Ты, коего искусство (Вяземский)

4. …Ты, коего искусство…
автор Пётр Андреевич Вяземский (1792—1878)
См. Стихотворения 1826. Из цикла «Деревня». Источник: lib.ru • Первая публикация: альм. «Памятник отечественных муз». Спб., 1827, под загл. «Отрывок из стихотворения «Деревня».
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


4


.........Ты, коего искусство
Языку нашему вложило мысль и чувство,
Под тенью здешних древ — твой деятельный ум
Готовил в тишине созданье зрелых дум!
Покорный истине и сердца чистой клятве,
Ты мудрость вопрошал на плодовитой жатве
Событий, опытов, столетий и племён
И современником минувших был времён.
Сроднившись с предками, их слышал ты, их видел,
Дружился с добрыми, порочных ненавидел,
10 И совести одной, поработив язык,
Ты смело поучал народы и владык.
О Карамзин! Ты здесь с любимыми творцами;
В душе твой образ слит с священными мечтами!
Родитель, на одре болезни роковой,
15 Тебе вверял меня хладеющей рукой[1]
И мыслью отдыхал в страданиях недуга,
Что сын его найдёт в тебе отца и друга.
О, как исполнил ты сей дружества завет!
Ты юности моей взлелеял сирый цвет,
20 О мой второй отец! Любовью, делом, словом
Ты мне был отческим примером и покровом.
Когда могу, как он, избрав кумиром честь,
Дань непозорную на прах отца принесть,
Когда могу, к добру усердьем пламенея,
25 Я именем отца гордиться, не краснея,
Кого как не тебя благодарить бы мог?
Так, ты развил во мне наследственный залог.
Ты совращал меня с стези порока низкой
И к добродетели, душе твоей столь близкой,
30 Ты сердце приучал — любовию к себе.
Изнемогаю ль я в сомнительной борьбе
С страстями? Мучит ли желаний едких жало?
Душевной чистоты священное зерцало —
Твой образ в совести — упрёка будит глас.
35 Как часто в лживых снах, как свет рассудка гас
И нега слабостей господствовала мною,
Ты совести моей был совестью живою.
Как радостно тебя воображаю здесь!
Откинув славы чин и авторскую спесь,
40 Счастливый семьянин, мудрец простосердечный,
В кругу детей своих, с весною их беспечной
Ты осень строгих лет умеешь сочетать.
Супруга нежная,[2] заботливая мать
Перед тобой сидят в святилище ученья,
45 Как добрый гений твой, как муза вдохновенья;
В твой тихий кабинет, где мир желанный ваш,
Где мудрость ясная — любви и счастья страж,
Не вхож ни глас молвы, ни света глас мятежный.
Труд — слава для тебя, а счастье — труд прилежный,
50 О! Если б просиял желанный сердцем день,
Когда ты вновь придёшь под дружескую сень
Дубравы, веющей знакомою прохладой,
Сочтясь со славою, полезных дел наградой,
От подвига почить на лоне тишины!
55 О! Если б наяву сбылись надежды сны!
Но что я говорю, блуждающий мечтатель!
Своих желаний враг, надежд своих предатель,
Надолго ли, и сам в себе уединясь,
Я с светом разорвал взыскательную связь?
60 Быть может, день ещё — и ветр непостоянный
Умчит неверный челн от пристани желанной!
Прохладный мрак лесов, игривый ропот вод!
Надолго ли при вас, свободный от забот,
Вам преданный, вкушал я блага драгоценны!
65 Занятья чистые, досуг уединенный,
Душ прояснившихся веселье и любовь!
Иль с тем я вас познал, чтобы утратить вновь?


1817, между 1821 и 1826




  1. Тебе вверял меня хладеющей рукой. Перед смертью А. И. Вяземский поручил Карамзину быть наставником молодого князя.
  2. Супруга нежная — вторая жена Карамзина Екатерина Андреевна (урожд. Колыванова; 1780—1851), единокровная сестра Вяземского.