РБС/ДО/Гагарин, Павел Павлович

Yat-round-icon1.jpg

[85]Гагаринъ, князь Павелъ Павловичъ, дѣйствительный тайный совѣтникъ, предсѣдатель Комитета Министровъ и предсѣдательствовавшій въ Государственномъ Совѣтѣ, сынъ кн. Павла Сергѣевича (см. ниже), родился 4 марта 1789 г. въ Москвѣ. Первоначальное воспитаніе онъ получилъ дома, а затѣмъ воспитывался въ петербургскомъ училищѣ аббата Николя. Уже въ 1801 г. (22 января) онъ былъ опредѣленъ въ государственную коллегію іностранныхъ дѣлъ по московскому архиву юнкеромъ и здѣсь въ 1804 году (1 февраля) произведенъ въ переводчики, а черезъ годъ (1 января 1805 г.), т.-е. когда ему не было еще 16 лѣтъ, получилъ званіе камеръ-юнкера Высочайшаго Двора. Въ 1807 году онъ перешелъ на военную службу и занималъ въ теченіе двухъ лѣтъ послѣдовательно должность адъютанта при главнокомандующомъ 1‑й областью Земскаго войска гр. Татищевѣ (съ 4 января 1807 г.), Милорадовичѣ (съ 28 ноября 1807 г.) и фельдмаршалѣ кн. Прозоровскомъ (съ 28 февраля 1808 г). По порученію послѣдняго онъ ѣздилъ изъ Молдавіи съ депешами въ Вѣну. Числясь съ 31 іюля 1807 г. поручикомъ Бѣлорусскаго гусарскаго полка, Г. 3 апрѣля 1809 г. былъ уволенъ по болѣзни отъ военной службы.

Въ 1810 г. (съ 23 сентября) мы вновь видимъ Г. на гражданской службѣ въ качествѣ совѣтника при правленіи Петербургскаго ассигнаціоннаго банка. Затѣмъ съ сентября 1813 г. по январь 1818 г. Г. былъ чиновникомъ особыхъ порученій при военномъ министрѣ, а въ 1818 г. онъ былъ назначенъ на должность чиновника за оберъ-прокурорскимъ столомъ 2 отдѣленія 6 департамента Сената. Произведенный черезъ годъ въ дѣйствительные статскіе совѣтники, онъ занимаетъ мѣсто оберъ-прокурора одного изъ московскихъ департаментовъ (8‑го) Сената, и съ 31 декабря 1823 г. оберъ-прокурора общаго собранія московскихъ департаментовъ Сената, въ этой должности его застала смерть Императора Александра I. Въ слѣдующее царствованіе служебная карьера кн. Гагарина шла такъ же успѣшно. 27 августа 1827 г. онъ былъ произведенъ въ тайные совѣтники, а 28 января 1831 г. назначенъ сенаторомъ. 31 декабря 1839 г. ему повелѣно быть [86]первоприсутствующим во 2‑мъ отдѣл. 6‑го департамента. Въ 1843 году Г. была поручена ревизія Астраханской губерніи. Объ этой ревизіи сохранились интересныя свѣдѣнія въ письмахъ И. С. Аксакова, бывшаго въ числѣ помощниковъ сенатора-ревизора. Во время производства ревизіи Г. наблюдалъ за дѣйствіями астраханскаго комитета по снабженію провіантомъ лѣваго фланга Кавказской арміи, разрѣшилъ вопросъ о рыболовствѣ въ Каспійскомъ морѣ, о поселеніи калмыковъ, предохраненіи Астрахани отъ весеннихъ разливовъ и проч. Произведенный въ этомъ же году въ дѣйствительные тайные совѣтники (5 декабря), Г. въ слѣдующемъ году, еще до окончанія производившейся имъ ревизіи былъ назначенъ (26 октября) членомъ Государственнаго Совѣта, въ которомъ онъ принялъ участіе въ разсмотрѣніи преимущественно юридическихъ вопросовъ; сначала онъ состоялъ въ департаментѣ духовныхъ и гражданскихъ дѣлъ, а съ октября 1846 г. — въ департаментѣ законовъ. Когда было раскрыто дѣло петрашевцевъ, то въ особую секретную слѣдственную комиссію по этому дѣлу былъ назначенъ Г. (23 апрѣля 1849 г.). Въ 1851 г. (31 марта) онъ становится предсѣдателемъ комитета для изысканія средствъ къ сокращенію дѣлопроиаводства и переписки въ административныхъ учрежденіяхъ, но дѣятельность этого комитета не принесла почти никакой пользы, такъ какъ причина зла, которое онъ долженъ былъ исправить, лежала въ общемъ складѣ всего государственнаго управленія, которое осталось безъ всякихъ реформъ до конца царствованія Императора Николая I. Подобное же значеніе имѣла и дѣятельность Г. (съ 1852 по 1853 г.) въ комитетѣ по разсмотрѣнію тогдашней контрольной системы. Когда въ 1855 году (съ этого года Г. состоялъ членомъ Думы по присужденію знаковъ отличія за безпорочную службу) Г. праздновалъ 50‑лѣтіе своей службы, то онъ получилъ по этому случаю брильянтовый перстень съ портретомъ новаго Государя, при которомъ онъ еще служилъ цѣлыхъ 18 лѣтъ, достигши самыхъ верховъ бюрократической лѣстницы.

