Antonii / Анто́нии
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Abacus — Azotus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 103—106 ( РГБ ) • Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Antonii. Из лиц, принадлежавших к этому римскому роду (gens), кроме названных под словом Antonia женщин, должны быть еще упомянуты:

1) M. Antonius, orator, дед триумвира, один из первых ораторов Рима, родился в 143 г., был консулом в 99 г., а перед тем в 103 г. сражался против киликийских морских разбойников; в 97 г. сделался цензором; в междоусобную войну примкнул к партии Суллы и в 87 г. был убит разъяренными приверженцами Мария. Vell. 2, 22. Val. Max. 8, 9, 2. В сочинении Цицерона de oratore Антоний является, в противоположность высокообразованному Крассу, представителем естественного природного красноречия без строго научного образования, не потому, чтобы Антонию совершенно чужда была греческая наука, а потому, что он избегал самого отдаленного влияния ее на свое красноречие, стараясь придать ему чисто национальный характер. О некоторых из его речей мы имеем довольно точные сведения. Он написал также небольшое сочинение о технике красноречия — de ratione dicendi (Cic. or. 5. de or. 1, 21. 47 и 48. Quint. 3, 1, 19), изданное, наверно, не по его воле. Часто приводится из этого сочинения изречение disertos se cognosse nonnullos, eloquentem adhuc neminem.

2) M. Antonius Creticus, отец знаменитого триумвира, претор 75 г.; в 74 г. до Р. Х. ему дано было поручение преследовать по берегам Средиземного моря морских разбойников, но серьезных действий против них он не предпринял, а только ограбил Сицилию и, говорят, был даже в стычке с пиратами. Sall. hist. 4, 7. Vell. 2, 31. Вследствие одного нападения Антония на остров Крит, где он, потерпев большой урон, и умер, его в насмешку прозвали Критским. Plut. Ant. 1. Diod. Sic. 40, 1;

брат его 3) C. Antonius Hybrida, был известен своим хищническим характером, который обнаружил, когда, отправившись в 87 г. с Суллой на Восток и после возвращения Суллы из Азии в 83 г. оставшись в Греции, разграбил эту страну, а потом принял участие и в проскрипциях Суллы. За грабеж, совершенный им в Греции, он был обвиняем в 76 г. Юлием Цезарем, но не подчинился приговору суда, а апеллировал к народным трибунам, Plut. Caes. 4. В 70 г. за свои преступления подвергся исключению из сената, но скоро опять был в него принят (Cic. Cluent. 42). Затем сделался эдилом, а в 65 г. претором. В заговоре Катилины он принимал тайное участие, не выступая открыто его приверженцем. В 63 г. одновременно с ненавистным для него Цицероном Антоний сделался консулом. Plut. Cic. 12. Cat. Cic. 3, 6. После того как заговор обнаружился, Антонию поручено было вести войско в Этрурию, но он, не желая лично способствовать гибели Катилины, под предлогом болезни передал командование в самый день битвы Петрею, хотя после счастливого исхода сражения сам принял титул императора (Dio Cass. 37, 40). Затем он отправился в свою провинцию Македонию, начал здесь свои обычные грабежи и опустошил соседние с провинцией земли дарданов и бастарнов, был, однако, теми и другими разбит. В 59 г. подвергся двум обвинениям: за грабеж и за участие в заговоре Катилины (Cic. Cael. 31. Val. Max. 4, 2, 6) и, несмотря на защиту Цицерона, был осужден. Cic. Flacc. 38. Он отправился на остров Кефаллению, где поступал с обычным самоуправством. В 44 г. Цезарь отозвал его обратно. При помощи триумвира, своего племянника, он в 42 г. получил цензуру.

