Чёрная Индия (Верн)/Глава XVIII

Чёрная Индия — Глава XVIII. От озера Ломонд к озеру Катрайн.
автор Жюль Верн, пер. неизвестен
Оригинал: фр. Les Indes noires. — Перевод созд.: 1877. Источник: Верн, Жюль. Чёрная Индия. — Москва: «Типография т-ва И.Сытина», 1898. — 126 с.

Глава XVIII.

От озера Ломонд к озеру Катрайн.

Неся Нелли, Гарри сошел со склонов Артур-Сита. Джемс Старр и Жак Риан последовали за ним. Отдохнув несколько часов и позавтракав в гостинице Ламбрета, путешественники решили отправиться в страну озер.

Силы вернулись к Нелли. Глаза её не боялись уже теперь дневного света, а легкие с наслаждением вдыхали в себя живительный и здоровый воздух полей. Взор её с удовольствием останавливался на зелени деревьев и растений и на лазури неба.

Железнодорожный поезд отвез Нелли и её спутников в Глэсго. Там с моста, переброшенного через реку Клейд, наши путешественники любовались течением реки. Следующую ночь они провели в Королевской гостинице.

На другой день поезд Эдинбурго-Глэсговской железной дороги должен был подвезти их к южному берегу озера Ломонд.

— Мы увидим страну Роб Роя и Фергуса Мак-Грегора, — воскликнул Джемс Старр, — так поэтически воспетую Вальтер Скотом! Ты не знаешь этой страны, Жак?

— Я ее знаю по её песням, мистер Старр, — отвечал Жак Риан, — и думаю, что страна, обладающая такими прелестными песнями, должна быть превосходна!

— Такова она и есть на самом деле, — заметил инженер, — и наша дорогая Нелли сохранит о ней самые лучшие воспоминания!

— С таким провожатым, как вы, мистер Старр, — сказал Гарри, — приятно путешествовать: вы расскажете нам историю страны к то время, как мы будем ее осматривать.

— Хорошо, Гарри, — согласился инженер, — я исполню твое желание, насколько мне позволит моя память; но с условием, — чтобы веселый Жак помог мне. Когда я устану рассказывать, он нам споет.

— За мною дело не станет — отвечал Жак Риан, и взял при этом высокую ноту, как бы желая испробовать свой голос.

По железной дороге от Глэсго до Валлоха, города, стоящего на берегу озера Ломонда, насчитывается не более 20 миль.

Поезд прошел через Дембартон, главный город графства того же имени. Замок этого города, постоянно укрепленный, согласно договору о союзе между Англией и Шотландией, живописно расположен на двух вершинах громадной базальтовой скалы.

Дембартон лежит при слиянии двух рек: Клейда и Левена. Проезжая через него, Джемс Старр рассказал несколько подробностей, относящихся к истории Марии Стюарт. Действительно, из этого города несчастная королева отправилась во Францию, чтобы выйти там замуж за будущего Франциска II. В этом же городе английский кабинет думал поселить Наполеона после событий 1815 г.; но потом выбор остановился на острове Св. Елены, и английский пленник должен был умереть на скале среди Атлантического океана, что окружило массою легенд его память

В скором времени поезд прибыл в Баллох и остановился возле деревянной платформы, которая вела на берег озера Ломонд.

Пароход «Сен-Клер» поджидал туристов, в большом количестве посещающих эту страну. Нелли и её спутники сели на него и взяли себе билеты до Инверенеда, находящагося на северной оконечности озера.

Яркое солнце горело на небе, совершенно ясном, что так редко бывает в туманной Великобритании. Пассажиры «Сен-Клера» могли вдоволь любоваться тем прелестным пейзажем, который расстилался пред ними. Сидя на корме между Джемсом Старром и Гарри Нелли всем своим существом вдыхала в себя ту величественную поэзию, которая носится, как кажется, в самом воздухе прекрасной Шотландии.

Жак Риан ходил взад и вперед по палубе «Сен-Клера» и беспрестанно обращался с расспросами к инженеру, который очень охотно отвечал ему. С восторгом страстного любителя природы инженер описывал страну Роб-Роя, проходившую перед его глазами.

Сначала «Сен-Клер» шел посреди множества островков, рассыпанных в этом месте по Ломонду. На островках виднелись или пустынные долины, или дикие, скалистые ущелья.

— Заметь, Нелли, — сказал Джемс Старр, — что с каждым из этих островков точно так же, как с каждою из гор, окружающих озеро, связана какая-нибудь легенда. Можно без преувеличения сказать, что эти острова и горы дали содержание всей истории этой страны.

— Знаете, мистер Старр, — сказал Гарри, — что напоминает мне эта часть озера Ломонда?

— Что, Гарри?

