Фея Пыль (Санд)

Фея Пыль
автор Жорж Санд, пер. Александра Николаевна Толиверова-Пешкова
Оригинал: фр. La Fée Poussière, опубл.: 1875. — Источник: az.lib.ru

Жорж СандПравить

Фея Пыль
La Fée Poussière
Править

Перевод Александры Толиверовой

Sand z text 09 feya pyl 01.jpgЭто было давно, — я была еще ребенком, и мне часто случалось слышать жалобы на неотвязчивую старушонку, которая всегда являлась через окно, если ее выгоняли за дверь. Старушка эта была так мала и так тонка, что, казалось, не ходила, а плыла по воздуху. Родные мои сравнивали ее с маленькой феей.

Прислуга ее ненавидела и выгоняла отовсюду метелкой; но когда ее сгоняли с одного места, она тотчас же появлялась на другом.

Одета она была в старенькое платье, на ее голове было накинуто что-то в роде вуали. Эта тонкая дымка при малейшем ветерке волнообразно развевалась и сливалась с прядями ее волос. Старушку все преследовали, и мне было жаль ее; одна я позволяла ей отдыхать в моем садике, несмотря на то, что она портила мои цветы, но это не мешало мне вступать с нею в разговоры. Но разговаривая, я не могла добиться от нее ни одного толкового слова. Домашние упрекали меня за мое пристрастие к ней, и каждый раз, как только я позволяла ей прикасаться ко мне, то посылали меня мыться и переменять платье, а так как она всем казалась, как бы составленная из пыли и сора, которые выметались из домов и с улиц, то ее прозвали «Фея Пыль».

Однажды, когда она хотела поцеловать меня, я отстранилась от нее, говоря: — «Вы запылите меня».

— Дитя — возразила она улыбаясь, — ты еще не понимаешь, да пока и не поймешь, если стану объяснять тебе, что ты походишь на меня больше, чем тебе это кажется.

— Наконец-то я услышала от вас понятное слово, — сказала я, — пожалуйста, объясните мне то, что вы сейчас сказали.

— Здесь говорить с тобой я не могу, — отвечала фея Пыль. — Да и кроме этого, где бы я ни расположилась у вас, меня тотчас выметут. Если ты хочешь знать, кто я такая, то сегодня ночью, когда будешь засыпать, позови меня три раза.

Сказав это, она рассыпалась на мельчайшие частицы и поднялась в высоту золотистым столбом, окрашенным заревом заката.

Вечером, лежа в постели и почти засыпая, я думала о словах старушки и спрашивала себя: «Да не во сне ли мне все это пригрезилось, и каким образом я могу звать ее, если засну?».

Но едва только я заснула, как мне показалось, что я зову ее, и даже три раза вскрикнула во сне: «фея Пыль! фея Пыль! фея Пыль!».

В тоже мгновенье я увидела себя в обширном саду, среди которого возвышался прелестный замок. При входе в это восхитительное жилище, меня встретила молодая женщина замечательной красоты, одетая в великолепное платье. Она обняла меня и сказала:

— Ты узнаешь меня?

— Я вижу вас в первый раз.

— Я фея Пыль.

— Вы шутите.

— Нисколько. Но так как ты не в состоянии понять слов моих, то я покажу тебе нечто такое, что объяснит тебе все.

Сказав это, она повела меня к маленькому, прозрачному озеру, похожему на камень зеленоватой воды, вделанный в кольцо. В этом озере играли рыбки всевозможных цветов: оранжевые, голубые, красные мелькали, как янтарь, китайские карпы, плескались черные и белые лебеди, утки, отливавшие всевозможными цветами драгоценных камней.

Sand z text 09 feya pyl 02.jpg

На дне озера виднелись пурпуровые и перламутровые раковины, разноцветные саламандры с зубчатыми плавниками; словом, это был целый мир живых чудес, плавающих и отдыхающих на серебристом дне, среди длинных водяных растений, покрытых дивными цветами. Порфировая колоннада в несколько рядов окружала это озеро. Карнизы и украшения колонн почти исчезали под зеленью и цветами лимонных и жасминных деревьев и жимолостью. Тысячи птиц вили в них свои гнезда, кусты роз всевозможных оттенков и аромата отражались в воде вместе с колоннами и мраморными статуями. Среди озера роскошный фонтан разбрасывал во все стороны тысячи жемчужных и алмазных струек, падающих в перламутровую чашу.

Внутренность амфитеатра [амфитеатр — места для зрителей, расположенные полукругом с постепенно возвышающимися рядами] безукоризненной архитектуры была покрыта цветниками, на которые бросали тень огромные деревья в цветах и плодах. Ветки этих деревьев, сплетаясь с наружной стороны с ветвями виноградников, образовывали живую колоннаду зелени и цветов.

