Открыть главное меню

РБС/ВТ/Аксаков, Константин Сергеевич

Аксаков, Константин Сергеевич
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Аарон — Александр II. Источник: т. 1 (1896): Аарон — император Александр II, с. 100—103 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : МЭСБЕ : ЭСБЕРБС/ВТ/Аксаков, Константин Сергеевич в дореформенной орфографии


Аксаков, Константин Сергеевич, старший сын Сергея Тимофеевича и Ольги Семеновны, рожденной Заплатиной, род. 29 марта 1817 года в селе Аксакове Бугурусланского уезда Оренбургской губ.; умер 7 декабря 1860 г. К. С. Аксаков рос под влиянием пылкой, прямодушной, страстно любившей все родное матери и добродушного, увлекающегося отца. Мать К. С. Аксакова была исполнена самых героических и патриотических стремлений, которые внушала своим сыновьям с детства. Таким образом он совмещал в себе, по мнению брата Ивана Сергеевича, «с нравственными свойствами матери эстетический вкус и любовь к литературе своего отца». Четырех лет К. С. Аксаков выучился у матери читать и первой его книгой для чтения была «История Трои». К своим родителям он сохранил исключительную привязанность до конца их жизни. «Между детскими годами и зрелым возрастом, — говорит И. С. — почти у всех лежит целая пропасть. У него (т. е. К. С.), напротив, не было никакого разрыва с младенчеством в душе и сердце. Ум вызрел, обогатился познаниями, но в нравственном отношении не произошло перемены: та же чистота души и тела, та же вера в людей. Этому много способствовало и то, что он до последнего года жизни жил при отце и матери и никогда с ними не разлучался». Читал в детстве К. С. Аксаков очень много, и этим чтением являлись все произведения тогдашней классической литературы, начиная с Хераскова, Княжнина, Ломоносова. Воспитываясь до 15 лет дома (до девяти лет он прожил в деревне, а с 1826 года поселился вместе с отцом в Москве и жил в ней безвыездно в течение почти всей своей жизни), он учился у Венелина латинскому языку, у Долгомостьева — греческому, у Фролова — географии. Особенно любил К. С. Аксаков чтение русской истории и в своих играх изображал из нее вместе с братьями и сестрами разные эпизоды в лицах. С 12 лет в нем сказалось литературное дарование: в свои драматико-исторические игры он то вставлял стихи своего сочинения, то, увлекаясь чтением рыцарских романов и учредив дружину из воинов, знакомых мальчиков, читал им повести своего сочинения о приключениях «дружины молодых людей, любивших древнее русское вооружение». Мальчик-энтузиаст, оставшийся таким на всю жизнь, исполненный горячей любви к России, русскому народу и Москве, быстро рос в мире литературы и искусства, удивляя всех своей даровитостью. В 1832 году, 15 лет, он поступил на словесный факультет Московского университета, который переживал тогда знаменательное время, находясь на рубеже совершенно новой эпохи, резкой перемены в профессуре и студенчестве. Целый ряд молодых профессоров — Павлов, Надеждин, Шевырев, Погодин — внес новый дух в университетское преподавание; с другой стороны, среди студентов начали образовываться кружки, занимавшиеся выяснением вопросов нравственных, философских, политико-исторических. Во время пребывания К. С. Аксакова в университете (1832—1835 г.) образовались два кружка, в состав которых входили: Станкевич, поэты: Сатин, Красов и Клюшников, Кетчер, Белинский, сам К. С. Аксаков и др. — словом, почти все члены через некоторое время сплотившегося воедино кружка, известного в истории новейшей литературы под именем «кружка Станкевича». В середине и конце 30-х годов к этому кружку прямо или косвенно примыкали: Грановский, Тургенев, Кольцов, Василий Боткин, Катков и др. В 1833—1840 годах К. С. Аксаков находился под влиянием Станкевича и Белинского и предавался изучению немецкой философии вообще и Гегеля в частности, о чем он подробно рассказывает в своих «Университетских воспоминаниях» («День» 1862 г., №№ 39—40). Увлечение учением Гегеля сказалось даже в его магистерской диссертации о Ломоносове, появившейся в 1846 году. После смерти Станкевича и до отъезда Белинского в Петербург (в 1839 г.) К. С. Аксаков сблизился