Чёрная Индия (Верн)/Глава X

Чёрная Индия — Глава X. Туда и оттуда.
автор Жюль Верн, пер. неизвестен
Оригинал: фр. Les Indes noires. — Перевод созд.: 1877. Источник: Верн, Жюль. Чёрная Индия. — Москва: «Типография т-ва И.Сытина», 1898. — 126 с.

Глава X.

Туда и оттуда.

Услышав голос Гарри, Джемс Старр, Мэдж и Симом Форд поспешили войти в узкое отверстие, которое было только что пробито и которое соединило теперь копь Дошар с новыми рудниками.

Войдя в него, они очутились у входа в довольно широкую галлерею. Можно было подумать, что она сделана рукою человека, что кирка и лом пробили ее для добывания угля. Наши изследователи должны были спросить себя, уж не попали ли они, по странной игре случая, в какую-нибудь старинную копь, о существовании которой забыли самые старые углекопы графства.

Нет! просто геологические наслоения, так сказать, пощадили эту галлерею в эпоху, когда происходило образование земляных слоев вторичной формации. Может-быть, некогда тут и пробегал какой-нибудь поток, но теперь эта галлерея была так же суха, как если бы она находилась еще несколькими тысячами футов ниже, т. е. в гранитных скалах. В то же время воздуха было здесь вполне достаточно; очевидно, атмосферный воздух проникал сюда чрез какие-нибудь естественные вентиляторы.

Это последнее мнение было высказано инженером, и оно было справедливо. Что касается до болотного газа, который недавно выделялся чрез шифер стены, то, повидимому, он был здесь лишь в незначительном количестве, которое теперь все уже вышло. Так можно было думать потому, что его присутствие в воздухе галлереи было совершенно незаметно. Однако, из предосторожности Гарри захватил с собою предохранительную лампу, которая могла гореть целых 12 часов.

Джемс Старр и его товарищи ощущали безграничную радость. Все их желания были удовлетворены. Всюду около них был один лишь уголь. Некоторое волнение делало их молчаливыми. Сам Симон Форд был сдержан. Его радость выражалась не длинными фразами, но отрывистыми восклицаниями.

Может-быть, они поступали неблагоразумно, идя все дальше и дальше по этому подземелью. Ба! Они и не думали о возвращении. Галлерея шла почти совсем без извилин. На их пути не было никаких расселин, никаких вредных испарений, и целый час Джемс Старр, Мэдж, Гарри и Симон Форд шли таким образом, не зная в точности, куда приведет их этот неизвестный тоннель.

И, несомненно, они зашли бы еще дальше, если бы, наконец, дошли до самого конца той широкой дороги, по которой они шли все время.

Галлерея привела их к огромной пещере, ни высоты, ни длины которой они определить не могли. Окружавшая тьма не давала им разглядеть, на какой высоте висели своды этой пещеры и на каком расстоянии находилась противоположная стена. При свете лампы изследователи могли только разобрать, что дно пещеры занято было обширным водным пространством, большим прудом или озером, живописные берега которого, усеянные высокими скалами, терялись во мраке.

— Стойте! — вскричал Симон Форд, внезапно останавливаясь. Ни шагу дальше, а то мы попадем в какую-нибудь пропасть!

— Так отдохнем немного, друзья мои!- отвечал инженер.- К тому же нужно подумать и о возвращении в коттедж.

— Наша лампа будет гореть еще целых 10 часов, мистер Старр! — сказал Гарри.

— Вот и отдохнем немножко, — заметил Джемс Старр.- Признаюсь, моим ногам это необходимо! А вы, Мэдж, не чувствуете усталости от такой долгой ходьбы?

— Не очень, мистер Джемс! — отвечала шотландка. — В старых копях Аберфойля мы, бывало, ходили так по целым дням.

— Ба! — добавил Симон Форд. — Если понадобится, так Мэдж пройдет вдесятеро больше! Ну, что, мистер Джемс, не стоило мне вас беспокоить? Посмейте только сказать, что не стоило!

— Эх, мой старый товарищ, давно уж не ощущал я такой радости, — отвечал инженер. — Мы лишь немного осмотрели эти удивительные копи и, тем не менее, можем сказать, что оне простираются на огромное пространство, по крайней мере, в длину.

— И в ширину и в глубину тоже! — возразил Симон Форд.

— Ну, это мы узнаем лишь после.

— А я, — я знаю это сейчас! Уж поверьте моему инстинкту старого углекопа. Он меня еще ни разу не обманывал!

— Верю, верю, Симон, — отвечал инженер с улыбкой.- Я думаю, что эксплоатация этих залежей продлится целые века!

— Века!- закричал Симон Форд. — Конечно, мистер Джемс! Пройдет более 1000 лет прежде, чем последний кусок угля будет вывезен из наших новых копей!

