Открыть главное меню

История одного города : Издал М. Е. Салтыков.
С.-Петербург, 1870

автор Иван Сергеевич Тургенев
Дата создания: конец 1870 – начало 1871, опубл.: март 1871 — 1897[1][2]. Источник: Тургенев И. С. Произведения в 12 томах // Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1982. — Т. 10. Повести и рассказы. 1881—1883. Стихотворения в прозе. 1878—1883. Произведения разных годов. — С. 264-265. • Этот текст представляет собой рецензию Тургенева на публиковавшийся в «Отечественных записках» (1869-1870 гг.) роман Салтыкова-Щедрина «История одного города», осенью 1870 года выпущенный отдельным изданием.[3] Первоначально рецензия была написана на английском языке для лондонского журнала «The Academy». Оригинал тургеневского текста можно найти внизу страницы.


История одного города
Издал М. Е. Салтыков.
С.-Петербург, 1870

Вот книга, которую, несмотря на её эксцентричность, переходящую местами даже в карикатурность, не только будут с удовольствием читать любители юмора и сатирической verve,[* 1] но несомненно примет во внимание и будущий историк перемен, преобразивших за последние сто лет физиономию российского общества. Автор её, пишущий обыкновенно под именем Щедрина, но в действительности носящий имя Салтыкова (к слову сказать, потомок древнего рода московских бояр), был подобно многим другим писателям заподозрен в распространении либеральных идей и испытал свою долю преследований и ссылки при императоре Николае.[4] Позднее он приобрёл широкую известность, опубликовав лет пятнадцать назад серию рассказов под названием «Губернские очерки», в которых с неукротимой силой бичевал многочисленные злоупотребления, царившие тогда под именем Власти и Правосудия.

Своей сатирической манерой Салтыков несколько напоминает Ювенала. Его смех горек и резок, его насмешка нередко оскорбляет. Но, как мы уже сказали, его негодование часто принимает форму карикатуры. Существует два рода карикатуры: одна преувеличивает истину, как бы посредством увеличительного стекла, но никогда не извращает полностью её сущность, другая же более или менее сознательно отклоняется от естественной правды и реальных соотношений. Салтыков прибегает только к первому роду, который один только и допустим. Это — естественное проявление его характера, в котором внутренняя доброта и чувствительность скрыты под внешней суровостью. В то же время он обладает настолько тонкой восприимчивостью, что даже способен к интуитивному прозрению. Он много читал, а главное, много видел. Действительно, он знает свою страну лучше, чем кто бы то ни было. «История одного города» — это в сущности сатирическая история русского общества во второй половине прошлого и в начале нынешнего столетия, изложенная в форме комического описания города Глупова и начальников, последовательно правивших им с 1762 по 1826 г. Целиком перевести её <на английский или французский язык> невозможно, и западная публика, я думаю, не поняла бы и не оценила бы её. Местный колорит здесь слишком силён, а язык слишком часто сбивается на жаргон.[5] Часто также автор даёт полную волю своему воображению и доходит до совершенных нелепостей. Так, например, в ряду типичных градоначальников Глупова есть один, у которого вместо головы — pâté de foie gras;[* 2] в конце концов её пожирает предводитель дворянства, большой gourmand[* 3] и любитель трюфелей. Весьма возможно, что подобные нелепицы введены с умыслом, чтобы сбить с толку слишком бдительного или чиновного читателя.

В Салтыкове есть нечто свифтовское: этот серьёзный и злобный юмор, этот реализм, трезвый и ясный среди самой необузданной игры воображения, и особенно этот неколебимый здравый смысл (я бы даже сказал — сдержанность), сохраняемый несмотря на неистовства и преувеличения формы. Я видел, как слушатели корчились от смеха при чтении некоторых очерков Салтыкова. Было что-то почти страшное в этом смехе, потому что публика, смеясь, в то же время чувствовала, как бич хлещет её самоё. Повторяю, «Историю одного города» нельзя перевести полностью, но я думаю, что из вереницы городничих, проходящих перед глазами читателя, достаточно было бы отобрать несколько типов, чтобы дать иностранцам представление о том интересе, который возбудила в России эта странная и поразительная книга, представляющая в аллегорической по необходимости форме слишком верную, увы! картину русской истории. В особенности я хотел бы обратить внимание на очерк о городничем Угрюм-Бурчееве, в лице которого все узнали зловещий и отталкивающий облик Аракчеева, всесильного любимца Александра I в последние годы его царствования.

