Чёрная Индия (Верн)/Глава XIV

Чёрная Индия — Глава XIV. На волосок от смерти.
автор Жюль Верн, пер. неизвестен
Оригинал: фр. Les Indes noires. — Перевод созд.: 1877. Источник: Верн, Жюль. Чёрная Индия. — Москва: «Типография т-ва И.Сытина», 1898. — 126 с.

Глава XIV.

На волосок от смерти.

Достигнув исполнения всех своих заветных желаний, семейство Симона Форда было вполне счастливо. Однако, можно было заметить, что характер Гарри день ото дня становился все более и более мрачным; молодой человек заметно «уходил в себя», как выражалась Мэдж. Жаку Риану, несмотря на всю его веселость, редко удавалось развеселить своего товарища.

Раз как-то в воскресенье (дело было в июне месяце) оба друга гуляли по берегам озера Малькольм. На земле стояла бурная погода; шел проливной дождь, и от земли поднимались теплые испарения.

В Каменноугольном городе, напротив, было совершенно тихо: ни дождя, ни ветра не было. Ничто здесь не напоминало о том, что на земле бушевали разъяренные стихии. Поэтому многие из жителей Стирлинга и его окрестностей приехали в копи чтобы погулять здесь, не страшась дождя.

Электрические фонари бросали такой яркий свет, которому могло бы позавидовать само британское солнце, которое в данную минуту заволакивали темные тучи.

Жак Риан обратил внимание своего товарища на громадное количество приезжих. Но Гарри, казалось, и не слушал того, что говорил Жак.

— Да посмотри же, Гарри! — вскричал Жак Риан. — Посмотри, как много приезжих! Ну же, товарищ, отгони свои печальные мысли, а то все эти люди с земли подумают, что мы им завидуем!

— Жак, — отвечал Гарри, — не обращай на меня внимания! Довольно того, что ты весел за двоих!

— Клянусь старым Ником, — заметил Жак Риан, — твоя меланхолия заразит, наконец, и меня! Посмотри, мои глаза и так уж темнеют, губы сжимаются, смех замирает в горле, песни исчезают из памяти!.. Скажи же, Гарри, что с тобой?

— Ты это знаешь, Жак.

— Неужели все та же мысль не дает тебе покоя?..

— Да.

— Ах, бедный Гарри!- отвечал Жак Риан, пожимая плечами.- Поверь мне; что в наших копях существуют духи, и успокойся!

— Ты прекрасно знаешь, Жак, что духи существуют лишь в твоем воображении, и что с тех пор, как начались работы, ни одного из них не видали в Новом Аберфойле.

— Пусть так, Гарри! Но если духи не показываются более, то ведь не показываются и те таинственные существа, которые, по твоему мнению, произвели все то, что и до сих пор остается для нас непонятным!

— Я отыщу их, Жак!

— Ах, Гарри, Гарри! Не легко отыскать духов Нового Аберфойля!

— Я отыщу твоих мнимых духов! — повторил Гарри тоном, который не допускал никаких сомнений в том, что молодой человек твердо решился сделать это.

— Так ты думаешь их наказать?

— Наказать и наградить, Жак. Если чья-то рука заперла нас в этой галлерее, то ведь я не забываю, что чья-то другая помогла нам! Да, я этого не забываю!

— Эх, Гарри, — сказал Жак Риан, — почему ты так уверен, что обе эти руки принадлежат не одному и тому же телу?

— Почему, Жак? Да с чего ты взял, что нас и заперло и спасло одно и то же существо?

— Видишь ли, Гарри… феи… или те существа, которые живут в наших копях, созданы не так, как мы!

— Они созданы, как мы, Жак!

— Да нет же, Гарри… нет!.. С тому же, почему не предположить, что в Новый Аберфойль забрался какой-нибудь идиот…

— Идиот!- воскликнул Гарри.- Идиот действует так последовательно! Идиот — тот злодей, который не переставал всячески вредить нам с той самой минуты, как сжег лестницы шахты Яроу!

— Ты забываешь, Гарри, что вот уже три года, как он не причинил ни малейшего зла ни тебе ни твоим родным!

— Это ничего не значит, Жак, — отвечал Гарри.- У меня есть предчувствие, что этот злодей не отказался еще от своих планов. Я не могу тебе сказать, почему я так думаю. Но в интересах новых копей я хочу знать, кто он и где он скрывается.

