Безмолвно она под землёю таится (Бальмонт)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Вода
3. «Безмолвно она подъ землею таится…»

авторъ Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Вода», сб. «Литургія Красоты». Опубл.: 1905. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Полное собраніе стиховъ. Томъ пятый. Изданіе второе — М.: Изд. Скорпіонъ, 1911 Безмолвно она под землёю таится (Бальмонт)/ДО въ новой орѳографіи



3.


Безмолвно она подъ землею таится,
Ей Солнце и Небо, тамъ въ сумракѣ, снится,
И нѣжная къ Солнцу сумѣетъ прорыться,
Пещеры сплотитъ въ города.
Застынетъ, и дремлетъ, надъ горной вершиной,
И дрогнетъ, услышавши возгласъ звѣриный,
Отъ крика проснется, сорвется лавиной,
И вихремъ несется Бѣда.
Беззвучна въ колодцахъ, въ прозрачныхъ озерахъ,
10 Безгласна во влажныхъ ласкающихъ взорахъ,
Но въ снѣжныхъ узорахъ таится въ ней шорохъ
И звонкое вскрытіе льда.

Превратившись въ снѣга, заключившись въ усладу молчанья,
Разстилаясь застывшей студеной нѣмой пеленой,
15 Отъ зеленой Луны принимая въ снѣжинки мерцанья,
Въ первозданность Вода возвращается теплой весной.

И играетъ волной,
И бѣжитъ, и поетъ.
И горитъ бѣлизной
20 Уплывающій ледъ.
Наростаніемъ водъ
Затопляетъ луга.
Все побѣдно возьметъ,
Всѣ зальетъ берега.

25 Какъ раздольна игра
Водопольной волны.
Но шепнули „Пора!“
Уходящіе сны.
И рѣчной глубины
30 Установленъ размѣръ.
Всѣ цвѣты зажжены,
Пышенъ праздникъ Весны,
Въ немъ лучи сплетены
Отдаленнѣйшихъ сферъ.

35 Все приняло свой вѣчный видъ,
Ликъ озера зеркально спитъ,
Безгласно дремлетъ гладь затона.
О безконечности усладъ
Поетъ безсмертный водопадъ,
40 Ключи бѣгутъ по скатамъ склона.

И рѣкъ причудливый узоръ
Лелѣйной сказкой нѣжитъ взоръ,
Ихъ видъ спокоенъ и беззвученъ,
И тотъ узоръ свѣтло сплетенъ,
45 Въ серебряный, въ хрустальный сонъ,
Среди уклончивыхъ излучинъ.

И безъ конца поютъ ручьи,
И нѣжатъ душу въ забытьи
Воздушно-сладкою тоскою.
50 Какъ разность ярко здѣсь видна,
Какъ ясно, что Вода—одна:
Ручей различно-схожъ съ рѣкою.
И намъ преданья говорятъ:
Ручей съ рѣкой—сестра и братъ.

55 Ручей ласкаетъ слухъ, влечетъ насъ въ отдаленье,
Ручей журчитъ, звучитъ, баюкаетъ, поетъ.
Рѣка лелѣетъ глазъ, даетъ успокоенье
Движеньемъ медленнымъ безмолвствующихъ водъ.

Ручей, какъ чаровникъ, дремотно шепчетъ, манитъ,
60 Ручей гадаетъ намъ, и вкрадчиво зоветъ.
Рѣка нашъ зыбкій духъ яснитъ, а не туманитъ
Успокоительнымъ теченьемъ свѣтлыхъ водъ.

Ручей намъ говоритъ: „Люби! Люби! Люби же!“
Но въ немъ не отраженъ глубокій небосводъ.
65 Кто въ рѣку заглянулъ, тотъ Небо видитъ ближе,
Лазури хочется безмолвствующихъ водъ.