Волшебница (Перро; Тургенев)/1867 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Волшебница
авторъ Шарль Перро (1628—1703), пер. Иванъ Сергѣевичъ Тургеневъ (1818—1883)
Языкъ оригинала: французскій. Названіе въ оригиналѣ: Les Fées, 1697. — Изъ сборника «Волшебныя сказки Перро». Опубл.: 1867. Источникъ: Commons-logo.svg Волшебныя сказки Перро. — М., СПб.: 1867.

Редакціи



[65]
Волшебница.

Жила-была вдова, у которой были двѣ дочери: старшая до того на нее походила и лицомъ и нравомъ, что, какъ говорится, не развелъ бы ихъ. — Такъ онѣ были обѣ горды и непривѣтливы, что, кажется, никто бы не согласился жить съ ними. — Младшая, напротивъ, вышла въ отца кротостью и вѣжливостью, да и сверхъ того красавица она была необыкновенная. Всякому человѣку нравится то, что на него походитъ; — мать была безъ ума отъ старшей дочери — а къ младшей чувствовала отвращеніе неодолимое. Она заставляла ее работать съ утра до вечера и не позволяла ей обѣдать за столомъ, а отсылала ее въ кухню.

Два раза въ день бѣдняжка должна была ходить по̀-воду, за три версты отъ дому — и приносить оттуда большой тяжелый кувшинъ, полный до̀-верху. Однажды, въ самое то время какъ она была у колодца, къ ней подошла нищая и попросила дать ей напиться. — „Изволь, голубушка“, отвѣчала красавица, выполоскала кувшинъ, зачерпнула воды на самомъ чистомъ мѣстѣ источника и подала ей, — а сама поддерживала кувшинъ рукою, чтобъ старушкѣ ловчѣе было пить. — Старушка отпила воды, да и говоритъ: — „Ты такая [66]красавица, и такая притомъ добрая и вѣжливая, что я не могу не сдѣлать тебѣ подарка.“ (Старушка эта была волшебница, которая обернулась нищей съ тѣмъ, чтобы испытать добрый нравъ молодой дѣвушки). „И будетъ мой тебѣ подарокъ состоять въ томъ, что всякій разъ, какъ ты промолвишь слово, у тебя изо рта выпадетъ либо цвѣтокъ, либо драгоцѣнный камень.“

Красавица возвратилась домой, и мать пустилась ее бранить за то, что она такъ долго промѣшкала у колодца.

— Извини меня, матушка; я точно немного замѣшкалась, отвѣчала она, — и тутъ же выронила изо рта двѣ розы, два жемчуга и два большихъ алмаза.

— Что̀ я вижу! воскликнула старуха съ удивленіемъ: — у ней изо рта валятся жемчуги и алмазы! — Откуда тебѣ эта благодать пришла, дочь моя? (Она ее въ первый разъ отъ роду назвала дочерью).

Бѣдняжка чистосердечно все разсказала, на каждомъ словѣ роняя по алмазу.

— Вотъ какъ! возразила вдова. — Такъ я сейчасъ пошлю туда же мою дочь. — Поди сюда, Груша, посмотри, что̀ падаетъ изо рту у твоей сестры, когда она говоритъ! — Небось и ты бы желала имѣть такой же даръ? — Тебѣ сто̀итъ пойти по̀ воду къ источнику, и если нищая тебя попроситъ воды напиться, исполни ея просьбу со всею вѣжливостью да любезностью.

— Вотъ еще! возразила злюка: — такая я, чтобы по̀ воду ходить, какже!

— Я хочу, чтобы ты пошла по̀ воду! возразила мать: — и сію же минуту.

Она пошла, только все время ворчала. Она взяла съ собою самый красивый серебряный графинъ, какой только находился у нихъ [67]въ домѣ. — Не успѣла она приблизиться къ источнику, какъ увидала даму чрезвычайно богато одѣтую: эта дама вышла изъ лѣса, подошла къ ней и попросила дать ей напиться. — Это была таже самая волшебница, которая являлась ея сестрѣ, но на этотъ разъ она приняла на себя видъ и всю наружность принцессы съ тѣмъ, чтобъ испытать, до какой степени нравъ этой дѣвушки былъ дуренъ и непривѣтливъ.

— Развѣ я сюда пришла чтобы поить другихъ! съ грубостью отвѣчала гордячка: — ужь не для тебя ли я принесла изъ дома этотъ серебряный графинъ? — Вишъ какая барыня! — Ты сама рукой зачерпни, коли такъ тебѣ пить хочется.

— Какая же ты невѣжа! отвѣчала волшебница спокойнымъ голосомъ, безо всякаго впрочемъ гнѣва. — Ну, коли ты такъ со мною поступила, и я же тебѣ сдѣлаю подарокъ — и будетъ онъ состоять въ томъ, что при каждомъ твоемъ словѣ у тебя изо рта выпадетъ змѣя или жаба.

Мать какъ только издали завидѣла свою Грушу, тотчасъ ей закричала:

— Ну что̀, дочка?

— Ну что̀, матка? отвѣчала та, — и у нея изо рта выскочило двѣ змѣи и двѣ жабы.

— О небо! воскликнула старуха: — что̀ я вижу! — Всему причиною сестра — это вѣрно… Ну такъ постой же! Я-жь ее!

Она бросилась бить бѣдняжку, свою вторую дочь, но та убѣжала и спряталась въ сосѣднемъ лѣсу. — Царскій сынъ, возвращаясь съ охоты, встрѣтилъ ее тамъ, и пораженный ея красотою, спросилъ ее, что̀ она дѣлаетъ одна въ лѣсу, и зачѣмъ плачетъ.

— Ахъ, сударь! отвѣчала она: — мать прогнала меня изъ дому, — и при этихъ словахъ у ней изо рта выпало нѣсколько жемчуговъ и алмазовъ. [68]

Царскій сынъ удивился и тотчасъ спросилъ, что̀ это значитъ? — Она разсказала ему свое приключеніе. — Царскій сынъ тутъ же въ нее влюбился и сообразивъ, что такой даръ сто̀итъ всякаго приданаго, взялъ ее во дворецъ своего отца — и женился на ней.

А сестра ея до того себя довела, что всѣ ее возненавидѣли — и даже собственная мать ее прогнала; и несчастная, всѣми отверженная, умерла одна въ лѣсу, съ горя и съ голода.