Yat-round-icon1.jpg
[1553-1554]
[Я, двугласная буква іа, въ русской азбукѣ 33-я, въ церковной 38-я. Не можетъ слѣдовать за г, к, ж, ч, ш, щ, хотя въ рязанскомъ говорѣ иногда такъ [т. е. какъ ?] произносится. [Съ точки зрѣнія ассоціаціи между фонетически-акустическими или произносительно-слуховыми представленіями русскаго языка и графически-оптическими или письменно-зрительными представленіями русскаго письма, графема или представленіе буквы я такъ относится къ графемѣ или представленію буквы а, какъ графема ю къ графемѣ у. Нѣсколько сложнѣе отношенія: графемъ е или ѣ къ графемѣ э, графемъ е и отчасти ѣ къ графемѣ о, графемъ и или і къ графемѣ ы и даже графемы ь къ графемѣ ъ. См. А, У, Ю, Е, Ѣ, Э, О, И, I, Ъ, Ь. Съ представденіемъ буквы я ассоціируется представленіе предшествующаго ей звукопроизводнаго или же звуковидоизмѣняющаго приближенія средней части языка къ небу; представленіе же буквы а указываетъ на отсутствіе подобнаго приближенія средней части языка къ небу. Приближеніе средней части языка къ небу, присоединяющееся къ другимъ произносительнымъ работамъ полости рта, необходимымъ для производства звука согласнаго, даетъ впечатлѣніе «мягкости», отсутствіе такого приближенія — впечатлѣніе «твердости»; нпр. пя, дя, ся, ля ..., въ отличіе отъ па, да, са, ла ... Обособленнымъ произносительнымъ приближеніем средней части языка къ небу, въ сочетаніи съ представленіемъ неслогового или согласнаго звука, обусловливается «согласный» j (й), т. е. въ этомъ случаѣ представленіе буквы я ассоціируется съ представленіемъ двухъ фонемъ или представленіи звуковъ, jа (йа); нпр. я, яма, ясно, языкъ ..., моя, неясно, поясъ, въявѣ, съябедничать ..., въ отличіе отъ а, армякъ, алтынъ, поалѣть, съарканить ... Что же касается вызываемыхъ графемами (представленіями буквъ) а и я гласныхъ фонемъ (представленій гласныхъ звуковъ), то обѣимъ этимъ графемамъ свойственны одинаковыя ассоціаціи: при полной опредѣленности произношенія и, стало-быть, тоже языкового мышленія въ области произношенія, т. е. при ударяемости даннаго слога, графемы а и я ассоціируются съ опредѣленною фонемою а, съ незначительнымъ видоизмѣненіемъ въ зависимости отъ слѣдующихъ согласныхъ (нпр. съ одной стороны а́, она́, вела́ ..., па́лъ, та́къ, ба́ба, ста́рые ..., да́тъ, ба́бѣ, ба́ня, ста́ли ..., съ другой же стороны я́, я́рый, меня́ ..., взя́лъ, изся́къ, пя́тый, тя́пать..., взя́ть, ня́нѣ, стоя́ли...). При неударяемости даннаго слога, буквами а и я «обозначаются»: или — на среднемъ уровнѣ выразительности гласныхъ — ослабленный гласный звукъ а (въ «акающихъ» говорахъ и въ литературномъ русскомъ языкѣ такой же ослабленный гласный а «обозначается» тоже буквою о) (нпр.