с Хомяковым, Киреевскими, Самариным. С Белинским же, изменившим правому гегелианству и начавшим проповедовать противоположные воззрения, он обменялся несколькими письмами — и они навеки прекратили сношения (письма Белинского к К. С. Аксакову напечатаны в «Руси» 1881 года). Вообще жизнь К. С. Аксакова не богата внешними событиями, и после разрыва с Белинским проходит довольно однообразно до самой смерти главы славянофильства в 1860 г. Поэтому дальнейшая биография, а пожалуй, и вся биография его есть, главным образом, история хода его литературного развития, история его ученых и литературных работ. Поселившись в Москве, К. С. Аксаков только в 1838 году ездил за границу, откуда вернулся через пять месяцев. Литературную деятельность свою, как выше замечено, он начал стихами. Первым печатным произведением были стихи, читанные на торжественном университетском акте в 1835 г. только что кончившим курс 18-летним кандидатом. Вслед затем он принимал довольно деятельное участие (иногда под псевдонимом К. Эврипидина) в тех журналах, в которых сотрудничал Белинский — «Телескопе», «Молве» и «Московском наблюдателе». К. С. Аксаков помещал здесь небольшие рецензии, а также стихи, по преимуществу из Шиллера и Гете. Позднее, не оставляя стихотворства, он стал помещать стихи в «Московск. сборнике», «Русской беседе» и «Молве». После смерти его много стихотворений напечатано в «Дне», «Руси» и «Русском архиве». В начале тридцатых годов К. С. Аксаков написал драматическую шутку в стихах в 3 действиях с эпилогом «Олег под Константинополем» (напечатана она была в 1858 г.). Эта шутка явилась пародией на так называемое скептическое направление в русской историографии, представителем которого был проф. М. Т. Каченовский. Как эта комедия, так и два других драматических произведения К. С. Аксакова — «Освобождение Москвы в 1612 году», драма в 5 действиях, появившаяся в 1848 году и только один раз игранная в декабре 1850 г. в бенефис Леонидова, а затем снятая с репертуара, и комедия «Князь Луповицкий», писанная в 1851 году и напечатанная в 1856 году в приложении к «Рус. беседе», а в 1857 г. — в Лейпциге, — имеют цели не художественные, а дидактические и важны вообще для характеристики тех или иных воззрений автора. То же самое можно сказать и про его оригинальные стихотворения, в которых он постоянно является публицистом. В 1842 году К. С. Аксаков выступил на критическое поприще статьей, напечатанной отдельной брошюрой, «Несколько слов о поэме Гоголя: Похождения Чичикова или мертвые души» и в «Москвитянине» того же года в № 9 ответил на разбор этой брошюры, сделанный Белинским. Затем три критические статьи К. С. Аксакова по литературе с подписью Имрек появились в «Московском сборнике» 1846 года: 1) о сборнике гр. Соллогуба «Вчера и сегодня», 2) о книге проф. Никитенко «Опыт истории рус. литер.»; 3) «О петербургском сборнике» Некрасова, — и затем уже в пятидесятых годах несколько статей в «Русской беседе» — «Обозрение современной литературы» 1857 г., кн. I, «О повести г. Кохановской «После обеда в гостях» 1858 г., кн. 4, «О переводе Кронеберга летописи Тацита», ibid. — и одна большая в «Молве» — «О сочинениях Жуковского» 1857 г., № 11. В «Русской беседе», начавшей выходить с 1856 г., К. С. Аксаков был одним из наиболее деятельных сотрудников, а в 1857 г. редактировал еженедельную газету «Молва», где поместил много мелких статей. В 1847 году он защитил диссертацию под заглавием «Ломоносов в истории русской литературы и русского языка», представленную для получения степени магистра русской словесности. К пятидесятым годам относятся наиболее важные и существенные работы К. С. Аксакова, исторические и филологические, в которых его взгляды достигли своего полного развития. Эти работы вошли в состав неоконченного полного собрания его сочинений, из которого первый том, как и другие тоже под редакцией и с предисловием И. С. Аксакова, появился в 1861 году, второй — в 1875 г. и, наконец, третий — в 1880 г. Первый том состоит из 27 статей по русской истории, из которых большинство при жизни автора не были напечатаны. Так, между прочим, здесь появилась