4) M. Antonius (Triumvir), старший сын Антония Критского, по матери своей Юлии был близким родственником фамилии Цезаря и родился, вероятно, в 83 г. до Р. Х. Проведя молодость в кутежах и распутстве (Cic. Phil. 14, 3), он в 58 г. отличился в Палестине, во время войны против Аристобула, и затем в Египте. Plut. Ant. 3. В 54 г. примкнул к Цезарю, принимал участие в его галльских походах (Caes. b. g. 7, 81. 8, 2. 38. 46) и по рекомендации Цезаря в 50 г. сделан авгуром и народным трибуном. Plut. Ant. 5. Когда начался раздор между Цезарем и Помпеем, Антоний решительно встал на сторону Цезаря, и тот во время испанской войны передал ему главное командование в Италии. Cic. ad Att. 10, 8, 11. Рядом с Цезарем Антоний сражался при Фарсале (48 г.) и сделан был magister equitum; но его распутный образ жизни вызвал охлаждение к нему Цезаря. Caes. b. c. 3, 24. 89. Plut. Pomp. 89. После состоявшегося между ними примирения (45 г.) Антоний вместе с Цезарем сделался консулом (Plut. Ant. 11); пытался возложить на Цезаря царскую диадему и способствовал всем планам диктатора (т. ж. 12. Cic. Phil. 2, 34). После убийства Цезаря Антоний вскоре сумел воспользоваться обстоятельствами для своих видов; он овладел государственной казной (Cic. Phil. 2, 37), 17 марта собрал сенат и достиг того, что последний хотя и запретил всякие расследования обстоятельств смерти Цезаря, но утвердил все сделанные Цезарем распоряжения (т. ж. 39. Plut. Ant. 14. Dio Cass. 44, 22). После этого Антоний, по-видимому, примирился с убийцами Цезаря, но в то же время старался обнародованием завещания, в котором Цезарь выказал такую щедрую заботливость о народе, и восхвалением подвигов убитого более и более разжигать ненависть народа к убийцам. Dio Cass. 44, 34, сл. App. b. c. 2, 144, 147. Plut. Brut. 19. Особенно сильно способствовала этому речь Антония, сказанная им над трупом Цезаря. Сенат привлек он на свою сторону тем, что уничтожил диктатуру и возвратил из изгнания Помпея Младшего; толпе угождал раздачей земель, опубликованием и приведением в исполнение множества жалованных грамот Цезаря, причем, впрочем, не забыл себя и присвоил большие суммы денег. Plut. Ant. 15. Cic. Phil. 5, 4. У Брута и Кассия он, к великому удовольствию сената, отнял их провинции. Затруднительно было его положение в отношении к Октавиану, юному племяннику и наследнику Цезаря, вскоре прибывшему в Рим. Сначала Антоний относился к нему высокомерно, затем сблизился с ним для того, чтобы при его содействии получить Галлию; однако вскоре между ними начались новые ссоры. Вследствие этого Антоний отправился в свою провинцию Галлию; в это время Цицерон произносил против него свои знаменитые «Филиппики». Вытеснив Д. Брута из Галлии, Антоний осадил его в Мутине; здесь застигло Антония повеление сената очистить Галлию; так как он не хотел повиноваться, то был объявлен врагом государства, а затем Октавиан и оба консула, Гиртий и Панса, разбили его при Мутине (Dio Cass. 46, 29—37. App. b. c. 3, 60—76), в 43 г. до Р. Х. он должен был удалиться обратно в Галлию, где усилил свое войско присоединением испанских легионов. Когда затем сенат, не доверяя Октавиану, стал оказывать предпочтение республиканской партии и поставил Брута во главе войска, Октавиан помирился с Антонием, и они втроем с Лепидом заключили (43 г.) договор на 5 лет (Plut. Ant. 19. App. b. c. 4, 2. Dio Cass. 46, 55 сл.); поделив между собой на этот срок провинции и объявив в опале своих противников, а имения их конфисковав, триумвиры готовились к борьбе с Брутом и Кассием. Это был единственный настоящий триумвират; последствиями его установления были бесчеловечная резня и проскрипции, ужаснувшие Рим; благороднейшие граждане, в числе их и Цицерон, были преданы смерти. Затем Октавиан и Антоний отправились с войсками в Македонию и встретили своих противников, предводимых Брутом и Кассием, при Филиппах. В двух сражениях (42 г. до Р. Х.) республиканцы были разбиты, предводители их сами лишили себя жизни. App. 4, 111—135. Успехом войны триумвират был обязан в особенности военным талантам Антония. Произошел новый раздел провинций, причем Антоний получил