Иван Тургенев


ПримечанияПравить

  1. страстности, пристрастности, пыла, интереса
  2. паштет из гусиной печенки, фуа гра (классический французский деликатесс)
  3. гурман


Примечания редакторов Викитеки
и Н.В.Измайлова при участии Л.Н.Назаровой
.
Править

Отношение Тургенева к М. Е. Салтыкову-Щедрину в разные периоды жизни было пристрастным, неровным и претерпело значительную эволюцию. В пору издания Салтыковым его ранних «Губернских очерков» (1856–1857) восприятие Тургеневым его творчества было резко отрицательным. «…если г. Щедрин имеет успех, — писал Тургенев 8 (20) марта 1857 г. Е. Я. Колбасину, — то, говоря его словами, писать уже не для че. Пусть публика набивает себе брюхо этими пряностями». На следующий день он ещё более резко описывал свои впечатления от «Губернских очерков» П. В. Анненкову: «А г. Щедрина я решительно читать не могу <...> Это грубое глумление, этот топорный юмор, этот вонючий канцелярской кислятиной язык…» (об этом также можно прочитать в письмах к В. П. Боткину от 17 февраля (1 марта) 1857 г. и к Л. Н. Толстому от 25 ноября (7 декабря) 1857 г.).

В течение 1860-х годов отношение Тургенева к Щедрину начинает постепенно меняться. Он постепенно признаёт значение творчества сатирика и уже в 1869 году пишет в «Воспоминаниях о Белинском», перечисляя лучших писателей этого времени: «Как бы порадовался он <Белинский> поэтическому дару Л. Н. Толстого, силе Островского, юмору Писемского, сатире Салтыкова, трезвой правде Решетникова

И наконец, «История одного города» с момента знакомства с текстом первых двух глав вызвала самое горячее восхищение Тургенева. 27 января (8 февраля) 1870 г. он писал Павлу Анненкову: «Во втором нумере „Отечественных записок“ я уже успел прочесть продолжение „Истории одного города“ Салтыкова и хохотал до чихоты. Он нет, нет, да и заденет меня; но это ничего не значит: он прелестен».[6] В письме к И. П. Борисову от 1 (13) апреля 1870 г. Тургенев называет «Историю одного города» «преуморительной вещью».

В том же году в письме от 30 ноября (12 декабря) к Салтыкову, который прислал ему только что изданную отдельной книгой «Историю одного города», Тургенев высказал некоторые мысли, получившие дальнейшее развитие в его английской статье: «Душевно благодарю Вас за память обо мне и за великое удовольствие, которое доставила мне Ваша книга: прочёл я её немедленно. Не говоря уже о прочих её достоинствах, эта книга в своем роде драгоценный исторический материал, который ни одним нашим будущим бытописателем обойдённым быть не должен. Под своей резко сатирической, иногда фантастической формой, своим злобным юмором напоминающей лучшие страницы Свифта, „История одного города“ представляет самое правдивое воспроизведение одной из коренных сторон российской физиономии…»

Ещё немного позднее, в 1870-1880-е гг. Тургеневу были уже окончательно понятны масштабы личности и творчества Салтыкова-Щедрина, которому он писал 9 (21) апреля 1873 г.: «Вы отмежевали себе в нашей словесности целую область, в которой Вы неоспоримый мастер и первый человек», и 12 (24) сентября 1882 г.: «...Вы Салтыков-Щедрин, писатель, которому суждено было провести глубокий след в нашей литературе — вот Вас и ненавидят — и любят, смотря кто».

«Как сатирик он не имеет себе равного», — не раз говорил Тургенев М. М. Ковалевскому о Салтыкове-Щедрине (Ковалевский М. «Воспоминания о И. С. Тургеневе». — «Минувшие годы», 1908, № 8, стр. 14.), а в разговоре с С. Н. Кривенко в 1881 г. заметил о сатирике: «Знаете, что мне иногда кажется: что на его плечах вся наша литература теперь лежит» (Революционеры-семидесятники, стр. 236). Вместе с тем, в отзывах Тургенева ощущается некий элемент бескорыстного восхищения от «стороннего наблюдателя», поскольку он сам не имел ни силы, ни опыта в салтыковских жанрах.