— Дай Бог! — отвечал Джемс Старр. — Что касается до качества угля…

— Уголь здесь превосходный, мистер Джемс, превосходный! перебил Симон Форд. — Посмотрите сами!

С этими словами он своею киркой выломал из стены кусок угля.

— Посмотрите, посмотрите! — повторял он, поднося этот кусок к своей лампе. — Его поверхность блестит. Да, уголь у нас будет жирный и богатый смолистыми веществами. А как хорошо он ломается на куски: почти без пыли! Ах, мистер Джемс! Двадцать лет тому назад эти залежи составили бы опасную конкуренцию Кардифу! Ну, да и теперь новый уголь быстро пойдет в ход, и его дорого будут продавал!

— В самом деле, — заметила Мэдж, взяв в руки кусок угля и осмотрев его с видом знатока, — это уголь хорошего качества. Возьми его, Симон, с собой в коттедж! Я хочу, чтобы этот первый кусок нового угля сгорел под нашим котлом!

— Вот это хорошая речь, жена! — отвечал старый углекоп. Ты увидишь, что я не ошибся.

— Мистер Старр,- спросил тут Гарри, — Вы не знаете, куда ведет эта длинная галлерея, по которой мы все время шли?

— Нет, мои милый! — отвечал инженер. — С компасом я, может-быть мог бы еще определить её направление. Но без компаса я все равно, как моряк в открытом море и при густом тумане, когда даже по солнцу он не может определить, где он находится.

— Несомненно, мистер Джемс, — заметил Симон Форд.- Но я просил бы вас не сравнивать нашего положения с положением моряка, у которого постоянно и повсюду бездна под ногами. Мы здесь на твердой земле и не боимся потонуть!

— Я не хотел огорчать вас, Симон, — отвечал Джемс Старр.- Я далек был от мысли унижать новые копи Аберфойля неверным сравнением. Я хотел только сказать, что мы не знаем, где находимся.

— Мы находимся под почвой графства Стирлинг, мистер Джемс,- сказал Симон Форд.- Я утверждаю это как…

— Слушайте!- сказал Гарри, перебив старого углекопа.

Все, как и молодой человек, насторожили слух. Гарри обладал острым слухом и прежде всех услышал какой-то глухой гул, похожий на отдаленный рокот волн. То же услышали Джемс Старр, Симон и Мэдж. Вверху над ним раздавались какие-то раскаты, и ясно было слышно, как звук то усиливался, то ослаблялся.

Все четверо несколько минут внимательно прислушивались, не говоря ни слова.

Потом вдруг Симон Форд закричал:

— Э!.. Уж не катятся ли там вагончики по рельсам Нового Аберфойля?

— Мне кажется, отец, — сказал Гарри, — что этот шум напоминает скорее плеск волн, разбивающихся о берег.

— Однако, над нами не море же?! — вскричал старый углекоп.

— Конечно, нет — отвечал инженер. — Но очень возможно, что мы находимся сейчас как раз под озером Катрайн.

— Значит, земляные пласты, находящиеся вверху над этой пещерой, не очень большой толщины, если шум воды слышен так ясно?

— Несомненно, — отвечал Джемс Старр, — и вот почему эта пещера должна быть громадной высоты.

— Вы правы, мистер Старр, — сказал Гарри.

— К тому же на земле сейчас дурная погода, — продолжал Джемс Старр, — и весьма возможно, что вода в озере разбушевалась так же, как в заливе Форс.

— Э, да какое нам дело до всего этого?! — сказал Симон Форд. — Наши залежи не станут хуже от того, что над ними находится озеро. Если бы нам пришлось заводить копи на дне или даже под дном Северного канала, то и тут я не вижу ничего дурного.

— Прекрасно, Симон! — вскричал инженер, который не мог удержаться от улыбки при виде энтузиазма старого углекопа. — Доведем наши траншеи до самого моря! Просверлим дно Атлантического океана! Проведем под ним дорогу к нашим братьям в Америке и проникнем к самому центру земного шара, если это окажется нужным, и унесем оттуда последние куски угля!

— Вы смеетесь, мистер Джемс? — спросил Симон Форд несколько обиженным тоном.

— Я… смеюсь! Да нет же, Симон! Но вы заразили меня своим восторгом, и я начинаю фантазировать! Теперь вернемся к действительности, которая тоже прекрасна. Оставим здесь наши кирки, чтобы не брать их с собою в другой раз, и пойдемте назад в коттедж!

В настоящее время ничего другого не оставалось и делать. Впоследствии инженер должен был снова прийти в Новый Аберфойль, чтобы произнести здесь необходимые изыскания; при этом он должен был привести с собою несколько десятков углекопов и захватить все необходимые инструменты. Но теперь следовало возвратиться в копь Дошар. Дорога туда не представляла никаких затруднений. Галлерея почти прямо шла к отверстию, пробитому динамитом. Следовательно, заблудиться было нельзя.

В тот момент, как Джемс Старр повернулся уже, чтобы итти назад, Симон Форд остановил его.

