Карла (др. Боэбе) в Фессалии.

Реки Г. берут начало с гор и потому отличаются быстрым течением, но скоро мелеют и высыхают. Для судоходства пригодны только немногие из них, да и то лишь на протяжении нескольких километров от устья. Самая значительная река — Мегдова (др. Ахелой), берущая начало с Пинда и впадающая в Ионическое море; в нижнем течении она носит название Аспропотамос. Своею дельтою она выдвинулась далеко в море, причленив к суше несколько скалистых островов и образовав сеть болотистых лагун. С восточных склонов Пинда берет начало Салавриас (др. Пеней), орошающий Фессалию. Главная река Бэотии — Кефис (нын. Мавронеро), протекающая через Копаидское озеро, летом высыхает, a в самом нижнем течении исчезает под землей и вливается в Эвбейский залив. Главные реки Пелопоннеса: Руфиас (др. Алфей), впадающий в Ионическое море, и Пирнаца (др. Памисс), изливающая свои воды в Мессенский залив.

Климат Г. в среднем несколько холоднее, чем в западном Средиземье и с большими колебаниями температуры между самым жарким и самым холодным месяцами, но также характеризуется жарким и сухим летом и дождливою зимою (а в сев. Греции дождливою весною и осенью). Впрочем, западное и восточное побережья, внутренние части страны и острова представляют многие различия в климатическом отношении. Так, напр., западное побережье и Ионические острова получают вдвое, a местами даже втрое более осадков, чем восточные части средней Г., Циклады и восточный Пелопоннес (на Корфу, напр., выпадает в год 148 сант. дождя, a в Афинах 34, на Санторине 30 сант.). Лето на островах не так жарко, a зима, особенно на Ионических островах, много мягче, чем во внутренних частях Г., в горных долинах и на плоскогорьях, где летом бывают жары до 45°, a зимой морозы до −12°; в Афинах средняя температура года 17,3° Ц., средняя июля 27,0°, средняя января 8,8°. Летом бывают дни, когда температура воздуха достигает 40°, a зимою бывает несколько дней (10—15) с морозами, не превышающими, впрочем, никогда −7°. Осадков выпадает мало, большей частью короткими ливнями и в зимнюю половину года, a летом часто по два месяца и более не бывает ни капли дождя, ни даже росы. Влажность воздуха вообще малая, облачность еще меньше, 179 дней в году вполне безоблачных, да и зимой редко бывает день, когда бы не показывалось солнце; в связи с этим воздух очень прозрачен, цвета, контуры гор выделяются резко, небо ярко голубое. На Корфу при той же средней годовой температуре, лето на 1° прохладнее, a зима на 2° теплее; морозов часто совсем не бывает, или самое большее — 2—3°. Не выпадает почти никогда и снега, тогда как в Афинах, в среднем, ежегодно бывает 6 дней с снегом, который впрочем скоро тает, и в редких случаях остается на 1—2 дня. Преобладающими ветрами являются в восточной Г. северо-восточные (этезии), холодные и сухие, дующие особенно летом, a в западной Г. северные и северо-западные; зимою часто юго-западные и юго-восточные; западный ветер (зефир древних) — мягкий, теплый, приносит ясную погоду, южный (широкко, др. Euros) — знойный, сухой. Кроме того, разным местностям свойственны местные ветры: береговые бризы с моря, падающие ветры с гор и др. Филиппсон так описывает смену времен года в южной Г. „Июль и август — самые жаркие и сухие месяцы; северные и северо-восточные ветры дуют в это время в Эгейском море часто с силою бури, подымая на суше тучи пыли. Изредка выпадают короткие ливни, но вода тотчас же испаряется. Температура в тени доходит до 35—40°, песок нагревается до 70°. Нагретый воздух дрожит над раскаленной почвой. Реки большей частью иссякают, травы засыхают, хлеб на полях уже сжат. Истрескавшаяся почва лежит обнаженной, и только виноградники, поля маиса и искусственно орошаемые сады сохраняют свою зелень. Благодаря сухости воздуха жара впрочем выносима для человека; зной палящий, но не удушливый, к тому же он умеряется этезиями или бризами. В горных долинах и котловинах жара много томительнее, чем на берегах, a ночью с гор спадают часто порывы холодного ветра. Вообще же по берегам ночи теплые, и нет ничего прекраснее летней ночи на греческом побережьи, когда тихий ветерок с суши приносит мягкий бальзамический воздух, a звезды сверкают часто невиданным в наших широтах блеском“. В середине сентября наступают грозы и ливни, но осень вообще прекрасна; в октябре дожди учащаются, но температура еще высока и воздух томительно душен. Природа пробуждается к новой жизни, стада переходят с гор в низменности, где появляется трава, ручьи и реки наполняются водой. В ноябре и декабре дожди достигают своего максимума; бурные южные ветры чередуются с резкими пронизывающими северными; реки становятся полноводными; сношения по суше и морю затрудняются. В это время сеют хлеб, который быстро всходит; наоборот, сбрасывающие листву деревья теряют свои листья. В январе осадки убывают, температура несколько падает; преобладают холодные северные ветры, приносящие иногда снег. Последний выпадает иногда и в феврале, когда ясные солнечные прохладные дни сменяются более пасмурными, но теплыми. В марте бывают ливни и бури с юга; в промежутках между ними стоит восхитительная весенняя, приятно свежая погода при ясной прозрачной атмосфере. Начинается опять рост трав; на деревьях, потерявших листву, распускаются новые листья. В апреле температура быстро повышается, случаются уже жары (до 30°), но бывают и холода (до 2—3°). Хотя дожди становятся реже, но ручьи и речки несут еще много воды, растительность быстро развивается, поля и макисы покрываются цветами, и ландшафт становится наиболее похожим на среднеевропейский в июне. В мае дожди почти прекращаются, реки мелеют, почва сохнет, ландшафт начинает принимать летний, желтоватый, пыльный оттенок. В июне сухое время года уже достигает в низменностях полного развития, средняя температура (в Афинах) доходит до 25,5°; хлеб убирается с полей уже в начале месяца; пастбища и кустарники высыхают, только макисы еще покрыты цветами, да вдоль ручьев вечно зеленые растения и цветущие олеандры разнообразят ландшафт. Речки начинают пересыхать, стада еще к началу месяца угоняются в горы.