— В интересах новых копей?..- переспросил Жак Риан, несколько изумленный.

— Да, Жак, — отвечал Гарри. — Может-быть, я и ошибаюсь, но мне кажется, что все желания этого злодея как раз противоположны нашим. Впрочем, едва ли я ошибаюсь, так как я долго думал об этом. Припомни всю эту цепь тех необъяснимых явлений, которые так логически связаны друг с другом. Это анонимное письмо, противоречившее письму моего отца, доказывает, что кто-то знал наши планы и захотел помешать их осуществлевнию. Мистер Старр приехал к нам в копь Дошар. Едва лишь я ввел его туда, как на нас падает огромный камень; вслед за тем были сожжены лестницы шахты Яроу, и, таким образом, нам было отрезано всякое сообщение с поверхностью земли. Мы начинаем наше изследование. Опыт, который должен доказать существование новых залежей, становится невозможным, вследствие того, что щели в стене замазаны. Несмотря на то, нам удается отыскать новые копи. Мы возвращаемся к себе в коттедж, как вдруг в воздухе проносится как бы порывистый ветер; лампа падает у меня из рук и разбивается. Нас окружает непроницаемая тьма. Однако, мы достигаем конца галлереи и, все-таки… не можем из неё выйти. Отверстие, чрез которое мы вошли, было заделано. Мы были заперты. Неужели, Жак, ты не видишь во всем этом преступную руку? Да, в наших копях скрывается какое-то неизвестное существо, в котором, однако, нет ничего сверхъестественного, хотя ты и настаиваешь на этом. Неизвестный почему-то старался преградить нам доступ в Новый Аберфойль, а сам был в нем!.. Какое-то предчувствие говорит мне, что он здесь еще и теперь, и, может-быть, он готовит нам какой-нибудь страшный удар! Вот почему, Жак, я должен отыскать его, хотя бы мне и пришлось поплатиться за это своей жизнью!..

Гарри говорил с таким убеждением, которое произвело сильное впечатление на его товарища.

Жак Риан прекрасно понимал, что Гарри был прав, по крайней мере, по отношению к прошлому. Факты говорили сами за себя, какова бы ни была их причина.

Однако, добрый малый полагал, что все эти явления могут быть объяснены и с его точки зрения. Но, понимая, что Гарри ни в каком случае не поверит, чтобы тут вмешался какой-либо дух, он обратил внимание своего товарища лишь на то обстоятельство, которое казалось ему несовместимым с теми злобными чувствами, которые неизвестный питал по отношению к семейству Фордов.

— Хорошо, Гарри, — сказал он, — я согласен с тобою в некоторых пунктах, но не согласишься ли и ты, что какой-нибудь благодетельный дух приносил вам хлеба и воды и, таким образом, спас вас…

— Жак, — перебил его Гарри, — благодетельное существо, которое ты считаешь сверхъестественным, на самом деле, так же реально, как и тот злодей. Я отыщу их обоих, хотя бы для этого мне пришлось осмотреть самые мрачные бездны наших копей.

— Но есть у тебя какия-нибудь указания, которыми ты мог бы руководствоваться во время твоих поисков? — спросил Жак Риан.

— Может-быть, есть, — отвечал Гарри. — Выслушай меня внимательно. В пяти милях к западу от Нового Аберфойля, как раз в той части копей, над которой расстилается на земле озеро Ломонд, находится естественная шахта, которая идет в самые недра земли. Неделю тому назад я захотел измерить её глубину. Делая это, я наклонился над отверстием шахты, и мне показалось, что внутри раздавались как бы взмахи чьих-то крыльев.

— Вероятно, какая-нибудь птица забралась в нижния галлереи копи, — заметил Жак.

— Вовсе нет, Жак, — возразил Гарри. — Сегодня утром я вернулся к этой шахте, внимательно прислушался, и услышал чьи-то стоны…

— Стоны!- вскричал Жак. — Ты ошибся, Гарри! Вероятно, это шумел ветер… а может-быть, дух…

— Завтра, Жак, — перебил Гарри, — я узнаю это.

— Завтра?- спросил Жак, посмотрев прямо в глаза своему товарищу.

— Да! Завтра я спущусь в эту шахту.

— Гарри, это значит искушать Бога!

