Yat-round-icon1.jpg
Полное собраніе стихотвореній — Деревенскій сонъ
авторъ Яковъ Петровичъ Полонскій.
Источникъ: Яковъ Петровичъ Полонскій.. Полное собраніе стихотвореній. — СПб.: А. Ф. Марксъ, 1896. — Т. 3. — С. 62 — 68. Деревенский сон (Полонский)/ДО въ новой орѳографіи

[62]
ДЕРЕВЕНСКІЙ СОНЪ.

Бабушка-ткачиха —
За станкомъ, а внучка
То прядетъ, то вскочитъ,
Словно бѣлоручка…

Говорятъ, — лѣнива,
Говорятъ, — неряха,
Да зато красива
Молодая пряха.

Ростомъ невеличка,
Только зорки глазки…
Позабыла Груня
Бабушкины сказки…

[63]


И читать забыла;
У нея въ избенкѣ
Въ хламѣ не отроешь
Ни одной книжонки…

Все-то ей поется,
Дома не сидится,
Грезится подъ утро,
По ночамъ не спится.

И о чемъ ей грезить —
Босоножкѣ съ дѣтства!
Свитка да подушка —
Все ея наслѣдство.

Вотъ она въ чуланѣ
Душномъ, въ одиночку —
Разметалась, — видно,
Не спалось всю ночку…

Ужъ давно въ деревнѣ
Пѣтухи пропѣли,
И заря ей плечи
Золотитъ сквозь щели.

[64]


Чу!.. Свирѣль… Но Груня
Ничего не слышитъ,
Роковая грёза
Грудь ея колышетъ.

И не Ваня бѣдный,
Тотъ, кому повадно
Съ ней на посидѣлкахъ
Цѣловаться жадно,

И не поле съ рожью,
И не лѣсъ тотъ дикій,
Гдѣ такъ сладко пахнетъ
Свѣжей земляникой,

И не злого духа
Песій хвостъ и рожки
Снятся на разсвѣтѣ
Нашей босоножкѣ…

Нѣтъ, ей бѣдной снится,
Что она проснулась
На чужой кровати;
Встала, — потянулась, —

[65]


Подняла оконце, —
Вытянула шейку,
Увидала солнце, —
Сѣла на скамейку.

Стала прясть, и что же?
Сучитъ не простую,
Не льняную нитку, —
Нитку золотую…

Вотъ отводитъ руку,
Распахнулась свитка,
Тянется изъ мочки
Золотая нитка.

Золотомъ повитыхъ
Веретенъ не мало…
И она ихъ мигомъ
Въ тальки размотала.

Бабушка-ткачиха
И ворчать не смѣетъ:
Справила станокъ свой, —
Дѣло разумѣетъ…

[66]


И челнокъ проворно
Шмыгаетъ не даромъ, —
Ткань ея на солнцѣ
Отливаетъ жаромъ.

И красотка-пряха
Ужъ не та, что прежде, —
Ходитъ точно пава
Въ золотой одеждѣ.

Вышла за ворота
Поздно, утромъ знойнымъ,
И глядитъ на избы
Съ чувствомъ безпокойнымъ…

Вотъ и Ваня бѣдный,
Что̀ ее намедни
Такъ ласкалъ, должно быть
Собрался къ обѣдни…

Креститъ лобъ свой, — смотритъ:
— Груня!! ты ли это?!
Нѣтъ ему отвѣта,
Нѣтъ ему привѣта…

[67]


Вся она сіяетъ
Гордою улыбкой;
Дескать за крестьянку
Не прими ошибкой…

Дескать и не думай…
И не жди… Любила,
Такъ и не зѣвалъ бы…
Мало ли что было!

И ничуть не горько
Мнѣ съ тобой разстаться;
Не горюй! съ другою
Можешь повѣнчаться…

И хорошъ, и складенъ
Сонъ, да видно тонокъ, —
Порвался… и Груня
Слушаетъ съ просонокъ:

Бабушка по сѣнцамъ
Ходитъ и хлопочетъ, —
— Грунька! Встань. Гдѣ ведра?..
Нѣтъ воды… бормочетъ.

[68]


— Да нельзя ли щепокъ
Раздобыть… Неряха!..
Соня!.. И очнулась
Молодая пряха.

Боль глухой досады
Ей больнѣй занозы;
На ея глазенкахъ
Навернулись слезы…

Но съ тѣхъ поръ, невольно,
Точно сонъ былъ въ руку,
Все ей предвѣщаетъ
Скорую разлуку,

И съ ея буренкой,
И съ ея избушкой,
И съ неугомонной
Бабушкой-старушкой.

Ее въ городъ манятъ, —
Ее городъ тянетъ… —
Горе ей несчастной!
Сонъ ее обманетъ.