Сахалин (Дорошевич)/Сожитель/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Сахалинъ (Каторга) — Сожитель
авторъ Власъ Михайловичъ Дорошевичъ
Опубл.: 1903. Источникъ: Дорошевичъ В. М. I // Сахалинъ. — М.: Товарищество И. Д. Сытина, 1903. — С. 94. Сахалин (Дорошевич)/Сожитель/ДО въ новой орѳографіи


— Баринъ! Господинъ! Ваше выскобродіе! — слышится сзади крикъ.

Останавливаюсь.

Подбѣгаетъ, безъ шапки, запыхавшійся поселенецъ.

Видимо, гнался за мной долго и упорно.

— Я васъ по всему посту ищу, бѣгаю!

— Что тебѣ?

— Изволили давеча такую-то заходить требовать?

Онъ называетъ мнѣ фамилію одной ссыльно-каторжной, преступленіе которой меня интересовало.

— Да. А что?

— Дозвольте доложить. Онѣ теперь дома.

И онъ спрашиваетъ уже, понизивъ голосъ, тономъ чрезвычайно конфиденціальнымъ.

— Къ вамъ ихъ прикажете прислать или сами пойдете?

А на лицѣ такъ и свѣтится «полная готовность» на всѣ услуги.

— Да ты думаешь, зачѣмъ мнѣ?

Поселенецъ осклабляется во всю свою физіономію: «Шутникъ, дескать, баринъ».

Арестантскіе типы.

— Извѣстно, зачѣмъ господа требуютъ!

Боже! Зачѣмъ я не художникъ, чтобъ нарисовать въ эту минуту эту подлую физіономію!

— Да ты кто жъ такой ей будешь, что этакія дѣла за нее берешься устраивать.

— Я-то?

— Ты-то!

Поселенецъ чешетъ слегка въ затылкѣ.

— Сожитель ейный!

— Какъ же ты… Какъ тебя даже и назвать, не знаю…

— Михайлой зовутъ-съ!

— Какъ же ты… Михайла ты этакій!.. Какъ же ты свою же собственную сожительницу, самъ же…

«Михайла» смотритъ на меня и удивленно и иронически. «Откуда, молъ, такой взялся, что никакихъ порядковъ не знаетъ?»

— Не извольте безпокоиться, — съ усмѣшечкой говоритъ онъ, — по здѣшнимъ мѣстамъ это принято. Не токмо что сожительницу или жену тамъ, дочь представляютъ.

И заканчиваетъ ужъ совершенно серьезно.

— Жрать надо, ваше высокоблагородіе… Такъ вамъ, ваше высокоблагородіе, какъ же-съ? Требуется?

Тошно становится глядѣть на этого субъекта, — но разговоръ интересный.

— Слушай, ты! Заплачу тебѣ все равно, не за это, а за другое: скажи мнѣ откровенно, — гдѣ была твоя сожительница давеча, когда я заходилъ ее спрашивать. Вотъ деньги.

— Покорнѣйше благодарствуемъ…

— Слышь, только откровенно!

— Это мы завсегда можемъ. Не извольте сумлѣваться… Гдѣ жъ ей быть? На фартъ ходила[1].

— Такъ вы и живете?

— Такъ и живемъ. Да нешто мы одни, баринъ? Оно вамъ, конечно, можетъ, спервоначала не кажется. А поживете, обвыкнете! Такъ не требоваится?.. Прощенія просимъ. На милости покорнѣйше благодаримъ. Ваши деньги фартовыя. Выиграю на нихъ, — за ваше здоровьице выпью…

И, отбѣжавъ на небольшую дистанцію, онъ повернулся и крикнулъ:

— Потребуется что, — кликните Михайлу.

Онъ назвалъ свою фамилію.

— Завсегда съ полнымъ моимъ удовольствіемъ!

Вотъ вамъ еще не менѣе типичная, обычная сахалинская «семья».

ПримѣчаніяПравить

  1. «Фартъ», отъ слова «фортуна», — на арестантскомъ языкѣ означаетъ вообще «счастіе». Фартовый — счастливый. Для женщины «отправиться на фартъ» — имѣетъ особое, спеціальное значеніе.