впервые статья о «Богатырях князя Владимира», приготовленная для «Московского сборника» 1853 года, возобновленного еще в 1852 году (когда была напечатана в нем статья К. С. Аксакова «О древнем быте у славян вообще и у русских в частности»). Но этот том был запрещен цензурой в полном составе, состоялось распоряжение «всем главным участникам — братьям Аксаковым, кн. Черкасскому, Хомякову, Киреевским не иначе печатать свои статьи, как проведя их через Главное управление цензуры в Петербурге» и, кроме того, все сотрудники сборника были отданы под полицейский надзор (см. «Рус. архив» 1878 г. № 11, рассказ редактора «Сборника» И. С. Аксакова). В числе исторических статей особенно выдаются рецензии на I, VI, VII и VIII тома «Истории России» Соловьева, «О древнем быте славян вообще и русских в частности», «Краткий исторический очерк земских соборов», «О состоянии крестьян в древней России», «По поводу Белевской Вивлиофики, изданной Н. А. Елагиным» и др. В этих статьях К. С. Аксаков развивал свои оригинальные воззрения, что склад первоначальной русской жизни не родовой, а общинно-вечевой, что русское государство образовалось не завоеванием, как на Западе, а добровольным призванием власти и что русский народ резко отделял понятие земли от понятия о государстве, прибегая к последнему только для сохранения первой, что русский народ шел путем внутренней правды и поэтому древнерусская жизнь в нравственном смысле, достигала высокого совершенства; что, наконец, русскому народу принадлежит особое, высокое и беспримерное положение во всемирной истории как носителю христианских добродетелей. II и III тома заняты сочинениями филологическими, причем весь третий посвящен «Опыту русской грамматики»; во II томе обращает особенное внимание критический разбор «Опыта исторической грамматики русского языка» Ф. И. Буслаева. Ученая критика в лице И. И. Срезневского («Изв. Имп. ак. наук» 1860 г., т. 9, вып. I) филологические сочинения К. С. Аксакова ставит ниже его исторических трудов. В заключение следует еще поименовать ряд публицистических статей, напечатанных в «Рус. беседе» и в «Молве» при жизни автора, и в «Руси» после его смерти. В «Беседе» — «О русском воззрении», 1856 г., кн. I и II, и «Примечания на народную повесть о бражнике», 1859 г., кн. 6; в «Молве» — по поводу статьи В. Ламанского «О распространении знаний в России» 1857 г., № 10, «Замечания на статью Даля о народной грамотности» ibid., № 35, ряд передовых статей. Из посмертных же статей особенно замечательна напечатанная в «Руси» 1881 г., №№ 26—28, записка «О внутреннем состоянии России», поданная в 1855 г. через графа Блудова только что вступившему тогда на престол императору Александру II. К. С. Аксаков умер от чахотки на острове Занте (одном из семи Ионических островов), куда приехал в сопровождении брата Ивана Сергеевича летом 1860 г. Для характеристики нравственной личности К. С. Аксакова особенно важны воспоминания о нем Н. Бицына, появившиеся в «Русском архиве».

«Н. Бицын» — псевдоним Николая Михайловича Павлова, автора многих исторических и критических статей, сотрудника «Руси», ныне живущего в своем имении Каширского уезда; свои воспоминания об Аксакове он поместил в № 4 за 1885 г. «Русского архива». «Очерк семейного быта Аксаковых» в приложении к I тому писем И. С. Аксакова. — Венгеров, «Критико-биографический словарь», вып. 5, 6 и 7; на стр. 201-й пятого выпуска приведена библиография статей биографических и критических по поводу разных произведений. Для оценки всей деятельности К. С. Аксакова важны статьи: Н. Костомарова — «О значении критич. трудов К. Аксакова по русской истории» («Рус. слово» 1861 г., № 2, стр. 1—28), «Московское словенство» («Современник» 1862 г., № 1 и 2). К. Н. Бестужева-Рюмина — «Славянофильское учение и его судьба в рус. литературе» («Отеч. зап.» 1862 г.,№№ 1, 2 и 3), предисловия И. С. Аксакова к трем томам полного собран. сочин. брата. А. Пыпина — «Характеристики литерат. мнений с 1820—1850 гг.», его же — «Константин Аксаков» («Вестник Европы» 1884 г., № 3 и 4). Ор. Ф. Миллера — «Учение первоначальных славянофилов» («Рус. мысль» 1880 г., № 1).