Певец в Кремле (Жуковский)

Певец в Кремле (Жуковский)
автор Василий Андреевич Жуковский (1783-1852)
См. Стихотворения 1816. Дата создания: 12 декабря 1814 — 1 ноября 1816 г., опубл.: Певец в Кремле. СПб.: Медицинская тип., 1816 — с примечанием: «Сии стихи написаны в конце 1814 года. Автор представляет певца русских воинов, возвратившегося на родину и поющего песнь освобождения на Кремле, среди граждан московских, в виде жертвы, принесенной за отчизну и в тот самый день [25 декабря], когда торжествующая Россия преклоняет с благодарностью колена пред Промыслом, спасшим чрез нее народы Европы и все блага свободы и просвещения» и гравированным С. Галактионовым видом московского Кремля. Источник: ФЭБ (2000) • Подробнее см. комментарий и примечания Н. Серебренникова
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



Певец в Кремле (Жуковский)


Певец

Бегите в Кремль! На холме том,
Где пели наши деды
Победну песнь пред Божеством,
Мы грянем песнь победы.
Зовет Кремля священный глас,
Как древле вестник славы;
С его высот глядит на нас
Орел наш двоеглавый;
Бегите в Кремль и стар и млад!
10 При гимнах ликованья,
Обымемся, как брата брат
Объемлет в час свиданья.

Народ

Бегите в Кремль и стар и млад!
При гимнах ликованья,
Обымемся, как брата брат
Объемлет в час свиданья!

Певец

О, Кремль отеческий! твой праг
Лобзаем в умиленье.
Смотрите: на его стенах
20 Отчаянное мщенье
След черный впечатлело свой.
Казня в безумстве камень,
Губитель трепетной рукой
На них свой бросил пламень.
„Не будь Кремля!“ изрек злодей;
Но Кремль стоит священный;
Вспылал лишь древний дом Царей,
Убийцей оскверненный.

Но ты, Царя венчавший храм!..
30 Рукой небес хранимый,
Светлей вознес ты к небесам
Свой крест непобедимый.
И ты, Царей минувших прах,
Твой сон не возмутился,
Когда в пожаре и громах
Дух злобы разразился
Над тихой сению твоей...
О, наш Сион священный,
О, Кремль, свидетель славных дней,
40 Красуйся, обновленный!

Народ

О, наш Сион священный,
О, Кремль, свидетель славных дней,
Красуйся, обновленный!

Певец

С хвалою первой к Богу сил,
Друзья, подымем длани;
Он здесь, в Кремле Себя явил
Ужасным Богом брани;
Он, в заревах по небесам
Над рдеющей Москвою
50 Промчавшись, стал в лице врагам
Карающей бедою.
Он в дым Москвы Себя облек,
И знамением мести,
Как пред Израилем, потек
Перед полками чести.

И славою Ему вослед
Шумели их знамена;
При звучном клике их побед
Распались цепи плена;
60 На брань пошли рука с рукой
Владыки и народы;
И грянул страшный Божий бой,
И гимн Его свободы...
Греми ж торжественно в Кремле
Днесь: „Богу в вышних слава!
Живущим радость! мир земле! [1]
И Вечному держава!“

Народ

Греми ж торжественно в Кремле
Днесь: „Богу в вышних слава!
70 Живущим радость! мир земле!
И Вечному держава!“

Певец

Тебе Россию, Царь земли!
Народ Твой уповает:
Прими ее и повели,
Да славой процветает!
Да сила, иноземным страх,
Брежет ее пределы;
Да на святых ее полях
Сияет мир веселый;
80 Да нравов древних чистотой
Союз семей хранится;
Да в них с невинной простотой
Свет знаний водворится.

О! повели, чтоб наш Орел,
Вселенной страж могучий,
Спокоен на громах сидел;
А в брани вражьи тучи,
Как ныне, грудью пробивал,
И под небесны своды
90 Всегда при кликах возлетал
Спасенья и свободы.
Вели, да восшумят моря
Под русскими рулями,
И слава русского Царя
Восцарствуй над водами.

Вели, да помнит Славянин,
Что он наследник славы,
Что он великих предков сын,
Которых меч кровавый
100 И древле был противным страх...
Друзья! отцы пред нами;
На тех же мы цветем полях,
Под теми ж небесами,
Где чада славы расцвели;
Пред нами та ж дорога,
По коей деды протекли
За Русь, Царя и Бога.

О Русь, да наш язык прильпнет
Иссохнувший к гортани,
110 Да крепость древняя спадет
С увядшей нашей длани,
Когда престанешь ты для нас —
И в час борьбы кровавой,
И в нощь, и в день, и в смертный час —
Быть радостью и славой!..
А Ты, Всевышний, наш обет
Прими в Твою десную,
И горней благодати свет
Пролей на Русь святую.

Народ

120 Прими, Всевышний, наш обет,
Прими в Твою десную,
И горней благодати свет
Пролей на Русь святую.