3 января 1857 г. Г. былъ назначенъ членомъ Главнаго Комитета по крестьянскому дѣлу, и съ этого времени онъ принимаетъ очень дѣятельное участіе въ разрѣшеніи вопроса объ отмѣнѣ крѣпостного права. Примкнувъ въ этомъ вопросѣ къ реакціонной партіи, Г. всѣми силами защищалъ интересы помѣщиковъ. Работа его въ Комитетѣ выразилась между прочимъ въ томъ, что изъ него, Я. И. Ростовцева и бар. М. А. Корфа была образована комиссія для разсмотрѣнія частныхъ проектовъ, накопившихся въ большомъ числѣ (около 100). Но особенно важной была его роль въ разрѣшеніи вопроса о земельномъ обезпеченіи крестьянъ. Всѣ усилія крѣпостниковъ въ этомъ случаѣ были направлены на то, чтобы удержать возможно большее количество земли въ рукахъ помѣщиковъ. Однимъ изъ результатомъ этихъ усилій и было внесеніе Г. предложенія о такъ называемомъ «дарственномъ» надѣлѣ, имѣвшемъ своимъ результатомъ образованіе сельскаго пролетаріата. Въ силу этого предложенія, вошедшаго съ нѣкоторыми измѣненіями въ ст. 123 Мѣстн. Велик. Полож., помѣщикъ по добровольному соглашенію съ крестьянами могъ подарить имъ часть земли, находившейся въ ихъ пользованіи, и если эта часть составляла не менѣе 1/4 высшаго или указнаго надѣла для данной мѣстности, то этимъ даромъ развязывались всѣ отношенія помѣщика съ крестьянами, и остальная часть земли, бывшей раньше въ пользованіи крестьянъ, за исключеніемъ отданной имъ въ качествѣ дарственнаго надѣла, поступала въ полное распоряженіе помѣщика.

Потерпѣвъ раньше неудачу со своимъ предложеніемъ о томъ, чтобы «надѣлы крестьянъ землей и повинности ихъ помѣщику опредѣлялись въ каждомъ имѣніи по добровольному соглашенію помѣщика съ крестьянами при посредствѣ мѣстныхъ учрежденій» (въ Комитетѣ оно было отвергнуто всѣми, а въ Государственномъ Совѣтѣ собрало 16 голосовъ противъ 29), Г. достигъ успѣха со своимъ проектомъ «дарственнаго» надѣла: 11 февраля 1861 г. оно было принято Совѣтомъ единогласно. Многіе изъ крестьянъ прельстились этимъ четвертнымъ надѣломъ, лишь бы [87]поскорѣе раэвязать свои отношенія къ помѣщику, но потомъ жестоко въ этомъ раскаялись, увидѣвъ, въ какую земельную нужду благодаря этому они попали, и надѣлъ этотъ, по имени творца называемый «гагаринскимъ», не менѣе справедливо называется «нищенскимъ» или «сиротскимъ».

Защита Г. помѣщичьихъ интересовъ выразилась, кромѣ того, во внесеніи слѣдующаго характернаго предложенія: «Чтобы не образовался классъ пролетаріевъ дворянъ, позволить помѣщикамъ по примѣру надѣленія малоимущихъ дворянъ (ст. 516‑я X тома Свода Законовъ, ч. I) и чиновниковъ Архангельской губерніи (по 60 десятинъ изъ казенныхъ земель) отрѣзать въ неотчуждаемую на извѣстный срокъ собственность изъ ихъ собственныхъ земель по 120 десятинъ на семейство (или отъ 20 до 40 душевыхъ надѣловъ). Срокъ неотчуждаемости такихъ земель опредѣлить одинаковый со срокомъ, который будетъ назначенъ для окончательной уплаты крестьянами выкупныхъ суммъ. Поясненіе. По минованіи этого срока поколѣніе нынѣшнихъ дворянъ съ помощью образованія, приноровленнаго къ новому положенію, не будетъ уже имѣть нужды ни въ какомъ внѣшнемъ обезпеченіи. До тѣхъ поръ люди, не привыкшіе къ условіямъ новаго быта и рискующіе съ продажей имѣнія за долги даже не по ихъ винѣ остаться безъ пищи и безъ крова, по крайней мѣрѣ, умрутъ въ своей усадьбѣ, не безпокоя правительство жалобами и просьбами, а иные и, можетъ-быть, многіе будутъ весьма не безполезны при открывающейся потребности въ мѣстныхъ чиновникахъ». Это предложеніе принято не было.