восточные области государства. В Киликии он увидел египетскую царицу Клеопатру и, плененный ее красотой, последовал за ней в Александрию (зимой 41/40 г.). Пока он предавался здесь наслаждениям, парфяне опустошили Азию, а Октавиан втайне готовился к выполнению своих честолюбивых планов, хотя новый заключенный в это время договор еще связывал его с Антонием. Антоний предпринял поход на парфян, но после нескольких неудачных сражений отправился в Афины, где велел чествовать себя как Вакха и провел 39-й г. Затем он снова воевал в Азии с парфянами, но и на этот раз безуспешно. Dio Cass. 49, 22. Plut. Ant. 34. В 38 г. возвратился в Афины, а затем отправился в Тарент; здесь при посредстве супруги своей Октавии, сестры Октавиана, на которой женился вскоре после возобновления договора, уладив некоторые недоразумения, возникшие у него с Октавианом, он имел свидание с последним. Вероятно, тогда же триумвират был продолжен еще на 5 лет. После этого Антоний снова отправился в Сирию, куда прибыла и Клеопатра, до такой степени теперь подчинившая его себе, что он подарил ей многие римские провинции и предпринял столько же сумасбродный, сколько и неудачный поход против парфян. Plut. Ant. 37. 50. Flor. 4, 10. Vell. 2, 82. После бесславного возвращения из этого похода он с Клеопатрой отправился в Египет. В то же время Секст Помпей, державший себя весьма двусмысленно по отношению к Антонию, попался в руки одного из Антониевых легатов и по его приказанию был казнен (36 г.). Примирению Антония с покинутой им Октавией воспрепятствовала Клеопатра, которая опять получила от него в подарок для себя и своих детей несколько римских областей. Отношения между двумя триумвирами становились все враждебнее, и после того как (32 г.) консулы, покинув Рим, отправились к Антонию, полагая, что он расположен к народной партии, к которой сами принадлежали, война стала неизбежной. Но так как Антоний вместо того, чтобы наконец опомниться и со всей возможной энергией готовиться к борьбе, вполне отдался влиянию Клеопатры и даже сделал в пользу ее завещание, то многие из самых значительных его приверженцев оставили его. Римский сенат и народ объявили ему войну. Октавиан старался сделать как можно более ненавистным для них своего противника, обнародовать его завещание. В то время как Октавиан энергически готовился к войне, Антоний в бездействии проводил зиму в Ахайе. Наконец он собрал свои войска, 100 тысяч пехоты и 12 тысяч конницы; его флот состоял из 500 кораблей; у Октавиана было только 80 000 пехоты, 12 000 конницы и 250 кораблей; но он имел замечательного полководца в лице Агриппы. Dio Cass. 50, 29 слл. Plut. Ant. 61 слл. Flor. 4, 11. При Акции 2 сентября 31 г. произошло морское сражение. Октавиан искусными маневрами побудил неприятеля слишком широко растянуть фланги, а сам все свои силы обратил против неприятельского центра. Тогда Клеопатра, сопровождавшая Антония со своими 60 кораблями, внезапно обратилась в бегство; за ней последовал и Антоний, который не в силах был расстаться с этой женщиной. Агриппа уничтожил остальную часть неприятельского флота. Plut. Ant. 65—68. Vell. 2, 85. Покинутое Антонием сухопутное войско 7 дней спустя сдалось без сопротивления. Антоний отправился в Александрию, где Клеопатра думала только о своем собственном спасении. Здесь он жил некоторое время, предаваясь обычным наслаждениям, а легионы между тем отпадали от него один за другим. Наконец он попытался оказать отпор приближающемуся Октавиану; но проиграл сражение и, услышав, будто Клеопатра лишила себя жизни, тяжко ранил себя, бросившись на свой меч. Когда узнал, что Клеопатра жива, он велел отнести себя к ней и умер на ее руках. Dio Cass. 51, 10. Plut. Ant. 76 сл. Антоний был женат сперва на Фадии, затем на дочери дяди своего Г. Антония, с которой потом развелся, чтобы жениться на Фульвии. По смерти последней женился на благородной Октавии, но и ее покинул ради Клеопатры. От этих его браков после его смерти оставалось еще в живых семеро детей. Ораторские речи Антония отличались напыщенностью и неправильностью слога. Некоторые письма его помещены в собрании писем Цицерона.