Растительность в Г., вследствие сухого климата и значительных пространств, занятых скалистыми горами и известковой почвой, не особенно обильна. Человек еще содействовал оголению гор, вырубая леса и тем облегчая ливням смыв почвы, a также пастьбою скота (овец и коз), уничтожающего молодые побеги деревьев. Леса занимают в Г. около 10% всей площади; они лучше сохранились в гористых частях западной Г. Леса состоят из особых пород сосны (алеппской, черной) и ели (Аполлоновой), из дубов и буков; отдельными рощами и деревьями встречаются пинии, платаны, кипарисы, кедры, тиссы, тополя и т. д. Характерны для Г., как и вообще для средиземноморской области, вечнозеленые формы; вечнозеленые кустарники (т. наз. макисы, logyos по-гречески) занимают обыкновенно площади срубленных лесов и в настоящее время местами очень распространились, особенно по холмам и горным склонам. В состав их входят лавры, мирты, фисташковое, земляничное дерево, колючие кустарники, розы, можжевельник и др. Весной, когда эти растения цветут, макисы привлекают своей красотой и благоуханием. Вдоль ручьев нередко встречаются олеандры, тополя, платаны, тамариск. На сухих бесплодных склонах и в каменистых равнинах макисы сменяются т. наз. фриганами, — редкими, большей частью колючими, одеревенелыми полукустарниками, не выше аршина, серого или желтоватого цвета, с ароматическим запахом (астрагалы, дроки, шалфей, лаванда, тимьян, верески и мн. др.), дающими хороший корм для пчел и служащими для топлива. На лучшей почве фриганы сменяются высыхающими летом степями, с преобладанием жестких трав. Кое-где среди макисов и фриган поднимаются отдельные деревья — пинии, дубы, дикие маслины, дикие груши, скипидарное дерево и др., a местами встречаются и занесенные сюда издалека — американские агавы и индийские опунции. В горах леса идут до уровня 2.000 м., но зона альпийских лугов развита слабо. До 500 м. высоты разводятся, особенно на солнечной стороне, многие культурные растения; поля хлебных злаков, пшеницы и ячменя идут в горах до 1.500 м., местами и виноград созревает еще на высоте до 1.200 м. Разводится преимущественно мелкий сорт винограда, дающий в сушеном виде „коринку“ (от Коринфа), но также и более крупные, дающие изюм и идущие на приготовление вина (не отличающегося особым вкусом, тем более, что, по местному обычаю, к нему прибавляют древесную смолу). Довольно часты рощи маслин, но оливковое мacлo, плохо приготовляемое, также не выдерживает конкуренции с французским и итальянским. В местах, где растет маслина, разводят еще рожковое дерево (каррубе) и смоквы (фиги). Многие культурные растения, однако, могут произрастать только при искусственном орошении; таковы кукуруза, рис, сорго, хлопчатник, табак, сахарный тростник, кунжут. Искусственное орошение требуется и для садов. Плодородной почвы не так-то много, и на некоторых плотно населенных островах население с давних пор старалось использовать крутые склоны, укрепляя землю каменными стенами и располагая виноградники и поля террасами. Обработанная почва в Г. составляет всего около 19% общей площади, 37% считается под лугами и пастбищами, a 35% признается негодной, но несомненно при усиленной культуре часть этой негодной почвы могла бы быть подвергнута обработке; в Испании количество таких негодных земель уменьшилось уже до 20, a в Италии даже до 13%.

