РСКД/Quaestio perpetua

Quaestio perpetua / Quaestĭo perpetŭa
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Quadi — Quirites. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 1138—1139 ( РГБ ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные

Quaestĭo perpetŭa, в Риме существовали уже в ранний период чрезвычайные следственные комиссии, которые в делах yголовных чинили суд вместо сената или народа. Назначаемый по таким делам судья назывался quaesitor (a quaerendo), такое название употреблялось и в таких исключительных случаях, а также и для постоянных iudices quaestionis. Медленное судопроизводство народного суда и суда сенатского дало повод в известных случаях поручать следствие консулу, претору или диктатору (quaestioni praeficere; производить следствие называлось quaestionem habere, crescere). Из этих чрезвычайных судов образовались правильные уголовные суды, quaestiones perpetuae, хотя и при введении этих последних, для ускорения дел, продолжали существовать и первые, см. Quaesitor. Не сразу вошли в употребление правильные уголовные суды (ordo iudicorum publicorum); начало их относится к 149 г. до Р. Х., ко времени издания lex Calpurnia repetundarum в пользу союзных и подвластных народов. Мало-помалу такие постоянные суды учреждались и по другим преступлениям; во времена Цицерона было 8 quaestiones perpetuae: repetundarum, maiestatis, peculatus, ambitus, inter sicarios, veneficii, de vi, falsi. Каждая судебная коллегия имела председателя, который был или претором, или judex quaestionis (см. Judex). За исключением praetor urbanus и peregrinus, брали на себя какую-либо quaestio по жребию каждый из преторов (о их числе см. Praetor); если их не хватало, то приглашали judex quaestionis. Сотрудниками претора или jud. quaest. были судьи (присяжные) сперва сенаторского звания, а потом со времени Гракхов и сенаторы, всадники и tribuni aerarii. Первоначально каждая quaestio имела особое число судей, впоследствии же составлены были общие списки судей, из которых и выбирались в каждом отдельном случае судьи. Число судей в разные времена было различно, напр., в процессе Милона было их 51, против Пизона — 75, против Клодия — 56. Процесс начинался просьбой обвинителя к претору или к judex quaestionis дозволить обвинить известное лицо (ut liceret nomen deferre); ежели их было много, дело решалось через divinatio. После соизволения, если обвиненный был подсуден (см. Reus), следовало в его присутствии nominis delatio, затем ставились ему вопросы (interrogatio) и наконец запись председательствующего (nominis receptio). После этих вступительных действий следовало в назначенный день (сроки были разные и продолжались при делах о вымогательстве, при которых доказательства должны были быть доставаемы издалека, до 100 дней) следствие перед судьями (cognitio). Кто не являлся на вызов прекона, тот приговаривался заочно in contumaciam (см. Contumacia); если же обе стороны являлись, то следовало избрание, записывание и приведение судей к присяге. Обвинение и защита произносились в связной речи — oratia perpetua; за обвинителя часто говорили еще subscriptores, подавшие вместе с ним жалобу, а за обвиняемого несколько патронов. Свободой слова, вначале неограниченной, часто злоупотребляли, чтобы затянуть дело. Помпей первый ограничил время следствия в начале только в делах de vi и de ambitu. Установленное законом время (tempus legitimum, iustum de debitum) измерялось водяными часами; продолжительность его была не равна. Когда прекон, по окончании речей обеих сторон, провозглашал dixerunt, то начиналась altercatio, т. е. краткие вопросы и ответы сторон. Затем приступали к рассмотрению доказательств (probatio). Доказательством считались: сознание, показания свидетелей, документы, улики. После этого следовал приговор, sententia iudicum, на который, как и на народное решение, не допускалось апелляции. Если большинство решало — non liquet, то начиналось ampliatio или comperendinatio (см. сл.), т. е. новое следствие. Оправданием дело упразднялось навсегда; приговоренный должен был тотчас же начинать отбывание наказания. Обвинительный приговор, в особенности изгнание, мог впоследствии быть отменен народным решением, что называлось restitutio.