Yat-round-icon1.jpg

Миражи
авторъ Дмитрій Дмитріевичъ Минаевъ (1835—1889)
На перепутьи, 1871
Источникъ: Д. Д. Минаевъ. На перепутьи. — СПб.: Изданіе книгопродавца-типографа Б. Н. Плотникова, 1871. — С. 163—167.. Миражи (Минаев)/ДО въ новой орѳографіи


Миражи.


[163]
E quinci sien le nostre viste sazie.
Dante.
I.

Переживая новый періодъ,
Довольно намъ играть другъ съ другомъ въ прятки;
На все бываетъ въ мірѣ свой чередъ,
И чѣмъ глядѣть впередъ намъ безъ оглядки,
Посмотримъ съ любопытствомъ мы назадъ,
На всѣ явленья пройденной дороги.
Лѣтъ за десять сведемъ свои итоги
И, наблюдая жизни новый складъ,
Займемся мы, не предаваясь бреднямъ,
10 Своимъ десятилѣтіемъ послѣднимъ.

II.

Мы поняли въ затишьи позднихъ дней,
Что все же десять лѣтъ прошло не даромъ.
Они должны на родинѣ моей
Быть памятны всѣмъ рутинерамъ старымъ:
15 Откупщикамъ, развѣнчаннымъ пѣвцамъ
(Пришлось себѣ отходную пропѣть имъ),

[164]

Съ надеждами обманутыми дѣтямъ
И безъ крестьянъ оставшимся отцамъ,
Въ которыхъ всѣ волненья унялись бы,
20 Когда мы имъ оставили ихъ избы.

III.

Гдѣ жъ та, гдѣ та горячая пора?
Кипѣла жизнь, являлись вкругъ таланты;
Для прессы, для журнальнаго пера
Бросали офицеры аксельбанты;
25 Закутавшись въ таинственный вуаль,
Являлась гласность къ намъ и, какъ диктаторъ,
Былъ всюду принятъ каждый литераторъ.
Смотрѣла съ упованьемъ юность въ даль
И, сбитая движеньемъ новымъ съ толку,
30 Ворчала старость только втихомолку.

IV.

Торжественно встрѣчали мы канунъ
Какой-то новой эры небывалой;
Свой вѣковѣчный, нравственный колтунъ
Мы прикрывали, съ храбростью не малой,
35 Шумихой современныхъ звонкихъ фразъ,
Отъ либераловъ не было отбою
И, искренно довольная собою,
Какъ лучшая изъ всѣхъ живущихъ расъ,
Русь принялась, на удивленье внукамъ,
40 За книжки по естественнымъ наукамъ.

[165]
V.

То былъ эпидемическій куражъ
Наивной лжи, поэзія обмана,
Національной гордости миражъ;
То былъ прогрессъ танцклассовъ и канкана,
45 Дешевыхъ обличительныхъ статей,
Когда сѣдые даже генералы,
Спѣшили постригаться въ радикалы,
А барыни, забывъ своихъ дѣтей,
Считали дѣломъ моднымъ и веселымъ
50 Тасканье по воскреснымъ нашимъ школамъ.

VI.

Необходимость „женскаго труда“
Онѣ признали всѣ безъ исключенья,
Хоть сами — это, впрочемъ, не бѣда —
Сбивались на таблицѣ умноженья,
55 Домашній бытъ считали за ничто
И, хоть брала ужасная зѣвота,
Всѣ въ запуски читали Молешота.
Потомъ — увы! — за домино-лото
Я въ клубѣ видѣлъ ихъ и, вы поймете,
60 Тамъ шла ли рѣчь у нихъ о Молешотѣ?!

VII.

Какъ не похожи наши времена
На прежнія!.. А было то давно ли? —

[166]

Въ быту чиновномъ каждая жена
Вдругъ приходила къ мысли: что́ въ неволѣ —
65 Что́ съ мужемъ жить подъ кровлею одной;
Что ничего нѣтъ хуже и печальнѣй
Владычества межь кухнею и спальной,
А потому — жена рѣшала — оба
Должны мы жить и дѣйствовать особо…

VIII.

70 — „Вы знаете, я съ мужемъ разошлась…“
Мнѣ разъ сказала дачная сосѣдка.
— „Что жъ, онъ тираномъ, что ли, былъ для васъ?“
— „Ахъ, нѣтъ! Онъ добръ, мы ссорились такъ рѣдко…“
— „Такъ вы его не любите?“ — „O, нѣтъ,
75 Онъ для меня на свѣтѣ всѣхъ дороже…“
И барыня заплакала. — „Такъ что же
Вамъ жить мѣшаетъ вмѣстѣ?“ И отвѣтъ
Все жъ былъ таковъ, что нужно разойтись имъ,
Чтобъ человѣкъ вполнѣ былъ независимъ.

IX.

80 Въ тѣ дни немногихъ труженицъ я зналъ,
Но всѣ онѣ трудились скромно, тихо;
Имъ нравился въ наукѣ не скандалъ,
Съ какимъ иная модная шутиха
На лекціяхъ сидѣла развалясь,
85 Въ театрахъ храбро шикала актёрамъ,

[167]

Иль всѣмъ мѣшала громкимъ разговоромъ,
Въ публичной библіотекѣ явясь,
Гдѣ въ курсахъ акушерскихъ среди зала
Рисунковъ соблазнительныхъ искала.

X.

90 Во всемъ пересолить мы — мастера,
Такую Богъ славянамъ далъ натуру.
Вступивъ на путь прогресса и добра,
Мы бросимся сейчасъ въ карикатуру,
И всякій принципъ здравый и святой
95 Мы сдѣлаемъ комическимъ и пошлымъ;
Однакоже, въ томъ недалекомъ прошломъ
Съ какой-то добродушной простотой
Кичились мы въ стихахъ плохихъ и прозой
Общественной своей метаморфозой.

XI.

100 Гдѣ жъ та пора? Бойцы, гдѣ ваша рать?
Лежатъ въ пыли заброшенныя книжки;
Приверженная, жалкая печать
Обдѣлываетъ грязныя дѣлишки,
Затишье прежнее пришло само собой,
105 Зловѣщій штиль — въ житейскомъ мертвомъ морѣ…
Такъ сказку старую мы пережили вскорѣ:
Опять сидитъ старуха предъ избой,
Нежданой перемѣною убита,
А передъ ней — разбитое корыто.




PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.