— Тысячу островов озера Онтарио, с таким удивительным талантом описанного Купером. Должно-быть, и тебе моя дорогая Нелли, бросилось в глаза это сходство, так как всего лишь несколько дней тому назад я прочел тебе тот роман, в котором описано озеро Онтарио и который я считаю лучшим произведением американского писателя.

— Правда, Гарри, — отвечала молодая девушка, — тут почти то же самое, да и «Сен-Клер» пробирается меж этих островов все равно, как катер Джеспера — «Пресная Вода» по озеру Онтарио!

— Прекрасно, — заметил инженер, — это доказывает, что оба озера заслуживают того, чтобы их воспевали поэты! Я не знаю островов Онтарио, Гарри, но сомневаюсь, чтобы на них царило такое же разнообразие, как на островах Ломонда. Посмотрите на эту картину! Вот остров Муррей со своей старинной крепостью Леноксом в которой жила престарелая герцогиня Альбани после смерти своего, отца своего мужа и своих двух сыновей, обезглавленных по приказанию Иакова I. Вот остров Клар, вот Кро, вот Торр… Одни из этих островов скалисты, пустынны, лишены всякой растительности, другие, наоборот, утопают в зелени. На одних — лиственницы и березы, на других — поля, покрытые желтым и сухим вереском. Признаюсь я с трудом верю, чтобы такое же разнообразие было и на Онтарио!

— Что это за гавань?- спросила Нелли, глядя на восточный берег озера.

— Это — Бальмого, — ответил Джемс Старр. — Отсюда начинается наша горная Шотландия. Развалины, которые ты видишь Нелли не что иное, как жалкие остатки древнего женского монастыря на кладбище которого погребено не мало членов семьи Мак-Грегоров Это имя и теперь еще пользуется широкой известностью во всей этой стране.

— Известностью, приобретенною ценою крови, которую эта семья проливала и заставляла проливать! — заметил Гарри.

— Ты прав, — продолжал Джемс Старр.- Надо сознаться что военная слава и до сих пор переживает всякую другую. Эти рассказы о сражениях переходят от поколения к поколению…

— И увековечиваются в песнях, — добавил Жак Риан.

Как бы в подтверждение своих слов, славный малый пропел первый куплет старинной военной песни, воспевавшей подвиги Александра Мак-Грегора из клана Сраё, одержанные им в борьбе против сэра Гумфри Калькюгура из Лесса.

Нелли внимательно слушала, но рассказ об этих подвигах произвел на нее грустное впечатление. К чему столько крови пролито было на этих равнинах, которые молодая девушка находила неизмеримыми и на которых хватило бы места для всех.

Пароход проходил мимо небольшой гавани Лёсса. Одно мгновение Нелли могла видеть старую башню древнего замка. Потом «Сен-Клер» повернул к северу, и перед глазами туристов показался Бен Ломонд, возвышающийся почти на 3000 футов над уровнем озера.

— Чудная гора! — вскричала Нелли — Какой прелестный вид, должно быть, открывается с её веришны!

— Действительно, Нелли, — сказал Джемс Старр, — с этой вершины можно видеть добрых две трети нашей старой Каледонии. Посмотри, как гордо она выступает среди дубов, берез и лиственниц, зеленым ковром устилающих всю нижнюю часть горы! Вот там, в восточной части озера, была постоянная резиденция клана Мак-Грегоров. По этим вот пустынным ущельям, находившимся вблизи нея, не раз лилась кровь во время борьбы между приверженцами Стюартов и Ганноверской династии. Вся эта местность в звездные ночи освещается бледною луной, которая в старых песнях называется фонарем Мак-Фарлана. Еще и теперь эхо часто повторяет тут бессмертные имена Роб Роя и Мак-Грегора Кэмпбелля!

Бен Ломонд, последняя вершина Гремшэнских гор, действительно, был достоин кисти великого шотландского романиста. Джемс Старр верно заметил, что есть и более высокие горы, вершины которых покрыты вечными снегами, но зато едва ли найдется на земле другой такой поэтический уголок.

— Весь Бен Ломонд, — прибавил он, — принадлежит теперь герцогу Монтрозу! Его светлость владеет этою горой так же спокойно, как какой-нибудь лондонский житель лужайкой в своем садике.

В это время «Сен-Клер» подошел к деревне Торбету, в которой высадилось несколько нассажиров, направлявшихся в Инверари. Отсюда Бен Ломонд являлся во всей своей красе. Его бока, по которым бежали быстрые потоки, сверкали, как расплавленные серебряные пластинки.

По мере того, как «Сен-Клер» шел все дальше и дальше ммо горы, местность становилась все пустыннее и пустыннее. Кое-где понадались одинокие деревья, большею частью ивы, на ветках которых некогда вешали людей, принадлежавших к низшим слоям населения.