Дикими животными Г. не богата. В историческое еще время здесь водился лев, встречались часто кабаны, олени, лани, но лев уже давно истреблен, да и кабаны и олени почти вывелись. Кое-где в горах еще встречаются медведи, a в горах сев. Г. серны; из хищных водятся еще шакал, на севере волк. В горах островов встречаются еще дикие козы. Почти всюду водится заяц, на юге иногда приносят вред посевам полевые мыши. Птиц бывает особенно много весною и осенью во время их перелета; тогда ловят массами перепелов и другую дичь. Обычны местами куропатки, удоды, сизоворонки, красные сокола, грифы; встречаются пеликаны, ибисы, фламинго. Обыкновенны ящерицы и на юге — черепахи, из змей встречается одна (Elaphis), имеющая до сажени в длину. Mope, a отчасти реки доставляют населению рыбу; у о-вов Эгинского залива (Эгины, Гидры) добывают губок. Из насекомых наибольшее значение для населения имеют шелковичный червь (шелководство, впрочем, падает, хотя ежегодно вывозится еще до 200 тысяч килогр. коконов) и пчелы (мед и воск составляют небольшой предмет вывоза). Мухи, комары, москиты, a также клопы и блохи составляют одну из темных сторон Г. Нередко производит опустошения саранча, a в летнюю жару рощи и сады оживляются трещаньем цикад. — Из домашних животных особенно распространены овцы (около 2½ милл.) и козы (2 милл.), тогда как крупный рогатый скот встречается реже (преимущественно рабочий, и местами привозный). Ослы и мулы держатся в большем числе, чем лошади (распространенные более на севере в Фессалии); местами пользуются также буйволами. Свиней не много; в деревнях и при стадах пастухов обычны большие, косматые, полудикие собаки.

Население Г. составляет около 2½ миллионов, распределенных неравномерно; на Ионических островах плотность населения достигает 100 на 1 клм., в Средней Греции — 30, a местами еще меньше; в среднем 38 чел. на клм. В древней Г. к началу персидских войн, как полагают, было до 3 милл. населения, но впоследствии оно сильно поредело, и во времена Плутарха вся Г. могла выставить не более 3.000 гоплитов (воинов). В средние века, в 5—6 веках Г-ию наводнили славяне, проникшие до Пелопоннеса и оставившие следы своего пребывания во многих названиях гор, озер, селений и т. д. Позже в Г. вторгались готы, франки, венецианцы, наконец, турки, долго владычествовавшие в стране. Начиная с 14 века в средней Греции и отчасти Пелопоннесе стали расселяться албанцы (см.), a позже сюда зашла еще ветвь румын, т. наз. куцовлахи или цинзары. Из 2½ милл. населения греков насчитывается около 2 милл.; албанцы (шкипетары, arbanitai) составляют, вероятно, около 250 тыс. (в Аттике, Беотии, Ахайе, Коринфе и т. д. и на островах Эвбее, Гидре, Эгине, Паросе и др.); часть их еще сохранила свой язык, но многие уже эллинизировались, хотя и греки испытали извест. влиян. со стороны албанцев (напр., в национ. костюме). Связав свою судьбу с греками, албанцы принимали деятельное участие в общей борьбе с турками. Занимаются они, главным образом, земледелием и скотоводством. Куцовлахи называются греками „aromani“ (римляне); живут они преимущественно в долинах Пинда, в горных частях Фессалии, Бэотии, Акарнании, отчасти на Эвбее и в других местах; главное их занятие скотоводство, и они считаются наименее культурной народностью страны. Кроме того, в пределах королевства живут турки, евреи, итальянцы (на Ионических о-вах) и др. По отношению к самим грекам (название это, происходящее, как думают, из иллирийского языка, было дано римлянами прежде всего тем эллинам, которые поселились в южной Италии и Сицилии) было высказано мнение, что в их жилах осталось мало эллинской крови и что они представляют, главным образом, огречившихся славян, албанцев и других инородцев. Но такое мнение, несомненно, преувеличено; греки обладали значительной ассимилирующей силой; уже в 15 столетии славянский элемент в Г. исчез; новогреческий язык, при всех его отличиях от древнего, усвоил себе не более сотни-другой славянских, турецких, албанских слов. Физический тип также сохранил свои особенности; черепа из древних могил, правда, отличаются преобладанием длинноголовости (долихоцефалии), тогда как современные греки по преимуществу широкоголовы, но подобное же изменение в форме черепа, в течение исторической эпохи, испытали и славяне, и германцы. При том, если среди древних греков и преобладала долихоцефалия, которую выказывают и художественные типы большинства греческих богов и героев, то встречалась и короткоголовость, воспроизводившаяся, между прочим, художниками в некоторых типах Зевса, типах Геракла, Сократа и др.; с другой стороны, длинноголовость встречается иногда и теперь. Принадлежа по типу к т. наз. средиземноморской расе, греки выказывают, в среднем, невысокий рост и темную комплексию (темноволосость и темноглазость) при значительном часто развитии волосяного покрова на теле, но изредка встречаются и представители белокурых типов. Сохранили греки и традиционные черты своего характера, как лучшие — любовь к родине, к свободе, вежливость, гостеприимство, щедрость со стороны богачей на пользу своего народа, так и худшие — наклонность к обманам и лжи (fides graeca!), тщеславие, подозрительность, поверхностность и т. п. В общем Г. — страна бедная; масса населения живет земледелием, скотоводством, рыбной ловлей; питается хлебом, плодами, луком, сыром, соленой рыбой. Опасности, так долго грозившие их стране в средние века и позже, побуждали греков строиться на возвышенностях, часто трудно доступных, откуда они сходили вниз для обработки полей и садов. Здесь им приходилось оставаться неделями и месяцами, живя в легких хижинах, которые составили мало-по-малу целые селения, как бы выселки горных. С упрочением безопасности горные селения стали местами покидаться или ими пользуются теперь только летом, во время, свободное от полевых работ. В местностях, где преобладает скотоводство, известная часть населения перекочевывает в начале лета в горы и сходит в низменности осенью. Во времена турецкого владычества и приморские города опустели, и главным городом стала Триполица на аркадском плоскогорьи, но с освобождением страны снова возродились Афины, ставшие стотысячным европейским городом, a также расцвели торговые пункты: Пирей, Гермуполис (на о-ве Сире), Патрэ, Корфу, Казаколон, Навплия и др.

