Русские простонародные легенды/1861 (ВТ:Ё)/Три булки

Три булки
См. Оглавление. Из сборника «Русские простонародные легенды». Опубл.: 1861. Источник: Commons-logo.svg Русские простонародные легенды — СП.: 1861

Редакции



Жил-был пономарь и был он горький пьяница, а доходу почти ничего не имел, потому что храм был в глухом и безлюдном месте. Надоело этому пономарю сидеть без денег. Взял он ключи, запер храм, ключи же бросил в бурьян и пошёл куда глаза глядят. Вот идёт он путём и дорогою да думает, куда ему лучше идти? Только вдруг и слышит, что кто-то тихонько ударил его по плечу рукою. Пономарь оглянулся и видит, что сзади его стоит старичок седенький и говорит: «Послушай, добрый человек, скажи мне, куда ты идёшь?»

— Да и сам не знаю, иду куда глаза глядят, был я в пономарях да наскучило жить мне, доходу ничего нет, так вот я бросил запертый храм и пошёл куда глаза глядят, не раздобудусь ли где деньгами.

— Пойдём со мною вместе, я тоже иду куда глаза глядят, куда ветер понесёт.

— Пожалуй, пойдём, ты от меня моего хлеба не отобьёшь.

Вот они и пошли, шли, шли и подошли к реке, а уж начинало меркнуть на небе, вот старик и говорит пономарю:

— Будет[1] сегодня идти, пойдём завтра с утра, а теперь вот сядем на бережку, у меня есть три булки; по одной мы съедим сегодня, а одну оставим на завтра; на вот тебе одну булку, а вот другую мне, а третью завтра съедим.

Вот сели они на берег реки, поели булок да и легли спать; старик скоро заснул, а пономарю не спалось. Он вертелся, вертелся, нет, не спится ему, вот и пошёл он прогуляться. Гулял, гулял, старик спит, будить его ещё рано, а есть ему хочется. Вот он походил, походил, подумал, подумал да потом и подошёл к старику, видит, что старик спит крепко, взял третью булку да и съел. Потом и лёг спать, как будто ничего не знает. Старик проснулся и стал его будить. Пономарь встал и пошёл умываться вместе со старичком к реке. Тогда ему старичок и говорит:

— Ну, мы теперь разделим с тобою булку, которая осталась, поедим да и опять в путь; нам надо будет эту реку переходить.

— Поедим, пожалуй, — говорит старичку пономарь, а сам думает: «Хватился уж, я давно булку-то и один съесть успел».

Вот старик и стал искать булку:

— Где же булка, ты брал?

— Нет, не брал.

— Так где же она?

— Не знаю, ей-богу не знаю.

— Смотри, брал, больше деться некуда?

— Да ведь я же говорю, что не брал.

— Брал, смотри, признайся, всё ведь равно уж.

— Да говорят, что не брал, и божусь тебе, что не брал.

— Ну, — говорит старичок, — не брал, так не брал; пойдём в путь, иди за мной через эту реку, она не глубока, кажись.

Вот старичок и пошёл, а за ним и пономарь, а как стало место глубокое, тогда старичок и поплыл и пономарь поплыл; только он плавал худо, доплыл до середины и стал тонуть, тут он испугался и закричал старичку:

— Спаси меня, тону!

Старичок подплыл к нему и говорит:

— Если хочешь, чтоб я тебя спас от смерти, то скажи теперь, откройся, ведь ты съел третью булку.

— Не ел, право, не ел, — и пономарь стал клясться.

— Ну, ну, ладно, не клянись, — сказал старичок и вытащил пономаря на берег.

Посидели они немного на берегу и пошли в дорогу. Шли, шли, уж ночь стала становиться, и приходят они в город. Походили по городу, попросились кое-где ночевать, никто их не пускает, и приходят они к одному дому, постучались, ночевать попросились, их и впустили. Хозяин дома был золотых дел мастер и делал драгоценные запястья[2] царской дочери к её свадьбе. Вот наши путники переночевали, а утром поблагодарили хозяина и пошли опять в дорогу. Только они отошли несколько от дома, как вдруг бежит хозяин, схватил их и закричал:

— Стража!

