Испанский студент (Уланд; Мин)

Испанский студент
автор Людвиг Уланд (1787—1862), пер. Дмитрий Егорович Мин (1818—1885)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Student (Liebesklagen, 1), опубл. 1815. — Источник: «Русский вестник», 1880, т. 145, январь, с. 411—413. Испанский студент (Уланд; Мин) в дореформенной орфографии



Испанский студент


Как-то раз я в Саламанке
Утром по саду гулял
И при песнях соловьиных
У Гомера прочитал,

Как в блистательной одежде
Шла Елена по стенам,
И в таком явилась блеске
Илионским старшинам,

Что иной из седовласых
Бормотал там старшина:
«Нет другой тебе подобной,
Богоравная жена!»

Весь я в чтенье погрузился;
Вдруг послышался в кустах
Тихий шепот, чудный голос,
Приводивший сердце в страх.

На соседнем там алтане —
Нет, была то не мечта! —
Как Елена, мне явилась
Неземная красота.

С ней был рядом старикашка
И — клянусь вам — чудака
Я готов был счесть за старца
Из Троянского кружка.

Да и сам я стал Ахейцем,
Подводившим под алтан,
Как под новый город Трои,
Для осады ратный стань.

Молвить проше без метафор, —
С той поры всё лета в сад
Каждый вечер с звонкой лютней
Я ходпл для серенад.

Пел на все лады и тоны
Про любовь свою, пока
Мне в окно она головкой
Не кивнула рать слегка.

Так с полгода наши ночи
Проводили мы без сна,
Тешась музыкой, спасибо
Глухоте опекуна.

Хоть ревнивец в час бессонный
И вставал порой с одра,
Но ему была не слышна
Лютни звонкая игра.

Но раз ночью — небо страшно
Облеклось в могильный мрак —
Мне она не отвечала
На условленный наш знак.

Лишь беззубую старуху
Песней поднял я от сна,
Лишь седая баба эхо
Отвечала мне одна.

Так исчезла наша прелесть!
Всюду тишь и пустота!
Запустел и сад цветистый,
И все милые места.

Кто она, откуда родом,
Я, увы, не мог узнать:
Мне об этом запретила
Моя прелесть вопрошать.

С той поры ее ищу я
И брогку по городам;
Бросив в сторону Гомера,
Одиссеем стал я сам.

Взял себе в подруги лютню,
И лишь встречу где алтан,
Иль окно с решеткой, тихо
Я пою про свой роман.

В городах пою и селах,
Как в те летни вечера,
Когда пел я в Саламанке
Милой даме до утра.

Но желанного ответа
Не добьюсь еще никак;
Лишь седая баба эхо
Вторит мне в полночный мрак.


1880