Открыть главное меню

Дорога над пропастью в Чуфут-Кале (Мицкевич; Бенедиктов)

Дорога над пропастью в Чуфут-Кале[1]
автор Адам Мицкевич, пер. Владимир Григорьевич Бенедиктов
Язык оригинала: польский. Название в оригинале: Droga nad przepaścią w Czufut-Kale. — Из цикла «Крымские сонеты». Источник: Мицкевич А. Сочинения А. Мицкевича. — СПб.: Типография М. О. Вольфа, 1883. — Т. II. — С. 163.Дорога над пропастью в Чуфут-Кале (Мицкевич; Бенедиктов) в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



* * *


Мирза.


Молитву прочтя и поводья спустив, отвернись!
О, всадник! Здесь разумом конским ногам покорись![2]
Конь верный! Смотри, как, склонясь над оврагом открытым,
Колени пригнул он, за край ухватился копытом.

Шагнул — и повиснул! Туда не заглядывай! Взор
До дна не дохватит внизу и не станет в упор.
Рукой не тянись туда: надо сперва окрылиться; —
И мысли туда не ввергай: её груз углубится,

Как якорь, опущенный с мелкой ладьи в глубину, —
Но моря насквозь не пронзив, не прицепится к дну,
А только ладью опрокинет в пучину и втянет.

Пилигрим.


Мирза! А ведь я в эту щель заглянул и — дрожу!
Я видел там… Что я там видел — за гробом скажу;
Земным языком и не выразишь: слов не достанет.



Примечания

  1. Чуфут-Кале — местечко, расположенное на высокой голой скале. Домики, на краю пропасти стоящие, похожи на гнёзда ласточек. Тропинка, по которой надобно взбираться на гору, для путника затруднительна и опасна: она висит над бездною. Если взглянуть вниз из окна одного из тех домиков, то взор падает в глубину неизмеримую.
  2. Лошади крымские, при трудных и опасных переправах, обнаруживают удивительный инстинкт осторожности. Прежде, чем поставить ногу, лошадь крымская, подняв её и сдерживая на воздухе, пробует камни, где бы можно было ступить с большею безопасностью, и не прежде, как сделав надлежащий выбор, совершает шаг свой.