Стража подошла, тогда хозяин объявил, что они у него сегодня ночевали и украли запястье, которое он делал царской дочери. Стража тотчас обыскала пономаря и нашли у него в сапоге запястье. Пономарь и клялся и отговаривался всячески, что он не брал запястья и не знает, как оно к нему в сапог попало, его не стали слушать и повели в темницу, а старичка отпустили. Скоро узнал сам царь, что было украли запястье его дочери и приказал вора на огне сжечь. Пономарь сидит в темнице и горько плачет, что пропадает за напрасно, а ему осталось жить только три часа. Вдруг темница отворилась и к пономарю пришёл старичок, его спутник.

— Послушай, — сказал старичок, — тебе недолго жить осталось, признайся мне — съел третью булку?

— Отойди ты от меня с твоей булкой, неужели ты думаешь, что я бы тебе давно не сказал, что я съел.

— Послушай, — сказал старичок, — булке деться больше было некуды, если бы ты не взял; ты только признаться не хочешь, а если ты признаешься, то я тебя от смерти избавлю.

— Избавь меня от смерти, будь отец родной, я задаром пропадаю, — так стал пономарь молиться старичку.

— Ладно, изволь, — сказал старичок, — только признайся, съел ведь третью булку?

— Ах, какой ты, клянусь тебе, что я не ел.

— Ну, ну, ладно, не клянись, — сказал старичок, — пойдём вон, — старичок взял пономаря за руку и вышел с ним из темницы.

Вот идут они путём-дорогою и приходят в другое царство, было уже ночное время, постучались они к хижинке, попросились на ночлег. Старушоночка старенькая впустила их, накормила и стала рассказывать, что у их царя дочь нездорова, всякие доктора и лечить отказались и царь сулит тому, кто её вылечит, половину своего царства. Вот наши путешественники выслушали старуху да и спать полегли, а утром встали, поблагодарили старушку и пошли вон. Старичок и говорит пономарю:

— Пойдём, возьмёмся у царя дочь лечить, полцарства получим.

— Да как же мы возьмёмся, ведь я пономарь, а не знахарь какой, вот разве ты можешь, так другое дело?

— Могу, ладно, — говорит старичок, — пойдём.

Вот приходят они к царю и объявляют, что берутся его дочь от болезни излечить. Царь обрадовался, повёл их к дочери, — та лежит как мёртвая, старичок посмотрел на неё и говорит:

— Царь, нам нужно с нею одним остаться.

Царь ушёл, а старичок вынул из кармана ножик и отрезал голову царской дочери, потом и всю её разрезал. Пономарь смотрел, смотрел, да как пустился бежать, а старичок его и удержал:

— Нет, — говорит, — не беги, а подожди, что дальше будет.

Потом взял он, собрал все кусочки, перемыл, сложил как следует, дунул, и царица встала совсем здоровою; пономарь чуть плясать не пустился с радости. Старичок взял царицу под руку и повёл к царю. Царь обрадовался, поцеловал старичка и говорит:

— Проси чего хочешь.

Вот старичок и говорит:

— Дай ты мне, царь, три мешка с золотом, и чтобы во всех их поровну было положено.

Царь сейчас велел дать золото и отпустить с честью лекарей. Вот старичок и дал все три мешка с золотом нести пономарю и приходят они к той самой реке и к тому самому берегу, на котором пономарь третью булку съел. Тут и говорит старичок:

— Садись, будем золото делить. Вот видишь ли, этот мешок мне, этот мешок тебе, а этот мешок тому, кто третью булку съел.

Разбежались у пономаря глаза, повалился он старичку в ноги:

— Батюшка, отец родной, признаюсь тебе, я съел третью булку.

Тогда старичок и сказал ему:

— Ладно, прощаю тебе, ступай на старое своё место, где ты прежде служил, и служи у храма, а все три мешка возьми себе, с ними можешь жить и без доходу, да поминай меня.

Тут старичок пропал, а пономарь пошёл на старое место и уже никому не жаловался, что доходу нет, даже и вино пить перестал.

ПримечанияПравить

  1. Будет — употребляется как категорическое решение окончить, прекратить, завершить что-либо; соответствует по значению словам: достаточно, довольно, хватит. (прим. редактора Викитеки)
  2. Браслет, Запястье — ювелирное изделие, надеваемое на руку. (прим. редактора Викитеки)