Чёрная Индия (Верн)/Глава VIII

Чёрная Индия — Глава VIII. Взрыв динамита.
автор Жюль Верн, пер. неизвестен
Оригинал: фр. Les Indes noires. — Перевод созд.: 1877. Источник: Верн, Жюль. Чёрная Индия. — Москва: «Типография т-ва И.Сытина», 1898. — 126 с.

Глава VIII.

Взрыв динамита.

Опыт старого углекопа удался… Углеродистый водород, как известно, выделяется лишь углем. Следовательно, теперь нельзя было сомневаться в существовании в копи слоев драгоценного минерала. Но как велики были эти слои, и какого достоинства уголь в них заключался? Вот вопрос, который еще предстояло решить.

К такому выводу пришел инженер, познакомившись с опытом Симона Форда. Старый углекоп был вполне согласен с инженером.

«Да!- сказал сам себе Джемс Старр.- За этой стеной лежат пласты угля, ускользнувшие от наших изысканий! Досадно, что так случилось, потому что теперь сызнова придется налаживать все дело, которое так хорошо шло десять лет тому назад! Ну, да что ж за беда! Важно то, что мы, все-таки, нашли новые богатства там, где не ожидали! Ну, на этот раз мы не оставим уж в нашей копи не кусочка угля!»

— Ну, мистер Джемс, — спросил Симон Форд, — что же вы думаете о нашем открытии? Может-быть, мне не следовало вас беспокоить? Может-быть, вы жалеете, что приехали в копь Дошар?

— Нет, нет, мой старый товарищ!- отвечал Джемс Старр.- Мы не потеряли напрасно времени, но теперь не станем его терять, если не вернемся сейчас же в коттедж. Завтра мы снова придем сюда. Мы взорвем тогда эту стену динамитом. Мы проявим на свет Божий часть новых залежей, и если по моим указаниям окажется, что новые залежи значительны, то я тотчас же организую «Общество Нового Аберфойля», к величайшему удовольствию его прежних акционеров! Не пройдет и трех месяцев, как первые телеги с новым углем будут уже вывезены из копей!

— Вот это хорошая речь, мистер Джемс!- воскликнул Симон Форд.- Значит, старая копь снова помолодеет, как вдова, которая собирается выйти замуж! Значит, к ней снова вернется её былое оживление вместе с ударами кирки и заступа, взрывами скал, грохотом вагонов, ржанием лошадей, скрипом тележек и ревом машин! И я, — я вновь увижу все это! Надеюсь, мистер Джемс, что вы не сочтете меня слишком старым для того, чтобы опять поручить мне исполнение моих прежних обязанностей «старосты углекопов»?

— Конечно, нет, мой старый товарищ! Вы выглядите еще гораздо моложе, чем я!

— В таком случае, остается лишь пожелать, чтобы угля теперь хватило на многие годы, и дай-то Бог, чтобы я имел утешение умереть, не дождавшись конца эксплоатации!

Радость старого углекопа была безгранична. Хотя Джемс Старр вполне разделял чувства Симона Форда, но предоставлял ему восторгаться за двоих.

Один Гарри оставался задумчив. Он невольно вспоминал все те странные и необъяснимые обстоятельства, при которых произошло открытие новых залежей, и страшился за будущее.

Через час инженер и его оба товарища уже возвращались в коттэдж.

Поужинав с большим аппетитом и одобрив все планы, которые развивал старый углекопа, инженер лег спать. Одно лишь непреодолимое желание дождаться поскорее завтрашнего дня мешало инженеру спать, как следует.

На другой день, после обстоятельного завтрака, Джемс Старр, Симон Форд, Гарри и сама Мэдж пустились в путь. Все они отправились, как настоящие углекопы. Они несли с собою разные инструменты и динамитные патроны, предназначенные для взрыва стены. Кроме того, Гарри захватил огромный факел и большую предохранительную лампу, которая могла гореть беспрерывно в течение 12-ти часов. Этого времени было более чем достаточно для того, чтобы успеть дойти до цели, произвести там все возможные изследования и вернуться обратно домой.

— За дело!- вскричал Симон, когда его спутники и он добрались до крайней галлереи.

Он схватил тяжелый лом и собирался уж им ударить…

— Постойте минутку!- сказал тогда Джемс Старр. — Надо посмотреть сначала, не произошло ли каких-нибудь перемен за ночь и продолжает ли выделяться газ.