— Чтобы не тратить напрасно веревок, — заметил Джемс Старр.

По направлению к северу озеро суживалось. Береговые горы сближались. Пароход прошел мимо нескольких островков. Пред глазами его пассажиров промелькнули Инвереглас, Эйлад-Ну, на котором еще заметны были следы крепости, принадлежавшей Мак-Фарлану. Наконец, «Сен-Клер» остановился у Инвереледа, где наши путешественники и высадились на берег.

Заказав завтрак, Нелли и её спутники направились к бурливому потоку, который падает в озеро с довольно значительной высоты. Казалось, он создан был для того, чтобы доставлять удовольствие туристам. Через его бурные воды был перекинут постоянно дрожавший мост. Отсюда взор охватывал большую часть Ломонда.

Позавтракав, наши путешественники решили отправиться на озеро Катрайн. К их услугам было несколько очень удобных карет, с гербами рода Бридальбанов. Члены этого рода некогда доставляли дрова и воду скрывавшемуся Роб Рою.

Согласно современной моде, Гарри усадил Нелли на империале. Рядом с нею разместились и все её спутники. Великолепный кучер, в красной ливрее, взял вожжи в левую руку, и экипаж, запряженный четверкою лошадей, понесся по извилистому берегу потока.

Дорога шла в гору. Бен Ломонд с своими крутыми северными склонами находился слева от наших путников.

Местность, находящаеся между озерами Ломондом и Катрайном, представляла из себя совершенную пустыню. Дикие ущелья тянутся до самого клана Аберфойля. Это последнее имя напомнило молодой девушке ту ужасную пропасть, в которой провела она свое детство, и глубокая тоска охватила её сердце. Заметив это, Джемс Старр поспешил развлечь ее своими рассказами.

К тому же было о чем рассказать, так как здесь именно, на берегах небольшого озера Арда, произошли все важнейшие события в жизни Роб Роя. Здесь высились мрачные скалы из известняка, перемешанного с кремнеземом, который, под действием времени и атмосферного давления, превратился в настоящий цемент. Жалкие хижины, похожия на берлоги, встречались кое-где между развалившимися овчарнями. Трудно было сказать, кто жил в них: люди или дикие животные. Несколько сурков, с полинявшею шерстью, изумленно смотрели на проносившиеся мимо кареты.

— Эта местность, — сказал Джемс Старр.- в особенности может называться страною Роб Роя. Вот тут знаменитый судья Николай Джаркей, достойный сын своего отца, дьякона, был схвачен милицией графа Ленокса. На этом самом месте повис он, зацепившись своими штанами, которые, к счастью, были сделаны из прочного шотландского сукна, а не из тонкого французского камлота! Неподалеку от истоков Форса и теперь еще можно видеть то место, где герой перешел реку в брод, убегая от солдат герцога Монтроза. Ах, если бы он знал наши копи! Он мог бы укрыться там от всяких преследований. Одним словом, друзья мои, нельзя сделать и шагу в этой прославленной местности без того, чтобы не наткнуться на какое-нибудь историческое воспоминание. Эти воспоминания вдохновляли и Вальтера Скотта в то время, как он в великолепных строфах передавал содержание военной песни клана Мак-Грегоров!

— Прекрасно, мистер Старр, — возразил Жак Риан, — но если правда, что Николай Джаркей повис на своих штанах, то какой же смысл имеет наша пословица: «Большой хитрец будет тот, кто отнимет штаны у шотландца»?

— Честное слово, Жак, ты сделал справедливое замечание! — ответил, смеясь, Джемс Старр. — Вероятно, наш судья был одет тогда не по моде наших предков!

— В таком случае, он сам виноват, мистер Старр.

— Не спорю, Жак!

Экипаж катился теперь по безлесной и безводной равнине, покрытой одним лишь сухим вереском. Кое-где виднелись груды камней, напоминавшие собою пирамиды.

— Это — керны, — сказал Джемс Старр. — В былое время всякий прохожий клал камень на могилу героя, чтобы почтить этим его память. Таким образом и произошли керны. На этот обычай указывает известная поговорка: «Горе тому, кто проходит мимо керна, не положив на него камня, последнего приветствия!» Если бы сыновья сохранили веру своих отцов, то эти груды камней обратились бы теперь в холмы. Словом, все в этой стране способствует развитию поэзии в сердце горца! Впрочем, и во всех горных странах процветает поэзия. Если бы греки жили на какой-нибудь низменности, то мы не имели бы античной мифологии.

В то время, как наши путешественники вели такие разговоры, карета въехала в узкую долину, которую суеверное воображение могло бы счесть жилищем духов. Вскоре затем показалась гостиница «Стронахлакар» стоящая на берегу озера Катрайн.

У берега стоял небольшой пароход, который, естественно, носил имя «Роб Роя». Нелли и её спутники поспешили на него сесть.

