Чёрная Индия (Верн)/Глава XI

Чёрная Индия — Глава XI. Огненные феи.
автор Жюль Верн, пер. неизвестен
Оригинал: фр. Les Indes noires. — Перевод созд.: 1877. Источник: Верн, Жюль. Чёрная Индия. — Москва: «Типография т-ва И.Сытина», 1898. — 126 с.

Глава XI.

Огненные феи.

Через неделю после этих событий друзья Джемса Старра были в сильном беспокойстве. Инженер исчез, и никто не знал причин этого исчезновения. Из расспросов его слуги выяснилось, что он отправился на Грантонскую пристань, капитан «Принца Уэльсскаго» сообщил, что он высадил его в Стирлинге… Дальше все следы Джемса Старра терялись. Он никому не сообщил о своем отъезде в копи Аберфойля, потому что Симон Форд в своем письме просм его об этом.

Итак, в Эдинбурге всех интересовал вопрос о непонятном отсутствии инженера. Сэр В. Элъфинстон, президент «Королевского Института», предъявил членам этого учреждения письмо, в котором Джемс Старр извинялся, что не может присутствовать на ближайшем заседании общества. Двое или трое других членов представили подобные же письма. Но если эти документы доказывали, что Джемс Старр оставил Эдинбург, — что, впрочем, было уже известно, — то все же никто не мог сказать, куда он уехал. Кроме того, отсутствие инженера так противоречило всем его привычкам, что сначала оно всех изумило, а потом начало не на шутку тревожить.

Никто из друзей инженера не мог и предполагать, чтобы ои отправился в копи Аберфойля. Все знали, что он не хотел и видеть той местности, где он прежде работал. Он ни разу не был там с тех пор, как последний кусок угля был увезен оттуда. Однако, некоторые из друзей инженера, узнав, что он сошел с парохода в Стирлинге, направили сначала свои поиски именно в эту сторону.

Поиски не привели ни к чему. Никто из окрестных жителей не видал инженера. Один Жак Риан, который встретил его и Гарри в шахте Яроу, мог бы удовлетворить всеобщее любопытство, но веселый малый как известно, работал на ферме Мельроз, находившейся в 40 милях от Аберфойля, и нисколько не подозревал, что исчезновение Джемса Старра вызывает тревогу. Итак, через неделю после своего визита в коттедж Жак Риан — попрежнему продолжал бы распевать свои песни в Ирвинском клане, если бы у него тоже, в свою очередь, не было причин беспокоиться, — причин, о которых читатель скоро узнает.

Джемс Старр пользовался очень большой популярностью не только в Эдинбурге, но и во всей Шотландии, и факт его исчезновения не мог не возбудить всеобщего внимания. Лорд-наместник, первое лицо в Эдинбурге, судьи и советники, большинство которых было друзьями инженера, усердно принялись за поиски. Повсюду были разосланы полицейские агенты, но все это не повело ни к каким результатам.

Тогда поместили в важнейших газетах Соединенных Королевствь заметку, относившуюся к инженеру Джемсу Старру. В заметке сообщались его приметы и точно указывалось, когда именно он оставил Эдинбург. Теперь оставалось лишь ждать, что-то будет. Все были в большой тревоге. Ученый мир Англии уже склонялся к мысли о том, тго один из наиболее выдающихся его членов исчез навсегда.

В это же время личность Гарри служила предметом не меньших беспокойств, чем личность Джемса Старра. Разница была лишь, в том, что судьба инженера волновала все общественное мнение страны, а о судьбе сына старого углекопа беспокоился и тревожился один только друг его Жак Риан.

Читатель помнить, что, встретившись с Гарри в шахте Яроу, Жак Риан пригласил его прийти через неделю на праздник ирвинского клана. Гарри принял приглашение и обещал присутствовать на празднике. Жак Риань прекрасно знал, что его товарищ всегда держал свое слово. Он знал, что сын углекопа исполнял всякое свое обещание.

На празднике в Ирвине не было недостатка ни в песнях, ни в танцах, ни в удовольствиях всякого рода, одним словом — ни в чем. Там не было одного лишь Гарри Форда.

Жак Риан сначала был очень сердит на своего друга, потому что его отсутствие вызвало у него дурное расположение духа. Ему даже изменила память в то время, как он пел одну из своих песен, и он, может-быть, в первый раз в жизни запнулся, а эта песня обыкновенно вызывала дружные аплодисменты присутствующих.

