Пробуждение вампира (Бальмонт)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

Пробужденіе вампира
авторъ Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
См. Оглавленіе. Изъ цикла «Художникъ-Дьяволъ», сб. «Будемъ какъ Солнце». Опубл.: 1903. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Будемъ какъ Солнце. — М.: Изд. Скорпіонъ, 1903 Пробуждение вампира (Бальмонт)/ДО въ новой орѳографіи


[263]
9. ПРОБУЖДЕНІЕ ВАМПИРА.


Изъ всѣхъ картинъ, что создалъ я для міра,
Всего желаннѣй сердцу моему
Картина—«Пробужденіе Вампира».

Я право самъ не знаю, почему.
Завѣтныя ли въ ней мои мечтанья?
Двойной ли смыслъ? Не знаю. Не пойму.

Во мглѣ полуразрушеннаго зданья,
Гдѣ умерло величье давнихъ дней,
Въ углу лежитъ безумное созданье,—

10 Безумное въ жестокости своей,
Безкровный обликъ съ алыми губами,
Единый—изъ отверженныхъ тѣней.

Межь демоновъ, какъ царь между рабами,
Красивый демонъ, въ лунной полумглѣ,
15 Онъ спитъ, какъ спятъ сокрытые гробами.

И всюду сонъ и блѣдность на землѣ.
Какъ льдины, облака вверху застыли,
И лунный проблескъ замеръ на скалѣ.

Онъ спитъ, какъ странный сонъ отжившей были,
20 Какъ тотъ, кто зналъ всю роскошь красоты,
Какъ тѣ, что гдѣ-то чѣмъ-то раньше жили.


[264]

Печалью искаженныя черты
Изобличаютъ жадность къ возбужденьямъ,
Изношенность душевной пустоты.

25 Онъ все жь проснется къ новымъ наслажденьямъ,
Отъ полночи живетъ онъ до зари,
Среди страстей, неистовымъ видѣньемъ.

Но первый лучъ есть приговоръ: «Умри».
И вотъ ростетъ вторая часть картины.
30 Вторая часть: ихъ всѣхъ, конечно, три.

На небѣ, какъ расторгнутыя льдины,
Стоитъ гряда воздушныхъ облаковъ.
Другое зданье. Пышныя гардины.

Полураскрытъ гранатовый альковъ,
35 Тамъ женщина застыла въ страстной мукѣ,
И грудь ея—какъ бѣлый пухъ снѣговъ.

Откинуты изогнутыя руки,
Какъ будто милый жмется къ ней во снѣ,
И сладко ей, и страшно ей разлуки.

40 А тотъ, кто снится, тутъ же въ сторонѣ,
Онъ тоже услажденъ своей любовью,
Но страшенъ онъ въ глядящей тишинѣ.

Къ ея груди прильнувъ, какъ къ изголовью,
Онъ спитъ, блаженствомъ страсти утомленъ,
45 И ротъ его окрашенъ алой кровью.

Кто болѣе изъ нихъ двоихъ влюбленъ?
Одинъ во снѣ увидѣлъ наслажденье,
Другой укралъ его—и усыпленъ.


[265]

И оба не предвидятъ пробужденья.
50 Въ лазури чуть блѣднѣютъ янтари.
Луна огромна въ даляхъ нисхожденья.

Еще не вспыхнулъ первый лучъ зари.
Завершена вторая часть картины.
Вампиръ не зналъ, что всѣхъ ихъ будетъ три.

55 На небесахъ, какъ тающія льдины,
Бѣгутъ толпы разъятыхъ облаковъ,
У оконъ бьются нити паутины.

Но окна сперты тяжестью оковъ,
Безстыдный день царитъ въ покояхъ зданья,
60 И весь горитъ гранатовый альковъ.

Охвачена порывомъ трепетанья,
Та, чья мечта была роскошный пиръ,
Проснулась для безмѣрнаго страданья.

Ее любилъ, ее ласкалъ—вампиръ.
65 А онъ, согбенный, съ жадными губами,
Какой онъ новый вдругъ увидѣлъ міръ.

Обманутый плѣнительними снами,
Онъ не успѣлъ исчезнуть въ должный мигъ,
Чтобъ ждать, до срока, тѣнью межь тѣнями.

70 Заснувшій духъ проснулся какъ старикъ.
Отчаяньемъ захваченный мгновеннымъ,
Не въ силахъ удержать онъ рѣзкій крикъ.

Онъ жить хотѣлъ вовѣки неизмѣннымъ,
И вдругъ утратилъ силу прежнихъ чаръ,
75 И вдругъ себя навѣкъ увидѣлъ плѣннымъ,—

Увидѣвъ яркій солнечный пожаръ.