— Нет, Жак! Я буду молиться Ему, чтобы Он помог мне. Завтра мы оба отправимся к этой шахте и захватим с собой некоторых из наших товарищей. Я возьму длинную веревку, одним концом которой обвяжу себя вокруг тела, а другой будет у вас. Вы спустите меня в шахту, а потом, по данному знаку, вытащите меня из нея. Могу я рассчитывать на тебя, Жак?

— Гарри, — отвечал Жак Риан, покачивая головой, — я сделаю все, что хочешь, и, однако, повторяю тебе: ты рискуешь своей жизнию напрасно.

— Лучше подвергнуться самой страшной опасноcти, чем потом горевать, что не сделал того, что следовало бы сделать, — сказал Гарри решительным тоном.- Итак, завтра утром, в 6 часов, и больше ни слова об этом! Прощай, Жак!

Чтобы прекратить разговор с товарищем, который, вероятно, продолжал бы свои возражения, Гари оставил Жака и вернулся в коттедж.

Однако, нужно сознаться, что опасения Жака не были совершенно уж неосновательны. Если у Гарри был какой-либо личный враг и если этот враг находился на дне той шахты, в которую молодой углекоп хотел спуститься, то ясно, что Гарри подвергался страшной опасности. Но действительно ли существовал этот враг?

«К тому же, — говорил себе Жак Риан, — зачем тратить столько усилий для того, чтобы объяснить естественным путем все те явления, которые так легко объясняются, если допустить вмешательство духов копей?»

Как бы там ни было, на другой день Жак Риан и трое других углекопов отправились вместе с Гарри к отверстию подозрительной шахты.

Гарри ничего не сказал о своем предприятии ни Джемсу Старру, ни своему отцу. Жак Риан тоже постарался сохранить все в тайне. Углекопы, видевшие, как они отправились в путь, подумали, что они хотят изследовать какой-нибудь слой угля.

Гарри взял с собою веревку, длиною в 200 футов. Эта веревка была не толстая, но прочная. Выбирая ее, Гарри заботился лишь о том, чтобы она могла выдержать тяжесть его тела в том случае, если бы его руки почему-либо не могли ему служить во время спуска или подъема. Его товарищи должны были спустить его в шахту и вытащить из нея. Они условились с ним, что если он тряхнет веревкой, то они должны будут вытаскивать его из шахты.

Шахта была довольно широка: у своего отверстия она имела в диаметре 12 футов. Молодые люди положили поперек её отверстия бревно, так что веревка, скользя по этому бревну, должна была все время держаться в центре шахты. Эта предосторожность была необходима для того, чтобы Гарри во время спуска не ударился о стену.

Гарри приготовился.

— Итак, ты непременно хочешь осмотреть эту шахту?- спросил его потихоньку Жак Риан.

— Да, Жак, — отвечал Гарри.

Сначала Гарри опоясался веревкой около поясницы, потом он подвязал ее под мышками; таким образом, тело его не могло раскачиваться ни во время спуска, ни во время подъема.

Руки Гарри остались свободными. У пояса он привесил предохранительную лампу и широкий шотландский нож.

Гарри стал посреди бревна, вокруг которого была обмотана веревка.

Потом он стал медленно спускаться в шахту. Так как веревка слегка крутилась, то свет лампы падал попеременно на каждую из стен шахты, и, таким образом, Гарри мог осмотреть их очень внимательно.

Стены были из шифера. Оне были довольно гладки, и по ним невозможно было взобраться наверх.

Гарри рассчитал, что он проходит никак не более одного фута в секунду, т. е. спускается довольно медленно. Поэтому он прекрасно видел все окружающее, и это давало ему возможность, подготовиться ко всякой встрече.

Прошло две минуты. Гарри находился на расстоянии 120 футов от того места, с которого спустился, а ничего особенного еще не случилось. Боковых галлерей не было в стенах шахты, которая книзу суживалась в виде воронки. Но Гарри начинал чувствовать, что воздух свежеет, из чего он заключил, что дно шахты сообщается с каким-нибудь проходом.

Веревка все опускалась и опускалась. Тьма вокруг была непроницаемая. Вместе с тем была глубокая тишина. Если в этой таинственной и мрачной бездне обитало какое-нибудь живое существо, то, вероятно, его сейчас не было. Во всяком случае, ничто не обличало его присутствия.

По мере приближения к низу, Гарри становился осторожнее. Он взял нож в правую руку.