15 (27) мая 1879 г. Иван Тургенев прочёл на благотворительном литературно-музыкальном утре в пользу русской колонии в Париже сказочную «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», а в 1881 г. выступил инициатором издания трёх сказок Салтыкова-Щедрина во французском переводе.

Ещё до выхода рецензии в английской печати, — 27 февраля 1871 г. (дата по старому стилю), встретившись с Салтыковым-Щедриным в Петербурге на благотворительном вечере в пользу французов, раненых во время разгромной франко-прусской войны, Тургенев подарил ему оттиск своей будущей статьи из «The Academy». Этот эпизод настолько врезался в память Салтыкову-Щедрину, что спустя полтора десятка лет, уже в конце жизни он рассказывал о нём Л. Ф. Пантелееву (Пантелеев Л. Ф. Воспоминания. М., 1958, с. 451–452.)

С большой готовностью Иван Тургенев участвовал и в публичных событиях, так или иначе, связанных с творчеством Салтыкова-Щедрина. К примеру, 15 (27) мая 1879 г. Тургенев прочёл на благотворительном литературно-музыкальном утре в пользу русской колонии в Париже сказочную «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», а в 1881 г. выступил инициатором издания трёх сказок Салтыкова-Щедрина во французском переводе.




  1. Первоначально рецензия Тургенева была написана на английском языке и была впервые опубликована в журнале «The Academy» (Лондон), 1871, № 19, March 1, p. 151–152, с подписью: Ivan Tourguéneff. — Автограф не найден. Печатается по тексту (и переводу с текста) первой публикации.
    Кракая заметка о публикации в «The Academy» «небольшой статейки И. С. Тургенева по поводу книги Салтыкова (Щедрина) „История одного города“» появилась в «Русском архиве» (№ 3–4 за 1872 г., столб. 776–777).
    Перепечатано: «Русские Пропилеи», том 3, И.С.Тургенев, стр. 219–222. — Москва, Издание М. и С. Сабашниковых, 1916 г.
    Первый русский перевод издан: «Книжки Недели», 1897 г., апрель, с. 8–10 [202].
    В собрание сочинений впервые включено в издании: В собрание сочинений впервые включено в издании: И. С. Тургенев, Сочинения, под ред. К. Халабаева и Б. Эйхенбаума, тт. I-XII, ГИХЛ. М.- Л., 1929-1934, т. XII, стр. 169–172.
  2. также существует ещё один вариант перевода Н. М. Гутьяра на русский язык с цензурными изъятиями. Напечатан впервые: «Орловский вестник», № 115 от 1 мая 1899 г., стр. 2. Почти сразу этот вариант был перепечатан в С-Петербургских Ведомостях, № 119 от 4 (16) мая 1899 г., стр. 1.
  3. Тургенев читал «Историю одного города» в обеих публикациях. Сначала в «Отечественных записках», которые попали в его руки с конца 1869 года, а затем — в книге, присланной ему автором в начале декабря 1870 года.
  4. Хотя Михаил Салтыков (в те поры едва достигший совершеннолетия) не раз посещал кружок Петрашевского и участвовал в его работе, он избежал приговора по этому делу — в основном, потому, что был осуждён ранее, причём, в индивидуальном порядке. 28 апреля 1848 года по личному распоряжению Николая I в наказание за излишнее «вольнодумие» он был сослан — в Вятку и уже 3 июля того же года определён канцелярским чиновником при Вятском губернском правлении. Ссылка Михаила Салтыкова закончилась только спустя семь с половиной лет, уже после смерти Николая I, в ноябре 1855 года.
  5. Тургенев использует здесь слово жаргон в его исконном значении, предполагающем не «грубую уличную речь», а скорее — индивидуальное писательское «арго». Вместе с тем, известно, что при написании «Истории одного города» Салтыков-Щедрин пользовался специальными словарями и своими записками, сделанными во время частых инспекций по разным областям России. В частности, шутливо-издевательские прозвища жителей разных губерний (племён, живших издревле на месте Глупова) писатель почерпнул из книг Владимира Даля и Ивана Сахарова. Именно оттуда произошли знаменитые головотяпы (в словаре — егорьевцы), гужееды (в словаре — новгородцы) и т.д.
  6. «...нет, нет, да и заденет меня...» — на этот счёт есть разные мнения. Е. И. Покусаев высказывал предположение, что Тургенев обнаружил в главе «Войны за просвещение» аллюзии со своим творчеством — в форме злой иронии над той самой «цивилизацией», которую он пропагандировал устами Потугина в романе «Дым» (Покусаев Е. И. «Революционная сатира Салтыкова-Щедрина». — М., 1963 г., с. 55). — По версии А. П. Могилянского, Тургенев нашёл в этой главе скрытую пародию на некоторые мотивы своих «Призраков» (см.: Тургенев, ПСС и П, Письма, т. 8, с. 498).




