БСЭ1/Эллинизм

ЭЛЛИНИЗМ, термин не вполне точно установившегося значения, применяющийся нередко для обозначения эпохи широкого распространения греч. культуры. Предпочтительнее применять этот термин в конкретно-историческом смысле, как обозначение совокупности тех социально-политических и связанных с ними культурных образований, к-рые сложились (преимущественно на Востоке) после завоеваний Александра Македонского.

Внешняя история. В результате завоеваний Александра Македонского возникло огромное государство, обнимавшее Македонию, Грецию и всю территорию прежней Персидской империи. По смерти Александра это государство после длительной и ожесточенной борьбы между его преемниками («диадохами») распалось на отдельные части. В Европе выделилась Македония, а на территории бывшей Персии возникли два главных эллинистических государства: 1) держава Птолемеев, обнимавшая Египет, Кирену, о-в Кипр, а первоначально также юж. Сирию и ряд пунктов на малоазийском побережьи, и 2) держава Селевкидов, охватывавшая остальные азиатские территории, завоеванные Александром — Малую Азию, сев. Сирию, Месопотамию, Иран, часть Туркестана. Для дальнейшей политической истории государств Э. важны три след. момента. 1) В течение почти всего 3 в. до хр. э. продолжается военная борьба между эллинистическими государствами, гл. обр. между Птолемеями и Селевкидами за Сирию. 2) С середины 3 в. до хр. э. начинается процесс политич. расчленения огромной империи Селевкидов, составленной из самых разнообразных экономических, этнических и культурных элементов. В середине 3 века до хр. э. отделилась Парфия (современный Хорасан), причем границы парфянского государства, постепенно продвигаясь на 3., к середине 2 века достигли р. Евфрата. Почти одновременно с Парфией отделяется «Дальний восток» империи Селевкидов — Бактрия. Правда, греч. элементы сохранили и здесь господство, и это новое греко-бактрийское царство широко раздвинуло свои границы к Ю.-В. в пределы Индии («Царство 1.000 городов»), и сыграло огромную роль в деле проникновения греч. культуры в Индию и Среднюю Азию. В то же время на 3. в Малой Азии выделяется постепенно Пергамское царство, сделавшееся третьим главным эллинистическим государством и отнявшее у Селевкидов (в нач. 2 в., после мирного договора в Магнезии) всю Малую Азию за исключением частей последней, захваченных туземными династиями (Каппадокия, Вифиния, Пафлагония, Понт) или вторгшимися галлами (Галатия). В результате к моменту римского завоевания государство Селевкидов ограничивалось небольшой территорией на С. Сирии. 3) Со 2 в. до хр. э. начинается вмешательство Рима в жизнь эллинистических государств, сперва в виде военно-политического давления, а затем и в форме прямого захвата, причем это проникновение Рима на Восток было крайне облегчено полным отсутствием единства действий среди эллинистических держав. В 157 до хр. э. была присоединена Македония, в 133 до хр. э. — территория Пергамского царства. Начавшаяся с эпохи Гракхов жестокая социальная борьба в самом Риме несколько задержала дальнейшее продвижение римлян. Пользуясь этим, понтийский царь Митридат пытался — и сначала небезуспешно освободить эллинистический Восток от римского гнета. Но в 60-х гг. 1 в. до хр. э. начинается новая полоса римских завоеваний на Востоке: в 64 до хр. э. ликвидированы остатки государства Селевкидов, в 58 — присоединен о-в Кипр и в 30 — Египет.

Экономика и политический строй. Наиболее характерным внешним признаком эпохи Э. является массовое проникновение греков на Восток: происходит совершенно беспримерная по своему размаху колонизация, в результате которой Малая Азия, Сирия, Месопотамия, даже Иран и пограничные части Туркестана и Индии покрылись греч. колониями. КартаКарта После эпохи Александра в этом отношении особенно крупные успехи были достигнуты в период первых Селевкидов. Основание городов преследовало в первую очередь военно-политические цели закрепления страны; поэтому главное ядро населения основную массу землевладельцев составляли греко-македонские колонисты. Многие города, удачно расположенные в узловых пунктах, быстро сделались цветущими торгово-промышленными центрами. Эта колонизация огромных новых территорий и захват богатейших вост. рынков повлекли за собой крупные экономические сдвиги, в первую очередь — исключительный подъем торговли. При этом торговые пути и центры решительно переместились на Восток. Если раньше сама Греция (и в частности Афины с Пиреем) была естественным географическим и хозяйственным центром территорий, заселенных греками, то теперь главными экономическими центрами становятся пункты, где большие торговые магистрали, ведущие из Нубии, юж. Аравии, Месопотамии, Ирана, Индии, выходят к Средиземному м., откуда происходит дальнейшая отправка продуктов на Запад: это в первую очередь Александрия, Антиохия, Эфес; кроме того в Месопотамии — Селевкия на Тигре, забравшая в свои руки торговлю, раньше шедшую через Вавилон. Эти города растут с гигантской быстротой, и напр. в Александрии число жителей достигает повидимому 500 тыс. В качестве важной промежуточной станции между Востоком и собственно Грецией выступает прежде о-в Родос, а впоследствии о-в Делос. Наоборот, сама Греция, очутившись на экономической окраине, теряет хозяйственное, а следовательно и политическое значение.

