РСКД/Sapientes septem

Sapientes septem, οι̉ ἐπτὰ σοφοί, мужи, которые были истинными благодетелями окружающей их среды не только выдающейся нравственной силой и глубокой житейской опытностью, но и проницательностью ума и ясностью мыслей. Cic. de or. 3, 34. Таким образом, преимущественно бросается в глаза то политическая их деятельность, то поэтическая. Питакк из Митилены в Лесбосе, Солон, Клеобул из Линда в Родосе и Периандр Коринфский были законодателями и военачальниками или предводителями и повелителями своих родных городов; Хейлон, эфор в Спарте, был предметом удивления столько же за свой зоркий политический взгляд, сколько и за свойственный ему способ выражаться, получивший от него название хейлоновского; Фалет милетский и Биант из Приены в Карии выступают советниками царей и народов; первый из них побудил ионян основать великий союз, сосредоточенный в общем совете в Теосе; он также провожал Креза в поход его против персов и сухим путем переправил его войско через реку Галис, воду которой он ранее отвел. Биант же удержал того же царя от морской войны с греческими островами и при вторжениях персов советовал ионянам оставлять свои города в Азии и переселяться в Сардинию. Hdt. 1, 27. 170. Некоторые исключают из этого числа Периандра (см. сл.) и называют вместо него другого того же имени или Мисона. Нельзя не признать, что отличительные черты этих мужей, которые все принадлежат к одному и тому же времени, тесно связаны с характером дорического племени; поэтому и Платон совершенно справедливо называет их последователями, любителями и учениками лакедемонской дисциплины и находит сходство между гномической и лаконской речью; четыре из них были даже дорического происхождения, пятый спартиат. Им приписываются не всегда одни и те же изречения: Питаку — καιρὸν γνῶθι, хорошо рассчитывай время; Солону — μηδὲν ἄγαν, ничего чересчур, Клеобулу — μέτρον ἄριστον, мера — самое лучшее (соблюдай во всем меру), Периандру — μελέτη τὸ πᾶν, все обдумывай; Хейлону — γνῶθι σεαυτόν, познай самого себя (эти слова приписываются также Солону, причем Хейлону — τέλος ὁρᾶν μακροῦ βίου, предусмотрительность свойственна долгой жизни); Фалету — ἐγγύα, πάρα δ "άτη, поручительство причиняет тебе горе; Бианту — οι̉ πλείους κακοί, в толпе нет добра. Краткие их изречения не столько носят на себе отпечаток глубокомыслия и необыкновенной мудрости, сколько свидетельствуют об ясной и поражающей, подобно молнии, правде и дельных воззрениях, основанных на собственных твердых началах (ср. Γνώμη). Поэтому они находились под особенным покровительством пифийского Аполлона, притчеобразные оракулы которого имели некоторое внутреннее родство с их мудрыми краткими изречениями.