— Вы правы, мистер Старр, — отвечал Гарри.- То, что было замазано вчера, может быть замазано и сегодня!

Мэдж, сидя на выступе одной скалы, внимательно оглядывала как самую пещеру, так и ту стену, которую — предстояло взорвать.

После внимательного осмотра оказалось, что все было в том же положении, как накануне. С трещинами не произошло никакой перемены. Умеродистый водород выделялся, но в очень незначительном количестве, так что не мог произвести никакого взрыва. Итак, Джемс Старр и его товарищи могли теперь с спокойным сердцем приступить к своей работе.

— Ну, теперь за дело! — повторил Симон Форд.

Вскоре под ударами его лома, которым он действовал с необычайной ловкостью и силой, скала разлетелась на куски.

Она состояла, главным образом, из пудлинга, песчаника и шифера, которые часто встречаются по соседству с угольными залежами. Джемс Старр подбирал отлетавшие куски скалы и тщательно их осматривал, надеясь найти там хотя малейший след угля.

Эта предварительная работа продолжалась около часу, и в результате её получилось довольно значительное углубление в крайней стенке пещеры.

Джемс Старр выбрал тогда место, где должны были быть просверлены отверстия, нужные для устройства в них подкопа. Эта работа поручена была Гарри, который быстро ее сделал. В просверленные отверстия были вложены динамитные патроны. Туда же поместили длинный просмоленный фитиль, который и зажгли с свободного конца. После этого Джемс Старр и его товарищи стали поодаль.

— Ах, мистер Джемс, — сказал Симон Форд, охваченный сильным волнением, которого он и не думал скрыть, — никогда! Нет, никогда мое старое сердце не билось так скоро! Я готов хоть сейчас приняться за работы по добыванию угля!

— Потерпите, Симон! — отвечал инженер. — Уж не думаете ли вы, что за этой стеной скрывается галлерея, вполне приспособленная для работ?

— Извините, мистер Джемс! — отвечал старый углекоп. — Теперь я все сознаю возможным! Если уж на нашу долю выпало счастье открыть эти залежи, то почему же это счастье отступится от нас теперь?

В этот момент раздался взрыв динамита. Глухой гул прошел по всему лабиринту подземных галлерей.

Джемс Старр, Мэдж, Гарри и Симон Форд тотчас же подбежали к стене пещеры.

— Мистер Джемс! мистер Джемс! — вскричал старый углекол.- Смотрите: дверь пробита!

Это сравнение Симона Форда как нельзя более шло к отверстию, которое образовалось в стене и глубину которого нельзя было измерить.

Гарри кинулся уже было в отверстие…

Инженер, чрезвычайно изумленный тем, что за пробитым отверстием оказалась пустота, удержал молодого углекопа.

— Подожди до тех пор, пока внутренний воздух очистится!- сказал он.

— Да! Остерегайся вредных испарений! — прибавил, в свою очередь, Симон Форд.

Прошло с четверть часа в томительном ожидании. После этого просунули в углубление зажженный факел, укрепленный на конце палки: факел продолжал пылать так же ярко, как и прежде.

— Ну, ступай теперь, Гарри! — сказал Джемс Старр. — Мы последуем за тобой.

Пробитое динамитом отверстие было достаточно велико для того, чтобы один человек мог пройти чрез него.

С факелом в руке, Гарри вошел в него, не колеблясь, и вскоре исчез во мраке.

Джемс Старр, Симон Форд и Мэдж молча ждали.

Прошло несколько минут, показавшихся им чрезвычайно длинными. Гарри все не показывался, голоса его тоже не было слышно. Приблизясь к отверстию, Джемс Старр не увидал даже огня его лампы, которая должна была бы освещать эту мрачную пустоту.

Не провалилась ли почва под ногами Гарри? Не попал ли молодой углекоп в какую-нибудь яму? Не зашел ли он так далеко, что его голос не мог донестись до его спутников?

Не желая ничего слушать, старый углекоп собирался, в свою очередь, идти в отверстие, как вдруг вдали показался небольшой огонек, который все увеличивался и увеличивался. Наконец, раздался голос Гарри:

— Идите, мистер Старр! Иди, отец! Путь в «Новый Аберфойль» свободен!


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.