Озеро Катрайн тянется на 10 миль в длину; ширина его нигде не доходит до двух миль.

— Вот оно, это озеро,- вскричал Джемс Старр, — которое справедливо сравнивают с длинным угрем! Уверяют, что оно никогда не замерзает. Не знаю, правда и это; но, во всяком случае, не должно забывать, что в былое время на нем совершила свои подвиги Озерная Фея. Я уверен, что если наш друг Жак посмотрит попристальнее, то он увидит, как по поверхности озера скользит легкая тень прекрасной Елены Дуглас!

В лодке по заливу Форс

— Почему ж бы мне я не увидать ее, мистер Старр? — заметил Жак Риан.- Разве ее труднее видеть, чем духов наших копей?

В это мгновение на корме «Роб-Роя» раздались чистые звуки волынки.

Это играл горец, одетый в национальный костюм. Звуки были просты, приятны и наивны. Можно было подумать, что национальная мелодия, которую они составляли, не была сочинена кем-либо, а просто произошла естественным путем: в ней были и дуновенье ветерка, и рокот волн, и шелест листьев… Форма припева, повторявшагося через определенные промежутки времени, была очень оригинальна. Его фраза состояла из трех тактов вх два темпа и из одного в три темпа.

Жак Риан знал эту песню шотландских озер. Под аккомпанемент волынки горца он громко пропел следующее:

"О, прекрасные шотландские озера с дремлющими водами! Никогда не забывайте, своих прелестных легенд!

"На ваших берегах постоянно встречаешь следы тех героев, которых оплакивает весь мир, тех потомков благородных отцов, которых воспел наш Вальтер Скотт! Вот башня, где феи готовили скудный ужин; вот поля, по которым бродит тень Фингала!

"Здесь темною ночью духи предаются безумному веселью; там, в тени, появляются суровые лица старых пуритан! По вечерам среди пустынных скал можно еще увидать Вэверлея, который увлекает к вашим берегам Флору Мак-Ивор!

"Здесь, без сомнения, и Озерная Фея прогуливается верхом на своей неземной лошади, и Диана прислушивается к звукам охотничьяго рога Роб Роя! Не здесь ли так недавно еще жил Фергус посреди своего клана? Не отсюда ли эхо разносило по горам его боевой клик?

"Как бы далеко от вас, поэтические озера, ни забросила нас судьба, наши глаза никогда не забудут ваших лощин, скал и гротов! О, зачем не вернетесь вы к нам вновь, былые времена. К тебе, старая Каледония, к тебе летят все наши помыслы!

«О, прекрасные шотландские озера с дремлющими водами! Никогда не забывайте своих прелестных легенд!»

Было три часа пополудни. На расстоянии полумили виднелся уже тот узкий бассейн, в который должен был войти «Роб-Рой», чтобы высадить там пассажиров, направлявшихся в Стирлинг через Камендер.

Нелли была подавлена массою новых впечатлений. «Боже мой! Боже мой!» — повторяла она всякий раз, как видела что-нибудь новое. Необходимо было дать ей несколько часов полного отдыха хотя бы для того, чтобы она могла сохранить в памяти все видения и чудеса.

В этот момент Гарри взял ее за руку, посмотрел на нее с волнением и сказал:

— Нелли, моя дорогая Нелли! Скоро мы вернемся в наше мрачное жилище! Не будешь ли ты жалеть там о том, что ты видела в эти несколько часов при дневном свете?

— Нет, Гарри, — отвечала молодая девушка.- Я буду помнить все что видела здесь, но с удовольствием возвращусь с тобою в наши горячо любимые копи.

— Нелли, — спросил Гарри голосом, в котором ясно слышалось волнение, — хочешь ли ты, чтобы священные узы соединили нас навсегда пред лицом Бога и людей? Хочешь ли стать моею женой?

— Хочу, Гарри, — ответила Нелли, глядя на него своим кротким взором. — Хочу, если ты думаешь, что я могу принести тебе счастье…

Нелли не окончила еще этой фразы, в которой заключалось все будущее Гарри, как вдруг произошло необъяснимое явление.

«Роб-Рой», несмотря на то, что находился в полумиле от берега, почувствовал неожиданный толчок. Оказалось, что пароход стал на дно озера и что машина не может сдвинуть его с места.

Каким же образом это произошло? Дело было в том, что восточная часть озера Катрайн внезапно обмелела, как будто бы под её руслом оказалась громадная трещина. Она высохла в несколько секунд, как это бывает с морским прибрежьем во время отлива. Почти вся вода её ушла в недра земли.

— Друзья мои, — вскричал Джемс Старр, как бы поняв внезапно причину этого явления.- Да сохранит Господь Новый Аберфойль!


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.