[1555-1556]
тако́й, рази́тъ ..., ры́ба, би́ла ..., сяко́й, вяза́ть, пята́къ ..., ды́ня, ми́ля ...), или же — на низшемъ уровнѣ выразительности гласныхъ — гласный крайняго ослабленія, гласный, лишонный индивидуальности и опредѣляемый сочетаніемъ съ предшествующими и даже слѣдующими согласными. При предшествующемъ «твердомъ» согласномъ (буква а) это будетъ ослабленный гласный ы (таково́, парови́къ, самохо́дъ ..., па́даль, вы́палъ, па́дали ...), при предшествующемъ ке «мягкомъ» согласномъ (буква я) это будетъ ослабленный гласный и (пятачокъ, мясоѣдъ ..., выпятить, заяцъ, поясъ ...). Такому же крайнему ослабленію и фонетическому обезличенію подвержены тоже всѣ остальные гласные русскаго языка, за исключеніемъ гласнаго у (см. У, Ю). — Въ такихъ случаяхъ представленіе той или другой буквы, — съ одной стороны а, о, ы, (э), съ другой же стороны я, е, ѣ, и, — и затѣмъ ея употребленіе (написаніе и восприниманіе) обусловливается ассоціаціей со словами, въ которыхъ въ составъ родственной морфемы (знаменательной, морфологически и семасіологически недѣлимой части слова) входитъ вполнѣ опредѣленный гласный: напада́ть, паде́жъ, вы́пасть, вы́пали ..., ибо па́сть, па́дать ...; года́, годово́й, по́лгода ..., ибо го́дъ, го́да; выставля́ть, выдвига́ть ..., ибо вы́ставитъ, вы́двинуть; домово́й..., ибо до́мъ; дымово́й ..., ибо дымъ; пята́къ, пятачо́къ ..., ибо пя́ть, пя́тый; мясопу́стъ ..., ибо мя́со; весели́ться ..., ибо ве́селъ; бѣло́къ, бѣлизна́..., ибо бѣ́лый, бѣ́лъ; пищево́дъ ..., ибо пи́ща; синева́тый ..., ибо си́ній ... На низшемъ уровнѣ произношенія имѣются тоже глухіе, безголосые гласные (слабое глухое ы или слабое глухое и). Таковы, напримѣръ, гласные первыхъ слоговъ въ словахъ патери́къ, таково́й..., пятачо́къ ...; гласные вторыхъ слоговъ въ словахъ ка́пать, вы́кати ..., вы́пяти ... Hаконецъ, въ сочетаніи съ р, л, м, н, на низшемъ уровнѣ выразительности, буквамъ а и я могутъ соотвѣтствовать произносительные нули, т. е. отсутствіе всякаго особаго гласнаго (ср. О). Въ сочетаніи съ буквами ц, ш, ш, ч, щ буквы а и я не могутъ указывать на «твердость» или «мягкость» предшествующаго согласного, такъ какъ согласные, соотвѣтствующіе буквамъ ц, ж, ш, ч, щ, являются непарными въ этомъ отношеніи, т. е. они бываютъ или только «твердыми» или же только «мягкими». Впрочемъ написанія ця (и даже шя, жя ...), точно такъ же какъ цю, шю, жю, при передачѣ иностранныхъ словъ, собственныхъ именъ и т. п., вызываютъ представленіе особой «мягкости» или срсднеязычности (палатальнсти, небности) согласныхъ. Буква я не сочетается съ буквами к, г, х въ исконно-русскихъ словахъ только благодаря исторической случайности. Съ произносительной точки зрѣнія написанія кя, гя, хя, рядомъ съ ка, га, ха, вполнѣ возможны. Ср. хотябы Кяхта, гяуръ ...].
Я, мѣстм. личн. перваго лица ед. ч., во мн. мы; то же, что назвать самого себя по имени, стар. язъ, црк. азъ. Я-то я, да ты-то что жъ? Я-ли, не я-ли! похвальба. [Я, да да я — въ итогѣ дуракъ. Я — послѣдняя буква въ азбукѣ, говорятъ укорно про человѣка, который хвалитъ себя]. Миръ вамъ, и я къ вамъ! Послужи на меня́, а я на тебя. Мнѣ что до тебя! Я знаю себя. Гдѣ ты, гдѣ я (кой-гдѣ‘ мало, рѣдко). Я не я, и котомка не моя! Не я‘ бью, самъ себя бьешь. Сперва ты меня повози а тамъ я на тебѣ поѣзжу! Сегодня мнѣ, завтра тебѣ. Поживешь — увидишь, да и мнѣ скажешь. [!] Ни на себя, ни, на людей. [!] Ни себѣ, ни людямъ. Ни подо мно́й, ни надо мно́й никого нѣтъ. Мнѣ что-то не по себѣ. Отойди отъ меня, да погляди на себя. Я ли не молодецъ, мои ль дѣтки не воры? Не тужи обо мнѣ́ (по мнѣ). Это мнѣ, это тебѣ, а это мнѣ, дѣлежъ. Обо мнѣ что ли рѣчь, я тутъ! Не мно́ю свѣтъ стои́тъ, есть люди безъ меня. Кто тамъ? «Мы!» А кто вы? «Калмыки!» А много ль васъ? «Я адна!» Нашъ атласъ нейдетъ отъ насъ! Намъ бы вотъ яичко, да ещо и облупленное! Міръ сотворили, а насъ и не спросили! Не на́ми свѣтъ сталъ, не нами и кончится. Есть и квасъ, да видно не про насъ! Вотъ я тебя! угроза. [См. мы, якать, яйность].


Примѣчанія