ЭЛ/ДО/Арабеск

Yat-round-icon1.jpg

[451]АРАБЕСКЪ (Arabesque). Подъ названіемъ Арабесковъ разумѣютъ обыкновенно особаго рода живописныя и иногда скульптурныя и мозаическія украшенія на стѣнахъ, на потолкахъ, во фризахъ, въ сводахъ зданій и проч., изображающія въ фантастическомъ смѣшеніи различнаго рода листья, цвѣты, узоры, животныхъ, людей и проч.

Украшенія сіи были извѣстны еще въ древности Римлянамъ, Грекамъ, и можетъ быть даже Египтянамъ, но особеннаго названія не имѣли. Наименованіе же Арабесковъ получила они, безъ всякаго сомнѣнія, въ эпоху возрожденія Изящныхъ Искусствъ, по причинѣ сходства своего съ нѣкоторыми украшеніями Арабскими, употреблявшимися до того времени, (см. Морескъ). — Нѣкоторые называютъ, ихъ также Гротесками, потому, что первые образцы оныхъ найдены были въ развалинахъ и подземельяхъ древнихъ Римскихъ зданій, извѣстныхъ у Италіянцевъ подъ именемъ гротовъ (grotta). Слово Гротескъ конечно точнѣе, но болѣе употребляется въ иномъ значеніи (см. Гротескъ).

Бётигеръ полагаетъ, что мысль къ изобрѣтенію Арабесковъ заимствовали древніе съ Персидскихъ и Индійскихъ ковровъ, изображавшихъ различныхъ баснословныхъ животныхъ, геніевъ и узоры изъ листьевъ и цвѣтовъ. — Греки и Римляне употребляли Арабески, большею частію во внутренности зданій на стѣнахъ и въ сводахъ, въ видѣ коймъ и рамокъ, вокругъ небольшихъ картинъ, и нерѣдко соединяли въ оныхъ съ живописью лѣпныя изображенія и позолоту. — Извѣстнѣйшіе изъ подобныхь Арабесковъ, дошедшихъ до насъ, находятся въ термахъ Тита и Ливія въ Римѣ; въ виллѣ Адріана въ Тиволи; въ городахъ Геркуланумѣ, Помпеѣ и проч. — Въ продолженіе среднихъ вѣковъ Арабески были замѣняемы украшеніями Готическаго и Арабскаго стиля, и наконецъ, съ водвореніемъ лучшаго вкуса въ XV и XVI столѣтіяхъ, снова вошли въ употребленіе. — Первый художникъ, распространившій, въ новѣйшее время, вкусъ къ симъ украшеніямъ былъ, по свидѣтельству Ланци — Морто-да-Фельтро, умершій во Флоренціи въ 1505 году; болѣе же всѣхъ прославился въ семъ родѣ Декоративнаго Искусства (см. сіе слово) Рафаэль-Урбинскій. Арабески, произведенные подъ руководствомъ его въ наружныхъ галереяхъ Ватикана, извѣстныхъ [452]подъ именемъ Рафаэлевыхъ Ложъ, были образцомъ подражанія многихъ, слѣдовавшихъ за нимъ художниковъ, и по игривости вымысла, легкости и разнообразію своему, безъ сомнѣнія навседа останутся онымъ. — Менгсъ, Милиція и нѣкоторые другіе, опираясь на слова Витрувія (см. его сочиненій книгу VII, гл. 5), почитаютъ Арабески произведеніями испорченнаго вкуса, и порицаютъ въ нихъ неестественное соединеніе предметовъ вымышленныхъ, какъ наприм. грифоновъ, крылатыхъ змѣевъ, и проч., съ предметами, дѣйствительно существующими въ природѣ; соединеніе половинчатыхъ фигуръ, геніевъ и т. п. съ цвѣтами и листьями; помѣщеніе предметовъ тяжелыхъ и массивныхъ на слабыхъ и легкихъ и проч. Но обвиненіе сіе несовсѣмъ справедливо, ибо главная цѣль всѣхъ вообще украшеній не столько состоитъ въ точномъ подражаніи природѣ, сколько въ доставленіи пріятнаго развлеченія глазу и воображенію зрителя. Склонность къ чудесному, новому и необыкновенному человѣку врожденна, и посему, если осуществленія мечтательнаго міра соединены въ Арабескѣ съ должнымъ искусствомъ и въ приличномъ мѣстѣ, то всегда могутъ быть пріятны и занимательны.

Въ Императорскомъ С. Петербургскомъ Эрмитажѣ находится прекрасная копія Рафаэлевыхъ Ложъ. Копія сія писана на холстѣ масляными красками въ Римѣ, подъ смотрѣніемъ Гунтербергера (см. Ланци, Storia pictorica dell’Italia, ч. II. стр. 74—75, Миланъ 1823 г.) и помѣщена, по повелѣнію Императрицы Екатерины II, въ галереѣ, нарочно для сего построенной архитекторомъ Гваренги въ 1787 году. Валеріанъ Лангеръ.