Подобно древним и современные греки выказывают особенную склонность к торговле и охотно переселяются с этою целью за пределы родины, где многие из них составили себе крупные состояния, стали банкирами и т. д. Богатые константинопольские греки (фанариоты) значительно содействовали своими капиталами делу освобождения Г. Крупных греческих коммерсантов можно встретить и в Малой Азии, и в Египте, и в России, и в Зап. Европе. За последние десятилетия греки стали эмигрировать и в Америку. Со времени освобождения Г. стала проявлять усиленное стремление к народному образованию, ввела обязательное обучение, умножает школы, основала в Афинах (в прекрасном здании) университет, имеет литературные и ученые общества, но недостаток средств тормозит дело просвещения, и до 30% новобранцев все еще оказываются неграмотными. Между тем распространение образования влечет многих в города, умножает число чиновников и лиц свободных профессий, которые часто с трудом поддерживают свое существование. Склонность к политике отличает и современных греков, хотя борьба партий сводится часто к борьбе за лиц и личные интересы. В королевстве издается более 150 ежедневных газет, из коих около 70 в Афинах. В городах уже почти исчез национальный мужской костюм из расшитой куртки, короткой юбки, узких гамаш, красных с острыми носками башмаков. Громадное большинство населения исповедует православие; Г. образует самостоятельную церковь, управляемую синодом, имеющим во главе афинского митрополита и трех епископов; в стране имеется около 200 монастырей, располагающих значительными владениями и расположенных часто в красивых местностях. Главный предмет вывозной торговли Г. составляет коринка; ежегодно ее вывозится более чем на 50 милл. драхм (франков). Вторыми по значению продуктами являются горные: серебро из Лауриума (руда разрабатывается иностранными компаниями), медь — из Эвбеи, свинец, наждак, мрамор (пентеликский, паросский и др.), цветные мраморы (черный, красный, зеленоватый) и т. д. Кроме того, предметами вывоза служат изюм, фиги, желуди, оливковое масло, шелковые коконы, табак, мед и воск, стручки, шерсть, губки, лес и т. д. Один из главных предметов ввоза — хлеб (крупчатка из России, на 33 милл. др.), мануфактуры, рабочий скот, всего на 140 милл. драхм при вывозе на 85 милл. Собственная обрабатывающая промышленность только начинает развиваться. Удобству сообщений в Г. благоприятствует море и развитое судоходство, но на суше во многих местностях имеются только вьючные тропы. За последние 60—70 лет в стране проложено более 4000 клм. ездовых дорог, около 1100 кил. железнодорожных путей и около 6½ тыс. клм. телеграфных линий.

Д. Анучин.