Сахалин (Дорошевич)/Сожитель

Сахалин (Каторга) — Сожитель
автор Влас Михайлович Дорошевич
Опубл.: 1903. Источник: Новодворский В., Дорошевич В. Коронка в пиках до валета. Каторга. — СПб.: Санта, 1994. — 20 000 экз. — ISBN 5-87243-010-8. Сахалин (Дорошевич)/Сожитель в дореформенной орфографии


— Барин! Господин! Ваше выскобродие! — слышится сзади крик.

Останавливаюсь.

Подбегает, без шапки, запыхавшийся поселенец.

Видимо, гнался за мной долго и упорно.

— Я вас по всему посту ищу, бегаю!

— Что тебе?

— Изволили давеча такую-то заходить требовать?

Он называет мне фамилию одной ссыльно-каторжной, преступление которой меня интересовало.

— Да. А что?

— Дозвольте доложить. Она теперь дома.

И он спрашивает уже, понизив голос, тоном чрезвычайно конфиденциальным:

— К вам их прикажете прислать или сами пойдёте?

А на лице так и светится «полная готовность» на все услуги.

— Да ты думаешь, зачем мне?

Поселенец осклабляется во всю свою физиономию: «Шутник, дескать, барин».

Арестантские типы.

— Известно, зачем господа требуют!

Боже! Зачем я не художник, чтобы нарисовать в эту минуту эту подлую физиономию!

— Да ты кто ж такой ей будешь, что этакие дела за неё берёшься устраивать?

— Я-то?

— Ты-то!

Поселенец чешет слегка в затылке.

— Сожитель ейный!

— Как же ты… Как тебя даже и назвать, не знаю…

— Михайлой зовут-с!

— Как же ты… Михайла ты этакий!.. Как же ты свою же собственную сожительницу, сам же…

«Михайла» смотрит на меня и удивлённо и иронически. «Откуда, мол, такой взялся, что никаких порядков не знает?»

— Не извольте беспокоиться, — с усмешечкой говорит он, — по здешним местам это принято. Не токмо что сожительницу или жену там, дочь представляют.

И заканчивает уж совершенно серьёзно:

— Жрать надо, ваше высокоблагородие… Так вам, ваше высокоблагородие, как же-с? Требуется?

Тошно становится глядеть на этого субъекта, — но разговор интересный.

— Слушай, ты! Заплачу тебе всё равно, не за это, а за другое: скажи мне откровенно, где была твоя сожительница давеча, когда я заходил её спрашивать. Вот деньги.

— Покорнейше благодарствуем…

— Слышь, только откровенно!

— Это мы завсегда можем. Не извольте сумлеваться… Где ж ей быть? На фарт ходила[1].

— Так вы и живёте?

— Так и живём. Да нешто мы одни, барин? Оно вам, конечно, может, спервоначала не кажется. А поживёте, обвыкнете! Так не требоваится?.. Прощения просим. На милости покорнейше благодарим. Ваши деньги фартовые. Выиграю на них, — за ваше здоровьице выпью…

И, отбежав на небольшую дистанцию, он повернулся и крикнул:

— Потребуется что, — кликните Михайлу.

Он назвал свою фамилию.

— Завсегда с полным моим удовольствием!

Вот вам ещё не менее типичная, обычная сахалинская «семья».

ПримечанияПравить

  1. «Фарт», — от слова «фортуна», — на арестантском языке означает вообще «счастье». Фартовый — счастливый. Для женщины «отправиться на фарт» — имеет особое, специальное значение.