Певец

Храни Царя! Царю пошли
Твое благословенье.
Ему все радости земли!
Тебе ж благодаренье
За царственную высоту
Его души благия;
130 За чистой славы красоту,
В какой им днесь Россия;
За первенство среди Царей,
Отъятое не бранью,
Но искуплением людей
И миротворной дланью;

За твердое презренье бед;
За благость в правой мести;
За кротость на верху побед
И верность Царской чести;
140 За блеск, в каком умел явить
Он доблесть Славянина;
За сладкий жребий наш: любить,
Как друга, Властелина —
О всемогущий Царь земли,
Тебе благодаренье!
Храни Его, Ему пошли
Твое благословенье!

Храни Его! то общий клик
С Кремлевския вершины...
150 И угасающий старик,
В виду своей кончины
Молящий ясных дней сынам,
И брани сын ретивый,
Привыкший, к трепету врагам,
Знамена горделивы,
Царем ведомый, воздвизать;
И юноша цветущий,
Минутой славы заблистать
В волненьи сердца ждущий;

160 И безмятежный селянин,
Воспитанник природы,
И смелый просвещенья сын,
Алкающий свободы
Воспламенить во благо свой
Светильник вдохновенный —
Все, все с молитвою одной
К Тебе, Царю вселенны:
Твою щедроту посели
Над Царскою главою,
170 Чтоб долго был красой земли,
И трона красотою.

Народ

Твою щедроту посели
Над Царскою главою,
Чтоб долго был красой земли,
И трона красотою.

Певец

Тебе спасительную рать!
Тебе вождей спасенья!
На них да снидет благодать;
На них благословенья
180 С Кремлевских благодарных стен.
Их груди, как твердыни,
От нас отбили срам и плен,
И бешенство гордыни.
Москва, они твоим стенам
Рекли: „оденьтесь в пламень;
Взлетите гибелью врагам;
Будь ратник — каждый камень“.

И мщенье — грозный их обет;
Ему не изменили:
190 Твоей дружиной, Царь побед,
Они себя явили.
Бестрепетны сквозь зной и хлад,
Сквозь пепельны пустыни,
Пронзая силой сильных ряд,
Перунами твердыни,
На мышцу мышцу, грудь на грудь,
И брань самой природе,
Кровавый протоптали путь
И чести и свободе.

200 Везде, во славу Бога сил,
Воздвиглись их знамена;
Орел свободных — раздробил
Орла рабов, и Сена,
Послышав гром их, чрез поля
Помчала обновленье —
И за развалины Кремля
Парижу мзда: спасенье.
И се на родину стеклись;
В ножнах уж меч кровавый...
210 О Кремль священный, оживись!
Яви им пепел славы!

Стекитесь, чада и отцы,
Младые девы, жены,
На их главы надеть венцы,
Их увенчать знамены,
С рамен могучих снять щиты,
Принять из рук их громы,
Узреть возлюбленны черты,
Услышать глас знакомый.
220 Се на Кремлевской высоте,
Еще под прахом брани,
Стоят в смиренной красоте,
И к вам простерли длани...

Благословляем ваш возврат
В отчизну с поля чести!
Святое титло верных чад
Ценой кровавой мести,
Ценою ран купили вы...
Здесь, на скале пожарной,
230 На ваши бодрые главы
Рукою благодарной
Отчизна славная кладет
Печать любви и славы,
И слезы исцеленья льет
На раны их кровавы... [2]

На них, на них Твой крепкий щит
Склони, о Вседержитель,
Да и пред мирными дрожит,
Как в бранный день, губитель.

Народ

240 На них, на них Твой крепкий щит
Склони, о Вседержитель,
Да и пред мирными дрожит,
Как в бранный день, губитель.

Певец

Простри, Всевышний, длань Твою
На бранным сном почивших,
За Русь главы свои в бою,
За правду положивших;
Введи их в ту бессмертну сень,
Где мир Твой обитает,
250 Да Твой незаходимый день
Им радостью сияет;
Да там для них о жизни сей
Живет воспоминанье;
Да будут родины своей
И щит и упованье.

Друзья, с молитвою о нем,
О старце, о великом!.. [3]
О наш герой, когда с мечом,
С покойным светлым ликом,
260 Во храме, об руку Царя,
Младый под сединами,
Перед святыней алтаря,
Внимаем небесами,
Обет спасенья ты изрек,
Мы мнили, ослепленны —
Забыв, что вождь наш человек —
Что дни твои нетленны...

И где же ты, о вождь побед?
Мы гимн поем спасенья:
270 Почто ж спасителя здесь нет?
На праздник Провиденья
Мы ныне в Кремль свой притекли...
А наш герой не с нами?
Здесь громы вражески в пыли
Безмолвными рядами;
Здесь их разбитые щиты,
Их знамена кровавы;
Здесь наша слава... где же ты,
Создатель нашей славы?..

280 Друзья, сей день да освятит
О нем воспоминанье;
Да к тени бранной долетит
Отечества призванье;
На верхних славы ступенях
Ему рука судьбины,
При блеске молний, при громах,
Постлала одр кончины;
На нем простерт, он угасал,
Как вечер светозарной,
290 И, угасающий, внимал
Отчизне благодарной...