5) C. Antonius, брат триумвира, был легатом у Цезаря (49 г. до Р. Х.), затем претором в Македонии; казнен по приказанию Брута. Plut. Brut. 28. Dio Cass. 47, 23 слл.

6) L. Antonius, младший брат триумвира, во время междоусобных войн стоял на стороне Цезаря. По смерти последнего поддерживал своего брата и, между прочим, помог ему, насильственным, впрочем, путем, провести аграрный закон. Cic. Phil. 9, 6. 11, 6. Участвовал и в военных делах брата, но ничего замечательного не совершил. Однако в 41 г. получил триумф за победы над альпийскими народами, а в следующую зиму (от осени 41 до весны 40 г.) вел перузинскую войну против Октавиана. Возбуждению войны особенно способствовала жена триумвира, Фульвия, рассчитывавшая, что, если произойдет столкновение с Октавианом, Антоний наверное вернется к ней, вырвавшись из сетей Клеопатры. С этой целью она воспользовалась новым аграрным законом и старалась воспрепятствовать раздаче земель легионам, а потом выступила защитницей землевладельцев, потерпевших от этой раздачи. Таким образом, дело дошло до войны, и Антоний был в течение целой зимы осаждаем Октавианом и его полководцами Агриппой (App. 5, 20—49) и Сальвидиеном в этрусском городе Перузии. Войско, собранное Фульвией, напрасно пыталось заставить неприятеля снять осаду, так же безуспешны оказались и вылазки, делавшиеся из города; осажденные стали очень страдать от голода, Антоний принужден был начать переговоры с Октавианом и сдался ему, испросив пощаду для своих друзей; Октавиан примирился с Антонием и вскоре назначил его претором в Испанию. Цицерон, вероятно из личной ненависти, изображает характер Антония в очень непривлекательном виде. Phil. 5, 7. 7, 6. 14, 3 и в других местах.

7) M. Antonius Antyllus, сын триумвира и Фульвии, родился в 36 г. до Р. Х.; по воле отца, в случае смерти последнего, должен был управлять Египтом; казнен по приказанию Октавиана. Suet. Oct. 63. Plut. Ant. 81.

8) Iulus Antonius, младший брат предыдущего; очень старательно и с большой любовью был воспитан своей мачехой Октавией. По смерти Антония-триумвира Август милостиво обращался с Иулом и неоднократно назначал на разные должности (Vell. 2, 100. Suet. Claud. 2. Tac. ann. 4, 44). Но впоследствии Иул был уличен в прелюбодеянии с дочерью Августа Юлией, и император приказал казнить его; кажется, Иул предупредил наказание, добровольно лишив себя жизни. Гораций хвалит его поэтические произведения (od. 4, 2).

Сын Иула Lucius, последний представитель рода Антониев, умер в изгнании в Массилии в 26 г. от Р. Х.


Не принадлежали к этому роду, но также носили имя Антониев:

9) Antonius Musa, знаменитый римский врач, излечивший Августа от тяжелой болезни холодными ваннами. Suet. Oct. 81. С этих, кажется, пор сделалось очень распространенным лечение купаниями, и именно холодными. Hor. ep. 1, 15, 3. Приписываются Антонию, но наверное принадлежат позднейшим временам сочинение, посвященное Агриппе: de herba betonica, и отрывок de tuenda valitudine ad Maecenatem. Изд. Caldani (1800);

10) Antonius Primus, родом из Галлии, при императоре Гальбе вступил в римскую военную службу, служил и во времена Отона и Вителлия, а когда положение последнего сделалось сомнительным, перешел к Веспасиану. С мёзийскими и паннонскими легионами он направился в Италию (Tac. hist. 3, 6), дважды разбил Вителлия у Кремоны и взял штурмом этот город (т. ж. 8, 27 слл. Dio Cass. 65, 11 слл.). Но после этого он потерял всякое самообладание и пошел по Италии как по завоеванной стране, опустошая ее. Вместо того чтобы идти на Рим, он медлил, оставаясь вдали от столицы, не хотел повиноваться назначенному Веспасианом главнокомандующему Муциану и, только услышав, что занятый Сабином, братом Веспасиана, Капитолий сожжен, двинулся на Рим и взял его; на улицах города несколько дней продолжалась ужасная резня. Вителлий был убит, и Антоний распоряжался теперь как неограниченный владыка; но скоро должен был уступить власть Муциану. Tac. hist. 3, 78—84. 4, 2. 11. Недовольный этим Антоний отправился к Веспасиану; тот ласково принял его, но не удовлетворил его честолюбивых ожиданий (т. ж. 4, 80). По Mart. 10, 23, Антоний жил еще во времена Домициана. Ср. Dio Cass. 65, 19;

11) C. Antonius Saturninus, правитель Верхней Германии, поднял восстание против императора Домициана (Suet. Dom. 6 сл.) и, побежденный Норбаном Максимом, был казнен по приказанию Домициана. Dio Cass. 67, 11. Mart. 9, 84;

12) Antonius Polemo из Лаодикеи, при Траяне и его преемниках был учителем риторики в Смирне; на 56 г. жизни, измученный невыносимыми подагрическими болями, сам лишил себя жизни. В древности очень хвалили его речи; из числа их до нас дошли два надгробных слова в честь марафонских героев.