— Садись со мною рядом, — приказала мне фея, и посмотри сюда. Все, что ты тут видишь, создано мною. Отрясая свое платье в облаках, я создала этот рай. Мой слуга--ветер разнес эту пыль всюду и потом опустил ее на землю, а мой друг-огонь снова собрал ее для того, чтобы превратить в кристаллы, или соединить в одно целое. Видишь каменистый холм, возвышающийся там вдали? Это мое произведение. Дождь нанес песок и ил, образовал гранит, порфир, мрамор и разные каменистые породы.

Слушая фею, я думала, что она шутит; землю еще, пожалуй, она могла образовать из пыли, но я никак не могла поверить тому, чтобы она могла создать из пыли мрамор, гранит и другие минералы. Спорить же с ней я боялась и невольно оглянулась, чтобы убедиться, серьезно ли она это говорит.

Но как я удивилась, когда, не найдя ее йодле себя, я услышала ее голос, раздававшийся под землею и призывавший меня. Я чувствовала, что я сама опускаюсь все ниже и ниже, пока не очутилась в ужасном подземном царстве огня и пламени. В этом царстве не было дневного света; оно освещалось какими-то красными, голубыми, зелеными, фиолетовыми проблесками, и если кое-где проникали лучи солнца, то выходящие из горных трещин нары затемняли их. Страшный шум, оглушительный свист, раскаты грома раздавались в этом подземном царстве, в котором я была заперта.

И по этому царству среди хаоса расхаживала маленькая фея Пыль в своем стареньком бесцветном платье. Она бодро и бойко что-то складывала, толкла, мешала, поливала все это какой-то странной кислотой и шептала по временам что-то непонятное.

— Не бойся! --крикнула она мне голосом, покрывшим весь шум и грохот подземнаго царства, — теперь ты в моей лаборатории [лаборатория — место для научных исследований]; знаешь ли ты что-нибудь из химии? [химия — наука, занимающаяся изучением простых тел и их соединений. Простые тела те, которые не разлагаются никакими средствами на части, как, напр., сера, фосфор, все металлы, газы — кислород, водород и много других. Соединение этих тел дает тела сложные, как вода, состоящая из кислорода и водорода, ржавчина — из железа и кислорода и пр.]

— Я совсем не знаю химии! --закричала я ей, и не хочу изучать ее в таком месте.

— Ты хотела знать; значит, ты должна решиться смотреть. Конечно на поверхности земли, среди цветов, прирученных животных и птиц, купаться в спокойных водах, есть сочные ягоды и гулять по ковру из дерна и маргариток гораздо спокойнее. Ты верно думаешь, что человеческая жизнь во все века была обставлена такими счастливыми условиями. Но тебе надобно сперва ознакомиться с началом вещей и со всем существом феи Ныли, твоей прабабушки, матери и кормилицы.

Сказав это, старушка обняла меня, и мы вместе с нею полетели в пропасть. Мы летели среди пламени, черного разъедающего дыма, расплавленных металлов, потоков клокочущей лавы и всех ужасов вулканических извержений.

— Вот, смотри, здесь мои горнила [горнило — часть печи, где помещается топливо] в которых я заготовляю и обрабатываю свои материалы. Но, раз ты не знаешь химии, то тебе и трудно понять, из чего составлены эти материалы. Ты также не знаешь, каким таинственным образом все то, что здесь является в твердом виде, образовалось из газообразного [Газ --тело, не имеющее формы, и тем не менее наполняющее всякое пространство. При известных условиях все тела могут переходить в газообразное состояние. Наиболее распространенные газы: кислород, азот, водород и угольный газ] тела, находящегося в пространстве в виде туманного пятна, которое впоследствии заблистало солнцем. Ты еще дитя, и я не могу посвятить тебя в тайны творения, да и сами учителя твои еще не знают их. Но я покажу тебе продукты [Общее название всякого рода произведений природы и человеческого труда. В химическом производстве вещество, получаемое от переработки других веществ]. Здесь страшно темно, поднимемся этажом выше; вот лесенка, последуй за мной.

Лестница, которая казалась мне бесконечной, действительно явилась пред нами; я последовала за феей и снова очутилась вдвоем с ней среди тьмы, но здесь тьма вдруг сделалась блестящей и светила, как факел. В этом этаже я увидела громадный запас розового теста, глыбу беловатого кристалла и громадные пластинки из блестящей, прозрачной, черной массы. Фея начала месить тесто, стала толочь кристаллы на мелкие крупинки, перемешала все и поставила на слабый огонь.

— Что вы теперь делаете? — спросила я.