На глубине 180 футов Гарри почувствовал, что он достиг дна: веревка ослабла и не спускалась больше. Гарри перевел дух. Он все время боялся, что веревка во время его спуска будет перерезана, но этого, к счастью, не случилось. Кроме того, он не заметил в стенах шахты ни одного углубления, в котором могло бы скрываться какое-нибудь существо. Дно шахты было очень узкое.

Гарри отвязал лампу от пояса и при её свете осмотрел дно. Он не ошибся в своем предположении.

Действительно, сбоку шел узенький проход, по которому можно было двигаться лишь ползком.

Гарри захотелось узнать, в каком направлении идет этот проход и не ведет ли он в какую-нибудь пропасть.

Он стал на колени и пополз, но тотчас же наткнулся на препятствие.

Повидимому, чье-то тело загораживало проход.

Чувство отвращения заставило сначала Гарри отойти немного назад, но потом он снова вернулся.

Он не ошибся: действительно, какое-то тело лежало в проходе. Ощупав его, Гарри заметил, что оно было еще теплое; следовательно, это был не труп.

Не раздумывая долго, Гарри взял это тело, отнес его на дно шахты и осветил своею лампой.

— Ребенок! — вскричал он в удивлении.

Ребенок, найденный в этой бездне, еще дышал; но дыхание его было так слабо, что Гарри каждую минуту ожидал, что оно прервется. Следовало, не теряя ни одного мгновения, вытащить бедное дитя из шахты, отнести его в коттедж, и отдать на попечение Мэдж.

Забыв все остальное, Гарри поправил веревку у пояса, повесил лампу на прежнее место, в левую руку взял ребенка, а правую оставил свободною и вооруженною. Затем он подал условленный знак, чтобы веревку потянули к верху.

Веревка вытянулась, и медленно начался подъем.

Гарри смотрел вокруг с удвоенным вниманием. Теперь он не один подвергался опасности.

Первую минуту все шло прекрасно; как вдруг воздух в глубине шахты заколебался, как бы от сильного ветра. Гарри посмотрел вниз и различил в полутьме какую-то массу, которая быстро поднялась кверху и задела его мимоходом.

Это была огромная птица, породы которой он не мог определить и которая широко размахивала крыльями.

Взлетев, чудовищное пернатое остановилось на мгновенье, потом с ожесточением набросилось на Гарри.

Только правою рукой Гарри мог защищаться от страшного клюва птицы.

Он боялся, главным образом, за ребенка. Но птица нападала не на ребенка, а на него. Благодаря тому, что веревка крутилась, он не мог нанести ей смертельного удара.

Итак, борьба продолжалась. Гарри стал кричать- изо всех сил, в надежде, что его услышат сверху.

Так, повидимому, и случилось, потому что веревка пошла после этого кверху быстрее.

Оставалось пройти еще футов 80. Птица стала нападать все с большей и большей яростью, и Гарри удалось ранить ее в крыло, тогда птица с криком исчезла в бездне.

Но и теперь опасность не миновала. Дело в том, что Гарри, защищаясь своим ножом от птицы, в одном месте надрезал над собою веревку.

Веревка не могла теперь сдержать той тяжести, которая на ней висела, и все больше и больше разрывалась в надрезанном месте

Волосы Гарри стали дыбом, и он испустил крик отчаяния.

Гарри выпустил нож, употребил нечеловеческое усилие и в тот самый момент, как веревка готова была оборваться, он своею правой рукою схватился за нее повыше того места, где был надрез. Но, несмотря на железную силу своей руки, он чувствовал, что веревка мало-по-малу скользит у него меж пальцев.

Конечно он мог бы ухватиться за нее обеими руками, пожертвовав ребенком, которого он держал в левой руке… Но он даже и не подумал об этом.

Тем временем Жак Риан и его товарищи, обеспокоенные криками Гарри, тянули веревку изо всех сил.

Тем не менее Гарри не надеялся добраться до отверстия шахты. Его лицо покрылось холодным потом. На мгновенье он закрыл глаза, ожидая, что вот-вот он упадет в бездну, потом он опять открыл их.

Но в тот самый момент, как он готовился выпустить из рук веревку, которую держал уже за самый конец, для него пришло спасение. Его вытащили и положили на землю вместе с ребенком.

После нечеловеческих усилий, которые употребил Гарри, он пришел в совершенное изнеможение и без памяти упал на руки своих товарищей.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.