РСКД/Ἀποθέωσις

Ἀποθέωσις, обоготворение людей. Верование, что герои удостаиваются обращения в богов, уже в давние времена существовало у греков. У Гомера единственный пример представляет Левкофея (Od. 5, 334). Первоначально предполагалось, что и тело героя, становящегося богом, переносится в царство богов; такие верования существовали, напр., относительно Геракла, Ахилла и др. (ср. сказания римлян об исчезновении Ромула и Энея); позднее явилось представление, что тело героя, причисляемого к сонму бессмертных, состоящее из частиц смертных и бессмертных, перед обожествлением очищается от первых действием огня. Особенный род апофеоза в позднейший период греческой истории состоял в том, что историческим деятелям после их смерти изречением оракула или постановлением коллегии жрецов присваивалось право пользоваться божескими почестями; так, напр., обожествлены были Ликург Спартанский, Гармодий и Аристогитон, воины, павшие при Марафоне и Платее; а в позднейшие времена извращения религиозного сознания такие почести определялись для некоторых лиц еще при жизни последних; первый удостоился такого апофеоза Лисандр, а столетием позже Димитрий Полиоркет. Новый период в истории греческого обоготворения властителей и военных героев начинается с Александра и Птолемеев. Это греческое обожание власти после падения республиканской свободы перенесено было в Рим. Юлий Цезарь, которому еще при жизни были оказываемы божеские почести, после смерти причислен был к сонму богов (Suet. Caes. 88); с этого началось постоянное религиозное чествование императоров. Обряд обоготворения императоров, а иногда и императриц, так называемые consecratio, совершался на основании решения сената и по предложению нового императора, наследовавшего обоготворяемому. Apotheosis in RDCA-ru.jpg После погребения во дворце выставлялось в течение 7 дней на носилках из слоновой кости восковое изображение умершего, затем всадники и сенаторы несли его на форум, а оттуда на Марсово поле. Здесь это изображение, великолепно изукрашенное, ставилось на костер, усыпанный благовониями; новый император зажигал костер; с высоты костра взлетал орел: по народному верованию, он уносил душу императора к богам. С этих пор умершему воздавали божеские почести, его называли Divus, строили ему храмы и назначали жрецов. Herodian. 4, 2.