— Что я делаю? — отвечала она мне, — я приготовляю гранит, самый крепкий и самый прочный минерал, из пыли же я делаю самые разнообразные смеси. Вот посмотри, — тебе их показывали под названием гнейса, кварца, слюды и проч., впоследствии я снова превращу все это в другую пыль: аспид, песок и глину… Итак я постоянно работаю: превращаю все в прах, чтобы снова созидать. Оканчивая работу, я должна запирать печи, оставляя только некоторые отдушины, иначе может произойти взрыв.

Поднимемся теперь на верх и посмотрим, что там происходит; если ты устала, то вздремни, я скоро окончу эту работу.

Не знаю, долго ли я спала, но, когда Фея меня разбудила и я спросила ее, долго ли я спала, то она ответила мне:

— Ты проспала порядочное число веков.

— А сколько именно?

— Спроси об этом у твоих учителей, — смеясь, отвечала она мне, — мы же с тобой снова поднимемся по нашей лестнице.

И мы поднялись и зашли в различные склады; там я увидала, как она окисляла металлы и делала известку, глину, аспид и яшму. Когда же я ее спросила, откуда происходят металлы, она мне отвечала:

— Ты слишком много хочешь знать. Ваши естествоиспытатели объясняют многие явления водой и огнем; но могут ли они знать, что именно происходило между землей и небом, когда все мои пылинки, выброшенные ветром из пропастей, образовали густые тучи, когда дождевые облака гнали их с грозовым вихрем, когда молния пронзала их своим таинственным магнитом и когда верхние ветры прибили их к земной поверхности простым дождем. Вот история происхождения первых пластов; теперь ты увидишь их чудесное преобразование.

Мы поднялись выше — и увидели мел, мрамор и целые гряды известняка, из которых можно было бы построить город, — он мог бы покрыть собой весь земной шар. Но так как я была крайне удивлена тем, что она могла производить посредством сеяния, протирания и варения, она отвечала мне.

— Все это ничто в сравнении с тем, что ты сейчас увидишь! Ты увидишь среди этих камней уже народившуюся жизнь.

Она приблизилась к бассейну величиной с море и, опустивши в него руки, вынула оттуда сперва какие-то странные растения, потом животных, еще более странных, которые были вроде полурастений и, наконец, рыб, которых она заставляла прыгать, приговаривая:

— Вот что может сделать фея Пыль, когда она опустится на дно вод!.. Но это еще не все, взгляни на берег!

Я обернулась и что же увидела: на поверхности известняка, перемешанного с глиной образовался легкий слой чернозема, а на нем странные волосатые растения. Это растительная земля, сказала фея, погоди немного и ты увидишь на ней, деревья. Действительно, поверхность земли стала вдруг покрываться деревьями, в воздухе что-то замелькало, а на берегу зашевелились неизвестные существа, которые привели меня в ужас.

— Не бойся их, — сказала фея; — эти существа необходимы для удобрения земли.

— Остановитесь! --воскликнула я, — эта масса чудовищ приводит меня в отчаяние! Они живут уничтожением друг друга; неужели столько видов живых существ созданы только с той целью, чтобы приготовить благоприятные условия для тех различных пород, которые наследуют этим, и для человека, который в свою очередь тоже исчезнет, — это я знаю. Знаю также, что животное царство будет все совершенствоваться до появления человека; по крайней мере, мне так говорили, и я этому верю. Но я не могу себе представить ни такой громадной растительности, ни таких чудовищ, ходящих, летающих, ползающих, плавающих и уничтожающих друг друга.

Мое отвращение от этих животных обратило внимание феи Пыли.

— Материальный мир, сказала фея, — всегда последователен в своих действиях. Ум человеческий тут не причем; ты можешь служить этому наглядным примером, ты, которая питаешься прекрасными птичками и другими животными, более разумными и красивыми, чем эти; или ты хотела бы пересоздать порядок природы?

— Если природа--всемогущая фея, мне кажется, она могла бы обойтись без этих возмутительных явлений создать мир, в котором все бы жило среди неизменно прекрасного творения.

— Могучая фея природа гораздо выше в своих целях, — отвечала фея Пыль, — не останавливается на том, что ею уже создано; но постоянно работает и постоянно изобретает; покой для нее --смерть.

— Мир, в котором ты живешь и куда возвратишься, как только кончится твой сон, тот мир людей, который ты представляешь себе, лучше мира древних животных, находится еще в младенческом состоянии, а в будущем люди явятся представителями разума и доброты.

— Я тебе показала только первоначальные наброски жизни.

— Очень рада, — отвечала я, — если все, что вижу теперь, заставит меня любить будущее.