Колоссальные запасы драгоценных металлов, хранившиеся мертвым кладом в персидских сокровищницах и пущенные в оборот Александром и его преемниками, окончательно сломили сопротивление более примитивных форм денег (напр. прием металлов по весу) в пользу греч. монетной денежной системы. Государство идет вслед за этим экономическим развитием и принимает все меры — экономические, военно-политические и даже научно-организационные — для расширения и увеличения продукции, гл. обр. той, к-рая рассчитана на внешний вывоз. Сюда относятся: организация географических экспедиций, продиктованных по-видимому экономическими мотивами (особенно замечательно обследование Каспийского м. Патроклом, обследование Красного м. и Сомалийского побережья многочисленными египетскими экспедициями и др.); постройка многочисленных новых дорог и прорытие каналов, устройство мостов (надо отметить восстановление канала, соединявшего рукав Нила с Красным м., предшественника современного Суэцкого канала, а также постройку большого моста через Евфрат); сооружение больших гаваней и маяков (напр. знаменитый александрийский Фарос, считавшийся одним из чудес мира); грандиозные мелиорационные работы (напр. осушка и расчистка большой территории в районе Файюмского озера в Египте); попытки акклиматизировать новые более доходные зерновые и древесные культуры и лучшие породы животных и т. д.

Наряду с нек-рыми общими линиями экономического развития государств Э. нужно также отметить ряд крупных местных особенностей, объясняемых той различной социально-экономической средой, в к-рой пришлось действовать завоевателям-грекам. Особый интерес в данном случае представляет Египет. В Египте грёки застали своеобразную экономическую и административную централизацию. Греки еще более подчеркнули этот гос. контроль над экономической жизнью страны, своеобразно использовав его в целях торговой политики. Получилась чрезвычайно своеобразная хозяйственная строго централизованная система с верховной собственностью царя на все земли, с государственной монополизацией многих отраслей промышленности и торговли, широким применением принудительного труда населения; все это делало необходимым существование сложного, централизованного административного аппарата, руководящие места в к-ром занимали греки, а низшие должности — представители туземного населения (см. Египет).

В иной обстановке складывалась социально-экономическая политика Селевкидов. Здесь мы имеем чрезвычайное разнообразие экономических, национальных и культурных условий: экономически высоко развитые греч. и финикийские города Малой Азии и Сирии, многочисленные полуфеодальные поместья и княжества — светские и часто духовные — Малой Азии, Армении и отчасти Сирии, кочевые племена степей Ирана и Сирийской пустыни и т. д. Конечно правительство Селевкидов вело активную борьбу с самостоятельностью феодалов, реорганизуя феодальные территории по греч. городскому образцу. Но хотя были достигнуты значительные результаты, полностью разрешить эту задачу до римского периода не удалось. Этим разнообразием укладов объясняется и чрезвычайная «ломкость» государства Селевкидов, которое однако разлагалось и изнутри. Оно представляло собой абсолютную монархию, в к-рой царь правил через приближенных и через целую иерархию чиновников. Чиновничество вербовалось из горожан высших классов и землевладельцев, а придворная аристократия состояла из крупных землевладельцев, громадные имения к-рых обрабатывались рабами или туземными крестьянами, попавшими в крепостную зависимость к македонским завоевателям. Свободное сельское население состояло из солдат-ветеранов, получивших земельный надел, или греко-македонских колонистов. — Население городов состояло из купцов, промышленников, торговцев, чиновников, людей свободных профессий, рабов и большого числа ремесленников. На ряду с буржуазией в крупных городах создался и пролетариат, благодаря тому, что ремесленнику и мелкому торговцу в городе и мелкому землевладельцу в деревне не под силу было конкурировать с рабским трудом. Постепенно в городах падает заработная плата, растет безработица, нищают народные массы и все сильнее обостряются классовые противоречия.

