Мушке (Гейне; Минаев)

Мушке
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Für die Mouche («Es träumte mir von einer Sommernacht…»), 1856. — Источник: Полное собрание сочинений Генриха Гейне / Под редакцией и с биографическим очерком Петра Вейнберга — 2-е изд. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1904. — Т. 6. — С. 42—45.. • См. также перевод Чюминой.Мушке (Гейне; Минаев) в дореформенной орфографии


Мушке


Мне приснилось, что в летнюю ночь вкруг меня,
В лунном свете, вдали от движенья,
Видны были развалины храмов, дворцов,
И обломки времён возрожденья.

Из-под груды камней выступал ряд колонн
В самом строгом дорическом стиле,
Так насмешливо в небо смотря, словно им
Стрелы молний неведомы были.

Там лежали порталы, разбитые в прах,
10 На массивных карнизах скульптуры,
Где смешались животные вместе с людьми —
Сфинкс с Центавром, Сатир и Амуры…

Там ничем не закрытый стоял саркофаг,
Пощажённый вполне разрушеньем,
15 И лежал в саркофаге мертвец, как живой,
Бледный, с грустным лица выраженьем,

С напряжением вытянув шеи, его
На ладонях несли карьятиды;
И изваяны были с обеих сторон
20 Барельефов различные виды.

Вот Олимп с целым сонмом беспутных богов,
Сладострастно раскрывших объятья:
Вот Адам рядом с Евой, и фиговый лист
Заменяегь им всякое платье;

25 Вот падение Трои, Елена, Парис,
Гектор сам пред воинственным станом;
Моисей с Аароном, Юдифь и Эсфирь,
Олоферн тоже рядом с Аманом.

Вот Меркурий, Амур, Аполлон и Вулкан,
30 И Венера с кокетливой миной,
Вот и Бахус с Приамом, и толстый Силен,
И Плутон со своей Прозерпиной.

И осёл Валаама был тут же (осёл
Был со сходством большим изваянный)
35 Испытанье Творцом Авраама, и Лот
С дочерьми, окончательно пьяный;

Сь головою Крестителя блюдо; за ним
В танце бешеном Иродиада;
Пётр апостол с ключами от райских ворот,
40 Сатана и вся внутренность ада;

И развратник Зевес в похожденьях своих
Был представлен здесь — как он победу
Над Данаей дождём золотым одержал,
Как сгубил, в виде лебедя, Леду;

45 Там с охотою дикой Диана спешит,
А вокругь неё нимфы и доги;
Геркулес в женском платье за прялкой сидит
И кудель он прядёт на пороге.

Тут же рядом Синай; у подошвы его
50 Вот Израиль с своими быками;
Там ребёнок Христос с стариками ведёт
Богословские споры во храме.

Мифология с библией рядом стоят,
И контрасты намеренно резки,
55 И как рама, кругом обвивает их плющ
В виде общей одной арабески.

Но не странно-ль? Меж тем как смотрел я, в мечты
Погружённый душою дремавшей,
Мне казалось, что сам я тот бледный мертвец,
60 В саркофаге открытом лежавший.

В головах же гробницы моей рос цветок,
Ярко жёлтый и вместе лиловый,
Он по виду причудлив, загадочен был,
Но дышал красотою суровой.

65 «Страстоцветом» его называет народ.
Вырос будто — о том есть преданье —
Тот цветок ва Голгофе, когда Ииеус
На кресте изнемог от страданья.

Как свидетельство казни, цветок, говорят,
70 Все орудия пытки Христовой
Отразил в своей чашке среди лепеcтков,
Обличить постоянно готовый.

Атрибуты Христовых страстей в том цветке,
Как в застенке ином сохранились;
75 Например: бич, верёвки, терновый венец,
Крест и чаша там вместе таились.

Над моею гробницею этот цветок
Нагибался и, труп мой холодный
Охраняя, мне руки и лоб, и глаза
80 Целовал он с тоской безысходной.

И по прихоти сна, тот цветок страстоцвет
Образ женщины принял мгновенно…
Неужели я, милая, вижу тебя?
Это ты, это ты несомненнои

85 Ты была тем цветком, дорогая моя!
По лобзаньям я мог догадаться:
У цветов нет таких жарких, пламенных слёз,
Так не могут цветы целоваться.

Хоть глаза мои были закрыты, но я
90 Всё же видел с немым обожаньем,
Как смотрела ты нежно, склонясь надо мной,
Освещённая лунным мерцаньем.

Мы молчали, но сердцем своим понимал
Я все мысли твои и желанья:
95 Нет невинности в слове, слетающем с уст,
И цветок любви чистой — молчанье.

Разговоры без слов! Можно верить едва,
Что в беседе безмолвной, казалось,
Та блаженно ужасная ночь, словно миг,
100 В сновнденье прекрасном промчалась.

Говорили о чём мы — не спрашивай, нет!..
Допытайся, добейся, ответа,
Что волна говорит набежавшей волне,
Плачет ветер о чём до рассвета;

105 Для кого лучезарно карбункул блестит,
Для кого льют цветы ароматы…
И о чём говорил страстоцвет с мертвецом —
Не старайся узнать никогда ты.

Я не знаю, как долго в гробнице своей
110 Я пленительным сном наслаждался…
Ах, окончился он — и мертвец со своим
Безмятежным блаженством расстался.

Смерть! В могильной твоей тишине только нам
И дано находить сладострастье…
115 Жизнь страданья одни да порывы страстей
Выдаёт нам безумно за счастье.

Но — о, горе! — исчезло блаженство моё;
Вкруг меня шум внезапный раздался —
И в испуге бежал дорогой мой цветок…
120 С бранью топот ужасный смешался.

Да, я слышал кругом рёв, и крики, и брань
И, прислушавшись к дикому хору,
Распознал, что теперь на гробнице моей
Барельефы затеяли ссору.

125 Заблуждения старые в мраморе плит
Стали спорить кругом неустанно;
Моисея проклятья в том споре слились
С бранью дикого лешего Пана.

О, тот спор не окончится! Спор красоты
130 С словом истины — он беспределен;
Человечество будет разбито всегда
На две партии: варвар и эллин.

Проклинали, шумели, ругались они,
Увлечённые гневом старинным;
135 Но осёл Валаамский богов и святых
Заглушил своим криком ослиным.

Слушать дикие звуки его, наконец,
Отвратительно стало и больно,
Возмутил меня этот глупейший осёл,
140 Крикнул я и — проснулся невольно.