Нужно заметить, что объявление о Джемсе Старре, помещенное в газетах, не попало еще на глаза Жаку Риану. Этот славный малый беспокоился пока лишь о Гарри, утешая себя, впрочем, тем, что, вероятно, какое-нибудь важное обстоятельство помешало его товарищу стржать. свое обещание. Во всяком случае, Жак Риан предполагал на другой же день после праздника в Ирвине отправиться по железной дороге в Глэсго, а оттуда в копь Дошар, и он это сделал бы, если бы его не задержало одно происшествие, которое чуть не стоило ему жизни.

Это происшествие случилось в ночь на 12-е декабря. Надо сознаться, что оно принадлежало к разряду тех, который могут у всех суеверных людей, — а их было не мало на ферме Мельроз! — укрепить веру в сверхъестественное.

Ирвин — маленький приморский город, в графстве Ранфрэ, насчитывающий до 7000 жителей. Он расположен на одном из крутых изгибов шотландского берега, почти у входа в залив Клейд. Его гавань, достаточно защищенная от ветра, освещена ярким огнем, который указывает, где можно пристать к берегу, так что опытный моряк не ошибется на этот счет. Поэтому здесь редко бывают кораблекрушения, и каботажные суда, направляющиеся в Глэсго или в самый Ирвин, безопасно могут маневрировать здесь даже в самые темные ночи.

Если у города есть исторической прошлое, или его замок принадлежал некогда Роберту Стюарту, то, конечно, в нем должны быть какия-нибудь — древния полуразрушенные здания.

Произошёл небольшой взрыв

В Шотландии все такие здания посещаются духами. Так по крайней мере, думают сами шотландцы.

Самым древним остатком старины в этой местности был замок Роберта Стюарта, носивший имя Дендональд-Кэстля.

В эту эпоху замок Дендональд, служивший приютом для всех духов околодка, был оставлен совершенно на произвол судьбы. Редко кто заходил на ту высокую скалу, которая находилась милях в двух от города и на верху которой стоял старый замок. Разве только иностранцы изредка посещали еще эти старые исторические развалины, но из жителей Ирвина никто не решался на это, потому что в окрестностях ходило много рассказов о каких-то «огненных феях», которые живут в старом замке.

Этих фантастических фей многие из наиболее суеверных жителей Ирвина видели своими собственными глазами. Видел их, конечно, и Жак Риан.

Дело в том, что по временам показывалось пламя то на одной из полуразрушенных стен, то на вершине башни, возвышавшейся над развалинами Дендональд-Кэстля.

Походило ли это пламя на человека, и можно ли было счесть его за «огненную фею», по примеру суеверных шотландцев? Все суеверные умы утвердительно ответили бы на этот вопрос; но если бы наука занялась им, то она, несомненно, объяснила бы это явление вполне естественным путем.

Как бы там ни было, во всем околодке утвердилось мнение, что «огненные феи» посещают развалины старого замка и часто устраивают там свои пиршества, выбирая для этого самые темные ночи. Жак Риан, несмотря на всю свою смелость, не решился бы под аккомпанемент их музыки играть на своей волынке.

— С них достаточно старого Ника, — говорил он, — а Ник во мне не нуждается для усиления своего адского оркестра!

Конечно, это странное явление служило по вечерам неистощимым материалом для разговоров. Один Жак Риан владел целым репертуаром легенд об огненных феях и охотно делился своими сведениями с внимательными слушателями.

На празднике Ирвинского клана было выпито много эля и виски. Наступил вечер, и Жак Риан к большому удовольствию и, может быть, к еще большему ужасу своих слушателей принялся за свою излюбленную тему об огненных феях.

Общество собралось на обширном гумне фермы Мельроз, находившемся вблизи морского берега. Средину гумна занимала жаровня, в которой пылал веселый огонек.

На дворе стояла ужасная погода. Черные тучи нависли над волнами, которые яростно бушевали. Тьма была непроницаемая; земля, небо и вода сливались в одну темную массу. В такую бурную погоду кораблям опасно приближаться к берегу.

Маленькая гавань Ирвина редко посещалась большими судами. Парусные коммерческие суда и пароходы приставали обыкновенно к берегу в заливе Клейд.

Однако, в этот вечер запоздалый рыбак мог бы не без удивления заметить, что какой-то корабль направляется к берегу. Если бы темный вечер внезапно сменился ярким днем, то каждый не с удивлением, а уж с ужасом увидал бы, что корабль летит сюда на всех парусах. Действительно, было от чего прийти в ужас: не попав в залив, что было весьма возможно при такой буре, корабль неминуемо должен был бы разбиться об ужасные береговые скалы. Но корабль все несся и несся вперед. Что-то с ним будет?

Жак Риан доканчивал свою последнюю историю. Его слушатели, перенесенные в мир привидений, пришли в такое состояние, в котором человек легко верит во все сверхъестественное.

Вдруг снаружи раздались громкие крики.