— Прошедшее — основание настоящего, — сказала фея, — будем же относиться к нему с любовью и благодарностию. Божественный дух жизни с первого дня мироздания творит чудеса. Но долго еще мир животных, постепенно совершенствуясь, будет думать только об еде; да и о чем же больше может думать животное. Земля и небо не требуют восторгов; они ничего не прибавят ни к его блеску, ни к величию его законов. Фея вашей маленькой планеты знает таинственную цель мироздания, но не может открыть этой тайны; она уполномочена только содействовать созданию человека, который и откроет ее. Но так как все подчинено закону времени, а человечество живет недавно, то теперь оно и не может еще дать себе ясного отчета. Вам кажется, что события идут медленно, а они совершаются со скоростью молнии. Я постараюсь прояснить твой ум и покажу тебе результаты веков. Смотри и не прерывай, если желаешь извлечь пользу из моих уроков. Я понимала, что фея права и смотрела во все глаза на последовательное развитие жизни земного шара. И вот перед мной, как бы в волшебной сказке, стали возникать и уничтожаться растения и животные, и чем более они приближались к нашему времени, тем растения становились прекраснее, а обитатели этого обширного сада миролюбивее и смышленее. Я видела, как они начали строить себе жилища и вести семейную и общественную жизнь, как были привязаны к своей родине. И вдруг целый мир жизни уходил куда-то, а на его месте воздвигался новый.

— Видишь, — сказала фея, — ты, не замечая, прожила тысячи веков.

Измученная усталостью, я заснула. Проснувшись, я увидала себя на бале в великолепном дворце феи, среди весело танцующих. Тут была и сама фея в виде прелестной, молодой женщины. Она подошла ко мне и сказала:

— Дитя мое, все эти роскошные вещи, все красивые наряды все это пыль. Эти мраморные и порфировые колонны и стены — пыль, гранит и известь. Блистающие кристаллы, великолепные люстры--песок, переработанный руками человеческими, не подражание работе природы. Прелестный фарфор и фаянс — пыль. Алмазы и бриллианты--кристаллизующаяся пыль угля, а жемчуг — фосфорно-кислая известь, взятая из раковины. Золото и другие металлы — соединения бесконечно малых атомов [Атомы--бесконечно малые, невидимые и неделимые частицы, из которых, как полагают, состоит всякое тело. Эти частицы не сплошь заполни ют пространство, занимаемое телом, а отстоят друг от друга], осевших, перемешанных, расплавленных и остуженных. Я приготовила возможность явиться в мире этим зеленеющим растениям, пышным розам, белым лилиям и гардениям, разливающим свой упоительный аромат в атмосфере.

А люди? С какой грацией они танцуют под волшебные звуки музыки, как весело шутят и смеются: они взяты от земли и в землю возвратятся; но существование этих нравственных существ этим не оканчивается: они звено, соединяющее земное с небесным, источники жизни.

Sand z text 09 feya pyl 03.jpg

Пока фея Пыль все это говорила, дворец с празднично оживленными залами исчез, а я увидала себя вдвоем с феей на поле, поросшем волнующимся хлебом. Фея наклонилась подняла с земли безжизненную раковину и, подавая ее мне, сказала:

— Вот конечное состояние одного из представителей первых периодов жизни земли растертое в порошок; оно является известью, которой удобряется почва песчаных полей. Люди уже начинают изучать природу и пользоваться ею в бесчисленных приложениях.

Сказавши это, она растерла в пальцах раковину, бросила порошок на вспаханное поле, говоря:

— Этот предмет входит в состав моей кухни. Я сею разрушение, с тем, чтобы создать новое.

— Теперь прощай! Но прежде чем мы расстанемся, я дам тебе что-нибудь на память. Тебе, кажется, понравилось мое бальное платье. Вот возьми от него маленький лоскуточек и на досуге рассмотри его.

В то же мгновение все окружавшее меня исчезло.

Когда я открыла глаза, то увидала себя лежащею на своей постели. Утро только что занималось; при свете его я стала рассматривать что-то сжатое у меня в руке и увидала щепотку мельчайшей ныли.

Находясь под впечатлением восхитительного своего сна, сообщившего моим чувствам возможность различать малейшие атомы, я с удивлением увидала, что в бывшей у меня в руке пыли содержатся: воздух, вода, золото, алмазы, зола, цветочная пыль, раковины, жемчуг, чешуйки с крыльев бабочек, волокна, воск, мед, железо, дерево, множество микроскопических окаменелостей, и среди этой группы исчезающих частиц масса неуловимых зарождающихся созданий, стремящихся подняться на новую ступень жизни, и, наконец, все это слилось в золотистое облако, освещенное розоватыми лучами восходившего солнца, и поплыло блестящими искорками в пространстве.


Источник текста: Бабушкины сказки / Жорж-Санд; Пер. с фр. А. Н. Толиверовой. С рис. худож. С. С. Соломко, бар. М. Клодта и др., и с портр. авт. — 5-е изд. — Санкт-Петербург: А. Ф. Девриен, [1913]. — [6], 445 с., 1 л. фронт. (портр.); ил. ; 22 см.