Скорбные элегии (Овидий; Артюшков)/5/10-1

Скорбные элегии. Книга 5. Стих 10. Вариант 1
автор Овидий, пер. Алексей Владимирович Артюшков
Оригинал: латинский. — Источник: http://www.simposium.ru/ru/node/10452

    * * *


    Трижды с того дня, как мы на Понте, стал Истр от мороза,
    Трижды твердела волна моря Эвксина. А мне
    Кажется, будто вдали от отечества столько уж лет я,
    Сколько в осаде была Троя у грека-врага.
    Можно подумать, стоит — так медленно движется время,
    Шагом ленивым едва год совершает свой путь.
    Не сокращает ночей мне летнее солнцестоянье,
    Не урезает зима длительность дня для меня.
    Так в отношеньи ко мне изменился порядок природы,
    Вместе с заботой моей мне удлиняет он всё.
    Или свершает свой ход вообще по обычаю время,
    Только дни жизни моей стали одни тяжелей
    Здесь, на морском берегу Эвксина, с прозванием ложным,
    Истинно левой земле Скифского моря. Кругом
    Множество диких племен угрожает свирепой войною,
    Жить грабежом для себя в стыд не считают они.
    Нет безопасности вне укреплений, и холм даже самый
    Слабой стеной защищен и положеньем своим.
    Стаею птиц налетит, когда меньше всего ожидаешь,
    Враг: чуть его разглядишь, он уж добычу ведет.
    Часто в ограде стенной вредоносные стрелы сбираем
    Даже на улицах мы при запертых воротах.
    Редко кто смеет у нас обрабатывать землю: несчастный
    Пашет одною рукой, держит другою копье.
    В шлеме играет пастух на скрепленных смолою тростинках,
    И вместо волка война робких пугает овец.
    Слабой защитой для нас укрепление служит. Внутри же,
    С греками слившись, толпа варваров тоже страшит:
    С нами совместно живет без различия всякого варвар,
    Большая часть и жилья также во власти его.
    Если и страха к ним нет, почувствовать ненависть можно,
    В шкуре их видя всегда с космами длинных волос.
    Даже на тех, кто слывет уроженцем города греков,
    Вместо одежды родной видим персидский наряд.
    Общим они языком умеют взаимно сноситься,
    Мне же приходится им знаками мысль выражать.
    Варвар я здесь для них, никому я кругом не понятен,
    Глупым латинская речь кажется гетам смешной.
    Часто при мне же меня они злословят свободно.
    Может быть, ставят в упрек мне мою ссылку они.
    Если на их разговор я кивну, соглашаясь ли, нет ли,
    Обыкновенно они против меня повернут.
    Кроме того, здесь мечом неправое право диктуют,
    Грубо, и даже среди площади ранят людей.
    Парка жестокая! Мне под тяжкой звездою такою
    Более краткую нить жизни зачем не дала!
    Вида другого, друзья, и вашего вида лишен я,
    Вынужден жить посреди скифских племен! Тяжела
    Кара двойная! Но пусть заслужил я из города ссылку, -
    Не заслужил, может быть, жизни в подобных местах!
    Что говорю? Потерять, безумец, достоин я даже
    Самую жизнь! Божество Цезаря я оскорбил!