ЭЛ/ДО/Азиний Поллион

Yat-round-icon1.jpg

[241]АЗИНІЙ ПОЛЛІОНЪ (Cajus Asinius Pollio), воинъ, государственный человѣкъ, ораторъ, историкъ и трагикъ, достигъ до высшихъ степеней, по мнѣнію Тацита, посредствомъ краснорѣчія и добродѣтелей. Не имѣя еще числа лѣтъ, потребныхъ для вступленія въ гражданскую службу, онъ отличался уже удивительнымъ даромъ слова. Квинтилліанъ говоритъ, что Азиній всегда былъ въ готовности витійствовать, но упрекаетъ его въ безпрестанныхъ цитатахъ изъ древнихъ Римскихъ поэтовъ, изъ Эннія, Пакувія, Цецилія и др. Рѣчи Полліона извѣстны намъ только по однимъ названіямъ: онъ говорилъ за Скавра, Аспіена, Либурнію, и за наслѣдство Арбиніи; въ этомъ дѣлѣ, между доказательствами безчестности своего противника, онъ выставилъ и то, что сей послѣдній выбралъ въ свои защитники Лабіена. Вообще въ характерѣ Азинія Полліона видна была какая-то раздражительность, особенно замѣтная въ его политическомъ поприщѣ. Самолюбіе управляло Полліономъ. Будучи по характеру и склонностямъ своимъ расположенъ къ республиканскимъ постановленіямъ, онъ долженъ былъ однакоже защищать дѣло Цесаря, не будучи въ состояніи, какъ самъ онъ пишетъ къ Цицерону, устоять передъ благосклонностію этого великаго человѣка. Онъ сопровождалъ его къ Рубикону и къ Фарсалѣ, и Цесарь, располагаясь итти противъ Парѳянъ, отдалъ ему въ управленіе Испанію, гдѣ онъ оставался до Моденскаго сраженія. Три письма его къ Цицерону (798-е, 833-е, 848-е изданія Шютца и Панкука) показываютъ его характеръ, но не объясняютъ его [242]поступковъ. Если въ этихъ письмахъ республиканская независимость говоритъ языкомъ почти возвышеннымъ, то тѣ же самыя письма показываютъ, что гордость и необходимость возвыситься скоро увлекутъ писавшаго ихъ къ другой партіи. Полліонъ сталъ подъ знамена Антонія, ввѣрившаго ему начальство надъ легіонами, находившимися близъ Мантуи. Если правда, что онъ имѣлъ счастіе спасти Виргилія отъ ярости воиновъ и что сдѣлалъ извѣстнымъ этого поэта Меценату, то потомство должно славословить скорую его покорность тріумвиру, коего онъ былъ и другомъ. Полліонъ, иэбранный въ 714 году въ Консулы, принужденъ былъ, такъ же какъ и его товарищъ, ранѣе года сложить съ себя консульское достоинство. Онъ побѣдилъ Партинеянъ и Далматовъ. Ему приписываютъ переговоры по одному трактату между Октавіемъ и Антоніемъ, но онъ не хотѣлъ принять участіе въ Актійской битвѣ; не смотря на то, пользовался уваженіемъ Императора, снова возвратившимъ ему вліяніе на дѣла Римскія. Въ новопостроенномъ атріумѣ, Полліонъ открылъ первую публичную библіотеку, украсивъ ее статуями и изображеніями великихъ людей, и между прочими Варрона, хотя былъ его соперникомъ. Въ это время Азиній написалъ, въ 17 книгахъ, исторію междоусобныхъ войнъ, начиная съ консульства Метелла до вступленія на престолъ Августа. Похвалы Горація сему сочиненію заставляютъ насъ сожалѣть о его потерѣ. Полліонъ писалъ слогомъ, отличающимся изысканнымъ аттицизмомъ, но это мѣшало ему быть строгимъ къ ведикимъ историкамъ Рима, къ способу выраженія Саллустія, Цесаря и самаго Тита Ливія. Еще большую несправеддивость оказалъ онъ Цицерону, который наскучилъ Азинію своею славою. Уже въ старости онъ выступилъ снова на судебное поприще, и открылъ у себя школу декламацін. Его трагедіи и сочиненіе противъ Саллустія намъ неизвѣстны; но мнѣніе Горація и дружба Виргилія, коего 4 и 8 эклоги, посвящены ему, даютъ Полліону полное право на безсмертіе. Полліонъ умеръ въ своемъ помѣстьѣ въ Тускулумѣ, отъ построенія Рима въ 757 году. Въ прошедшемъ столѣтіи Экгардъ и Экерманъ написали по диссертаціи объ этомъ знаменитомъ мужѣ, а Бюньи назвалъ Полліономъ свою картину, изображающую коронованіе Августа. Лучшій трактатъ о Полліонѣ написанъ Торбекомъ: Comentatio de C. Asinu Pollionis vita et studiis, Лейденъ, 1820 г.