При самомъ окончаніи разсмотрѣнія реформы 19 февраля въ Государственномъ Совѣтѣ Г. былъ назначенъ (13 февраля 1861 г.) предсѣдателемъ высшей контрольной комиссіи для разсмотрѣнія основныхъ положеній новаго устройства кассъ и ревизіи; въ то же время онъ былъ назиаченъ въ комиссію для разсмотрѣнія отчета мшшстерства внутреннихъ дѣлъ за 1860 годъ. 1 января 1862 г. Г. былъ назначенъ предсѣдателемъ департамента законовъ Государственнаго Совѣта. Череэъ этотъдепартаментъ и гражданскій (въ соедчненныхъ засѣданіяхъ предсѣдательствовалъ Г.), къ сентябрю 1862 г., были проведены основныя положенія судебной реформы 1864 года, и Г. сталъ всецѣло на ихъ сторону, поддерживая ихъ потомъ и въ общемъ собраніи Государственнаго Совѣта, въ которомъ онъ съ іюня 1862 г. долженъ былъ на случай болѣзни или отсутствія предсѣдателя Совѣта графа Блудова предсѣдательствовать. Съ этого же времени онъ замѣнялъ предсѣдателя графа Блудова и въ Главномъ Комитетѣ объ устроііствѣ сельскаго населенія, а также въ Комитетѣ министровъ. 24 февраля 1864 г. ему повелѣно быть предсѣдательствующимъ въ Государственномъ Совѣтѣ и предсѣдателемъ Комитета министровъ. Кромѣ того, онъ былъ предсѣдателемъ комитетовъ: западнаго, сибирскаго, кавказскаго и по дѣламъ Царства Польскаго. 1 января 1865 г. въ ознаменованіе 60‑лѣтняго служенія Престолу и Отечеству и выраженіе искренней и душевной Монаршей признательности за окончаніе въ Государственномъ Совѣтѣ разсмотрѣнія дѣла попреобразованію судебной части ему былъ пожалованъ при особомъ Высочайшемъ рескриптѣ украшенный алмазами портреть Государя для ношенія въ петлицѣ, на андреевской лентѣ. Когда въ 1865 г. предсѣдателемъ Государственнаго Совѣта сталъ Вел. Кн. Константинъ Николаевичъ, то Г. повелѣно было предсѣдательствовать въ совѣтѣ въ отсутствіе Его Высочества. Наконецъ, на Г. было возложено еще одно важное порученіе. Когда 28 іюня 1866 г. былъ образованъ Верховный уголовный судъ для разбора дѣла Каракозова, покушавшагося на жизнь Императора Александра II, и 34 другихъ лицъ, обвинявшихся въ принадлежности къ тайному революціонному сообществу, то предсѣдателемъ его былъ назначенъ престарѣлый Г. По отзыву присутствовавшихъ, образъ дѣйствій предсѣдателя суда отличался полнымъ безпристрастіемъ. 16 мая 1867 г. Г. былъ назначенъ на время отсутствія Государя изъ столицы членомъ особой правительственной комиссіи, а 20 мая 1868 г. пожалованъ въ дѣйствительные тайные совѣтники 1‑го класса. [88]27 января 1869 г. Г. былъ избранъ почетнымъ членомъ Петербургекаго университета. Въ концѣ 1871 г. Г. опасио заболѣлъ и 21 февраля 1872 г. скончался на 81 году жизни въ Петербургѣ; похороненъ въ Новодѣвичьемъ монастырѣ.

Князь Г. имѣлъ всѣ высшіе русскіе ордена: св. Анны 1 ст. (1824, съ Имп. кор. 1831), Владиміра 2 ст. (1826 г.) и 1 ст., (1851), Бѣлаго Орла (1836), св. Александра Невскаго (1840, алмазн. знаки 1848) и Андрея Первозваннаго (1857, алмазн. знаки 1863) и не мало иностранныхъ. Женатъ онъ былъ на дочери генералъ-лейтенанта Г. И. Глазенапа, Марьѣ Григорьевнѣ, и имѣлъ шесть сыновей, изъ которыхъ Сергѣй Павловичъ (1818—1870) былъ архангельскимъ и саратовскимъ губернаторомъ, и одну дочь.

Отчетъ по Государственному Совѣту за 1872 г. — Бар. Корфъ. Восшествіе на престолъ имп. Николая I. — «Русская Старина» 1872 г. № 3. — «Московскія Вѣдомости» 1872 г. № 48. — «Всемірная Иллюстрація» 1872 г. № 167. — «Бессарабскія Вѣдомости» 1872 г. № 19. — Березинъ. Русскій Энциклопедическій Словарь. — Брокгаузъ и Ефронъ. Энциклопедическій Словарь, т.т. VI и VII. —Н. П. Семеновъ. Освобожденіе крестьянъ въ царствованіе императора Александра II, т.т.  II и III. — Корниловъ А. А. Крестьянская реформа, стр. 122, 155 и др. — Джаншіевъ. Эпоха великихъ реформъ. Главы I, VII и др. — «Русскія Вѣдомости», 1911 г. № 40 (статья А. А. Мануилова). — Формулярный списокъ. — О кн. П. П. Гагаринѣ см. также Записки сенатора Фишера (Истор. Вѣстн. 1908 г., т. I, 799) и члена Госуд. Совѣта Есиповича (Рус. Стар. 1909 г. № 4).