Жак Риан тотчас же прервал свой рассказ, и все поспешили уйти с гумна, чтобы узнать, что это такое.

Была темная ночь. Шел сильный дождь и дул ужасный ветер.

Двое или трое рыбаков, укрывшись от вихря за скалою, громко кричали.

Жак Риан и его товарищи подбежали к ним.

Но их крики относились не к тем, кто был на ферме, а к экипажу корабля, который, сам того не зная, шел на верную гибель.

Действительно, в некотором расстоянии от берега двигалась какая-то темная масса. Это был корабль, как это легко было узнать по его огням; на фок-мачте его горел белый огонь, на правом борте — зеленый, а на левом — красный. Так как все эти огни были видны с берега, то было ясно, что корабль направляется к берегу.

— Гибнет корабль?- спросил Жак Риан.

— Да, — отвечал один из рыбаков. — Теперь ему не избежать гибели, если бы даже он захотел итти в другом направлении!

— Сигналы, сигналы! — вскричал один из шотландцев.

— Какие? — спросил рыбак. — В такой вихрь не удержишь в руке зажженого факела!

Рыбаки снова закричали. Но разве можно было услышать их крик в такую бурю? Гибель судна была неизбежна.

— Зачем они так маневрируют? — вскричал какой-то матрос.

— На мель, что ли, хотят они сесть? — пробормотал другой.

— Должно-быть, капитан ничего не знает об огнях в Ирвинской гавани?- спросил Жак Риан.

— Должно-быть, — отвечал один из рыбаков. — Впрочем, может-быть, его ввело что-либо в заблуждение…

Рыбак не кончил еще своей фразы, как Жак Риан испустил ужасный крик. Услышал ли его экипаж судна? Во всяком случае, теперь было уж поздно, и корабль все равно не мог бы избежать гибели.

Но Жак Риан кричал вовсе не для того, чтобы предупредить корабль о грозившей ему онаспости. Жак Риан стоял спиною к морю. Его товарищи, как и он, смотрели теперь не на море.

Они смотрели на замок Дендональд. На верхушке старой башни замка развевался длинный огненный язык, колебавшийся во все стороны от ветра.

— Огненная фея! — закричали в ужасе все эти суеверные шотландцы.

Откровенно говоря, нужно было обладать большим воображением, чтобы увидать в этом пламени сходство с человеческою фигурой. Развеваясь по ветру, оно то совсем отлетало от башни, то снова прикасалось к ней своим синеватым краем.

— Огненная фея! Огненная фея! — кричали в ужасе крестьяне. Все теперь объяснилось. Было очевидно, что корабль сбился с пути посреди тумана и принял теперь это пламя, горевшее на верху замка Дендональд, за огни в Ирвинской гавани. Капитан думал, что его корабль находится у входа в залив, а на самом деле, он летел на ужасные скалы.

Каким бы образом его спасти, если еще не поздно? Может-быт, следовало бы пойти в старый замок и постараться потушить этот огонь для того, чтобы его нельзя было более смешивать с маяком, и без сомнения; это нужно было сделать сейчас же; но кто из из этих шотландцев отважился бы поднять руку на огненную фею? Может-быть, Жан Риан, потому что в нем было много мужества, и его суеверие не удержало бы его от этого смелаго шага.

Но было слишком поздно. Посреди бушующей стихии раздался страшный треск.

Огни на корабле потухли. Он накренился на бок и разбился о береговые скалы.

В то же самое время по странному стечению обстоятельств, пламя на вершине замка тоже потухло. Море, небо и берег тотчас же погрузились в непроницаемую тьму.

— Огненная фея! — в последний раз закричал Жак Риан, когда это явление, казавшееся сверхъестественным — и ему и его товарищам, вдруг исчезло.

Но тогда к этим суеверным шотландцам вернулось все их мужество, которого они лишились было в виду призрачной опасности. Теперь им предстояла действительная опасность, так как нужно же было постараться спасти своих ближних. Их не остановила разбушевавшаеся стихия. Эти люди, столь же мужественные, как и суеверные, бросились на помощь к потерпевшим кораблекрушение.

К счастью, им удалось достигнуть цели, — хотя некоторые из них, в том числе и отважный Жак Риан, сильно поранили себя о скалы. Зато капитан корабля и 8 матросов были спасены.

Этот корабль был норвежский бриг «Мотала», нагруженный дровами и направлявшийся в Глэсго.

Как и следовало ожидать, капитан был обманут пламенем, горевшим на башне замка Дендональд, и наскочил на мель, вместо того, чтобы войти в залив Клейд.

Теперь от «Моталы» оставались лишь жалкие обломки, которые буря все еще продолжала разбивать о скалы.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.