History Of A Town
Edited by M. E. Saltykoff,
St.-Petersburg, 1870
[1]

This is a book which in spite of its eccentricity, an eccentricity even running somewhat into caricature, will not only be read with pleasure by lovers of humour and of satirical verve, but will doubtless be taken into consideration by the future historian of the changes through which the face of Russian society has passed during the last hundred years. Its author, who usually writes under the name of Stchedrine, but whose real name is Saltykoff (a descendant, by the way, of the ancient family of Moscow Boyars of that name), after having, like many other writers suspected of propagating liberal opinions, undergone his time of persecution and of exile under the Emperor Nicholas, acquired a great deal of popularity by the publication, some fifteen years ago, of a series of sketches called Scenes of Provincial Life (Gubernskie Ocherki), in which he lashed with indomitable vigour the numerous abuses then current under the name of Government and Justice.

Saltykoff’s manner as a satirist somewhat resembles that of Juvenal. His laughter is bitter and strident, his raillery not unfrequently insulting. But, as we have already said, his violence often assumes the form of caricature. Now there are two kinds of caricature: that which exaggerates the truth, as with a magnifying glass, but which never entirely alters its nature, and that which more or less consciously deviates from the natural truth and proportion of fact. Saltykoff indulges in the first kind only, the only admissible one. It is the natural consequence of his character: kind and sensitive at bottom, but superficially rude. At the same time he is very delicate in his perceptions, which have something of instinct and divination about them. He has read much, and above all he has seen much. In fact he knows his own country better than any man living. The History of a Town — which is in reality a sort of satirical history of Russian society during the second half of the past and the beginning of the present century, under the form of a burlesque description of the town of Glupoff, and of the governors who successively ruled over it from 1762 to 1826 — could not well be translated in its entirety, nor do I think that it could be understood or appreciated by a Western public. The «taste of the soil» is too perceptible, and the language too often runs into slang. Frequently too the author allows his fancy to run away with him in a manner quite preposterous. In the series of typical Governors of Glupoff (Dullborough), for instance, there is one who has for his head a pâté de foie gras, which is eventually devoured by the «Marshal of the Nobility», a great gourmand and lover of truffles. Such absurdities as these, very possibly, have been introduced on purpose, in order to discomfit the overattentive or official reader.

There is something of Swift in Saltykoff; that serious and grim comedy, that realism — prosaic in its lucidity amidst the wildest play of fancy — and, above all, that constant good sense — I may even say that moderation — kept up in spite of so much violence and exaggeration of form. I have seen audiences thrown into convulsions of laughter by the recital of some of Saltykoff’s sketches. There was something almost terrible in that laughter, the public, even while laughing, feeling itself under the lash. I repeat that the History of a Town could not be translated as it stands, but I think that a selection might be made out of the different forms of its Governors which pass before the reader’s eyes, sufficient of give an idea to foreigners of the interest excited in Russia by a strange and striking book — one which, under a form necessarily allegorical, offers a picture of Russian history which is, alas! too true. More particularly I would call attention to the sketch of the Governor Ugrium-Burcheeff, in whose face every one has recognised the sinister and repulsive features of Arakcheeff, the all-powerful favourite of Alexander I during the last years of his reign.



ПримечанияПравить

  1. Тургенев И.С. History of a Town. Edited by M. E. Saltykoff // И.С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. М.: Наука, 1982. Т. 10. С. 262—263