Идеология. 1) Описанное выше развитие на огромных пространствах внутренних и международных экономических связей, чрезвычайный рост больших и богатых городов и образование крупных политических объединений способствовали ликвидации остатков прежней культурной обособленности. В первую очередь это выражается в появлении — в противоположность прежнему дроблению диалектов — общегреческого разговорного и литературного языка среди образованных торговых и вообще высших классов городского населения — так называемого «койне», в основу которого лег диалект наиболее культурного государства Греции — Аттики. В области политической философии, в результате смешения национальных межей и под нивеллирующим давлением всеобщего деспотизма, мы видим упадок прежнего мелкогосударственного патриотизма и возникновение идеала «гражданина мира» (космополита). В это время окончательно складывается понятие «ойкумене» (вселенная) и притом не в качестве географического термина, а как обозначение культурного объединения человечества. Термин «эллин» в значительной мере утрачивает специфический национальный смысл и становится синонимом культурного человека. В эпоху эллинизма стоики окончательно разрабатывают теорию естественного права — единой всеобщей разумной нормы.

2) Другим основным признаком идеологии эпохи Э., тесно связанным с первым, обычно считается соединение в одном великом синтезе вост. и греч. элементов. Это положение, в основном правильное, нуждается в нек-рых уточнениях и дополнениях. Во-первых, начало взаимных культурных влияний относится к более раннему времени (напр. иранские влияния на философию Платона в поздний период его деятельности). И, наоборот, в ряде важных проявлений культуры мы в течение очень долгого времени видим продолжение прежней почти «чисто греческой» линии развития, восточные примеси здесь являются случайными и малозначительными. Особенно это относится к области науки (кроме астрономии, широко воспользовавшейся вавилонским материалом), литературы и в значительной степени искусства. В философии восточные астрологические влияния сказываются только у стоиков, особенно в позднейшей формулировке стоического учения у Посидония. Ярче всего проявляется это смешение (синкретизм) в области религиозного мировоззрения. Характерно, что и здесь в роли инициаторов религиозного синкретизма первоначально выступают греки. Особенно интересна деятельность Эвмолпида Тимофея, явившегося организатором греко-египетской религии Сераписа (см.) и реформировавшего в синкретическом духе малоазийскую религию «Великой матери». Греч. искусство создает новое внешнее оформление для вост. культов; греч. философия (особенно применяемый ею метод аллегории) оказывает значительное влияние на идеологию Востока. Во второй половине эпохи Э. с наступлением его экономического и социально-политического распада и растущим обнищанием пролетаризирующихся масс положение несколько меняется, и вост. элементы, в частности мистицизм, начинают сказываться гораздо сильнее. При этом главными проводниками вост. влияний становятся магия и особенно вавилонская астрология, начавшая свое триумфальное шествие по всему тогдашнему культурному миру и именно в то время захватившая те прочные позиции, к-рые она с таким упорством удерживала вплоть довеликих успехов научного мировоззрения и астрономии в 16 и 17 вв. В это время складывается ряд своеобразных синкретических образований, где особенно сильно представлены парсистско-вавилонские элементы, которые можно обозначить общим понятием «дохристианского гносиса»; они оказали в дальнейшем сильное влияние на развитие христианства (см. Эллинистическая религия). Для выяснения национально-культурных взаимоотношений важно проследить распространение вширь и вглубь греческого языка. В противоположность попыткам преуменьшить размеры проникновения греч. языка в толщу туземного населения, нужно указать на пример Египта, где наряду с массой греч. папирусов сохранилось лишь сравнительно скромное количество туземных демотических документов. Сохранившаяся поздняя литература на национальных языках (коптская, сирийская, еврейско-талмудическая) обнаруживает большое количество греческих заимствованных слов в противоположность совершенно ничтожным заимствованиям из восточного лексикона в эллинистич. «койне».