— Мистер Джемс, — сказал он ему, — видите вы эту огромную пещеру, это подземное озеро, этот песчаный берег?.. Видите?.. Так вот сюда хочу я перенести свое жилище, здесь я построю себе новый коттедж и, если несколько товарищей пожелают последовать моему примеру, то не пройдет и года, как под почвой старой Англии окажется одним селом больше!

Джемс Старр улыбаясь одобрил проект Симона Форда и пожал руку старому углекопу; потом они все четверо двинулись в обратный путь.

Первую милю они прошли без всяких приключений. Гарри шел впереди, держа лампу над головой. Он шел все время по главной галлерее и, хотя по обеим сторонам её находилась масса узких тоннелей, он, все-таки, не сбивался с пути. Таким образом, можно было надеяться, что наши изследователи благополучно доберутся домой, как вдруг случилось досадное происшествие, которое поставило их в очень затруднительное положение.

В тот момент, как Гарри поднимал свою лампу, которую он опустил было на несколько мгновений, воздух вдруг сильно заколебался, как будто бы по нему только что пролетели чьи-то невидимые крылья. Лампа выскользнула из рук Гарри, упала на скалистый пол галлереи и разбилась.

Джемс Старр и его товарищи внезапно очутились в абсолютной темноте. Их лампа, масло из которой вытекло, не могла им более служить.

— Ну, Гарри, — вскричал Симон Форд, — ты, должно-быть, хочешь, чтобы мы, возвращаясь в коттедж, сломали себе шею?

Гарри ничего не отвечал. Он думал, не должен ли он и этот случай с лампой приписать вмешательству таинственного незнакомца. Значит, в этом подземелье у них был враг, непонятная вражда которого могла впоследствии создать для них серьезные затруднения? Значит, чьи-то интересы требовали того, чтобы новые залежи угля не эксплуатировались? Конечно, это предположение казалось нелепым, но факты говорили сами за себя, и, по мере того, как число их увеличивалось, простые предположения переходили в убеждения. Но что бы там ни было, а сейчас положение изследователей было далеко не из приятных. Посреди глубокого мрака им предстояло пройти еще около 5-ти миль до копи Дошар, а потом по копи Дошар нужно было итти никак не менее часу до коттеджа.

— Идемте же вперед! — сказал Симон Форд.- Не следует терять ни минуты. Пойдемте ощупью, как слепые. Заблудиться невозможно. Тоннели не собьют нас с пути, и, идя все время по главной галлерее, мы придем прямо к тому отверстию, чрез которое вошли. Потом нам придется итти по старой копи. Мы ее хорошо знаем, и не первый раз нам с Гарри придется итти там в темноте. К тому же мы найдем там наши лампы, которые мы там оставили. Итак, в дорогу! Гарри, ты или впереди! Мистер Джемс, вы следуйте за ним! Мэдж, ты пойдешь третьею, а я — последним. Особенно нам нужно стараться не отставать друг от друга!

Ничего другого не оставалось делать, и решено было последовать совету старого углекопа. Идя ощупью, трудно было сбиться с дороги. Следовало только заменить глаза руками и довериться тому инстинкту, который у Симона Форда и его сына был как бы второю натурой. Итак, Джемс Старр и его товарищи двинулись вперед в указанном порядке. Они не говорили ни слова, и каждый думал про себя свою думу. Было очевидно, что они имели какого-то врага, но кто он был и как можно было защищаться от его нападений, всегда столь таинственных? Эти тревожные мысли пробегали в уме каждого из них. Однако, сейчас не время было приходить в отчаяние.

Разставив руки, Гарри подвигался вперед уверенным шагом. Он то и дело переходил от одной стены галлереи к другой и ощупывал их. Когда его руки встречали пустое пространство, он понимал, что тут тоннель и что туда нельзя итти. Таким образом, ему удавалось все время держаться правильного пути.

Но, конечно, трудно было итти посреди непроницаемой тьмы, и наши изследователи шли около двух часов. Принимая в расчет ту медленность, с которой они шли, Джемс Старр все-таки думал, что пора бы уже им дойти до отверстия, пробитого в стене динамитом.

Действительно, почти в ту же минуту Гарри остановился.

— Должно-быть, мы дошли до конца галлереи?- спросил Симон Форд.

— Да, — отвечал молодой углекоп.

— В таком случае, отыскивай отверстие, которое соединяет Новый Аберфойль с копью Дошар.

— Его что-то нет, — сказал Гарри, ощупав стену.

Старый углекоп выступил вперед, чтобы посмотреть, не ошибся ли его сын.

Через несколько мгновений из груди его вырвался крик.

Или изследователи сбились с дороги, или узкое отверстие, пробитое в стене динамитом, было недавно заделано!

Как бы там ни было, Джемс Старр и его товарищи оказались запертыми в Новом Аберфойле!


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.