3) Из отдельных культурных достижений Э. особенно замечательны успехи в области науки. Этому содействует обширная государственная строительная деятельность и поддержка науки — создание больших государствен. научно-исследовательских учреждений. Особенно крупное значение имел музей в Александрии и при нем библиотека (число свитков до 500.000); по их образцу возникли подобные конкурирующие учреждения в Пергаме и Антиохии. Здесь разрабатывались почти все точные и гуманитарные науки, кроме философии, к-рой в виду ее традиционной связи с политическим теоретизированием было трудно ужиться при дворах эллинистических монархов: главным центром философских школ остались республиканские Афины. Особенно велики были достижения в области точных наук, почти совершенно эмансипировавшихся от философии и работавших большей частью строго эмпирическими методами. В астрономии Аристархом Самосским за много веков до Коперника была формулирована теория вращения земли и планет вокруг солнца, правда, не нашедшая общего признания и уступившая место системе Аполлония (обычно называемой Птолемеевой) — движения планет вокруг земли по эпициклам. В области математики Эвклид дал окончательную систему геометрии, а Аполлоний из Перги явился основателем тригонометрии и теории иррациональных величин. В механике крупные достижения связаны с именем Архимеда (удельный вес, теория рычага) и Ктесибия (пневматика). В медицине и физиологии нужно отметить блестящие успехи анатомии (Герофил, Книдская медицинская школа). Из гуманитарных наук больших успехов добилась филология, выросшая на критическом изучении гомеровского текста (Зенодотом, одним из руководителей Александрийской библиотеки, дано первое научно-критическое издание Гомера). Из каталогизационных работ при Александрийской библиотеке возникла первая история литературы, принадлежащая Каллимаху. Много было сделано по разработке истории искусства и истории философии (Аристоксен, Антигон из Кариста; остатки этой историко-философской литературы сохранились в поздней компиляции Диогена Лаерция).

4) Греческое культурное влияние в его эллинистической форме, не ограничиваясь областями, политически подчиненными грекам, захватило несравненно более широкие районы. На В. греческим влиянием оказалась захваченной Индия. В частности греч. художники создали основные типы буддийской иконографии. Это греко-буддийское искусство по великому «шелковому» пути проникло в Вост. Туркестан, а оттуда в Тибет и Китай, и здесь оказало значительное влияние на китайское искусство. Можно отметить также греч. влияние на индийскую науку (особенно на медицину и астрономию) и далее на театральное искусство. На Западе греческое влияние с большой силой сказалось в Карфагене и прилегающих африканских территориях. И наконец Рим (с 3 века до христианской эры) также подвергается сильнейшей эллинизации. Особенно сильными оказались влияния греч. литературы, искусства, науки. Чрезвычайно крупную роль сыграла греч. социально-политическая философия, давшая в руки боровшихся в Риме партий великолепное идеологическое оружие. Даже в такой специфически римской национальной сфере, как римское право, заметно эллинистическое влияние: проблема влияния эллинистического права на римское в наст. время (особенно после работ Венгера) является предметом оживленного научного обсуждения. Нужно отметить, что возникновение Римской империи, создавшее предпосылки для развития мирных культурно-экономических отношений на громадной территории, тем самым содействовало новым крупным успехам греч. культуры. Поэтому ряд исследователей, рассматривающих проблему Э. гл. обр. с культурно-исторической точки зрения, чрезвычайно расширяет хронологические рамки Э., вводя в них в значительной степени культурную историю Римской империи.

Источники и библиография: Изучение политической истории Э. крайне затруднено тем фактом, что огромная и разнообразная историческая литература этой эпохи почти целиком (за немногими исключениями, напр. Полибий) погибла в оригинале и лишь частично сохранилась в краткой и бледной передаче позднейших авторов: Диодо́ра, Страбона, Аппиана, Павсания и др. Важным материалом — особенно для экономической и культурной истории — являются надписи (лучший сборник — Dittenberger W., Orientis graeci inscriptiones selectae, 2 B-de, Leipzig, 1903—05), греко-египетские папирусы (лучшее введение — Mitteis L. und Шаблон:Wilcken U., Grundzüge und Chrestomatie der Papyruskunde, 2 Bände, Leipzig, 1912) и данные археологии.

Лит.: Droysen J. G., Geschichte des Hellenismus, 3 T., 2 Aufl., Gotha, 1877—78 (есть рус. пер.); Вelосh К. J., Griechische Geschichte, В. IV, 2 Aufl., В.—Lpz., 1925—27; Kärst J. G., Geschichte des Hellenismus (В. I , 3 Aufl., В. II, 2 Aufl.), Lpz., 1926; Tarn W. W., Hellenistic Civilisation, L., 1927; Meyer E., Blüte und Niedergang des Hellenismus in Asien, В., 1925; Jouguet P., L'impérialisme macédonien et l'Hellénisation de l'Orient, P., 1926; Cambridge Ancient History, v. VII, Cambridge, 1928; Rоstоwzew M., Studien zur Geschichte des römischen Kolonates, Lpz., 1910; Жeбелев С. А., Древняя Греция, часть 2 — Эллинизм, Петроград, 1922.