Почий же в славе, наш герой!
Да при твоей гробнице
Архистратиг, соратник твой,
С мечом небес в деснице,
Страж пепла твоего, сидит;
Пред ней, неугасимый,
Да пламенник любви горит,
Отчизною хранимый.
300 И будь сей огнь священный знак,
Что свыше Провиденье
На Русь, сквозь самый бедствий мрак,
Сияет во спасенье.

И вы, которых бурный бой
Похитил средь полета,
Вы, быстро за рубеж земной
Утекшие из света,
Друзья, благословенье вам!
Вы пали за отчизну;
310 И здесь, прискорбная, сынам
Она свершает тризну;
И Кремль ее преобращен
В алтарь благодаренья;
На нем был первый воспален
Светильник Провиденья.

Вы, в память чадам поздних лет,
Своим геройским прахом
Спасенный одарили свет;
И враг свободы с страхом
320 От зеленеющих холмов,
Где пепел ваш хранится,
Как от карающих богов,
Смятенный, отстранится;
Они народам будут весть,
Сколь шатки зданья силы —
Вы проповедовать им: честь!
Оставили могилы.

Здесь всё в воспоминанье вам;
Сей пир Кремля священный;
330 Сей гимнами гремящий храм;
Сей град, за честь сожженный;
И сей народ, толпа семей,
Ликующих в покое —
Все вы! всё нам от ваших дней
Наследие святое!..
Простри ж, Всевышний, длань Твою
На бранным сном почивших,
За Русь главы свои в бою,
За правду положивших.

Народ

340 Простри, Всевышний, длань Твою
На бранным сном почивших,
За Русь главы свои в бою,
За правду положивших.

Певец

Тебе России верных чад,
Подпор могущих трону!..
О! как их двинул царский взгляд
Отчизне в оборону!
Летят! огню домы, поля!
Перунам грудь и длани!
350 И грозно Русская земля
Встает гигантом брани!
Гремит ее призывный щит...
И, гневом мести рдея,
Войной Иртыш и Дон шумит,
Войной скалы Рифея.

Калмык, Башкир, Черкес и Финн
К знаменам побежали,
И все оградой из дружин
Кругом престола стали...
360 Где ж враг?.. о Русская земля,
Готов твой пир священный!
И се! на высоте Кремля,
И селянин смиренный,
И верный славных предков сын,
И алтаря служитель,
К Тебе, ликуя, глас един
Возносят, Вседержитель!

Вы, чада бодрственных сынов,
Потомки знаменитых,
370 Близ их изрубленных щитов,
Близ их кольчуг разбитых,
Свои кольчуги и щиты
Повесьте в отчем доме;
На них чудесных дел черты,
Для чад, при бранном громе,
Мечом кровавым врезал враг;
Пускай на их обломках
Хранится повесть об отцах
Великая в потомках.

380 Вам подвиг новый предлежит:
Величие в покое.
Да сладкий мир не изменит
Вас, неизменных в бое;
Да вкруг вас тишина цветет,
Устройство и свобода;
Да вам покорная дает
Сторичну дань природа;
К зерцалу — совесть и закон;
В семействе — чисты нравы;
390 Без рабства верность — перед трон;
Пред Бога — души правы.

Ты ж, чудо верности, народ,
Покорностью могущий,
Цвети! да заградится вход
В твои смиренны кущи
Судьбы посланницам-бедам;
Да плуг трудолюбивый
Дарует жизнь твоим полям.
Умеренным счастливый,
400 Чужд развратительных сует,
Презрев роскошных негу,
Теки беспечно через свет
К спасительному брегу.

А Ты их, Вышний, осени
Отеческой рукою:
Да будут благ Твоих они
Достойны пред Тобою.

Народ

Детей, Всевышний, осени
Отеческой рукою:
410 Да будут благ Твоих они
Достойны пред Тобою.

Певец

Тебе народов и Царей!..
Да знает всяк властитель,
Что он лишь мудрости Твоей
Безвластный совершитель...
Вы, неподвижные в пыли,
Невольники могилы,
Цари — смутители земли,
Цари — земли светилы,
420 Призраки! встаньте из гробов
На голос, к вам зовущий!
Кто были вы: друзья богов,
Иль боги всемогущи?

О нет! орудие одно
В деснице Провиденья...
Внимай! внимай! летит Оно
С жезлом мироправленья
Над темной бездною времен,
И с вечной колесницы
430 Судьбы держав, судьбы племен
Бросает из десницы.
Кто быстрый переменит ток?
Чья сила? чья упорность?
Летит... а нам Его урок:
„Умеренность, покорность!“

О! совершись, святой завет!
В одну семью, народы!
Цари, в один отцев совет!
Будь, сила, щит свободы!
440 Дух благодати, пронесись
Над мирною вселенной,
И вся земля совокупись
В единый град нетленный!
В совет к царям, небесный Царь!
Символ им: Провиденье!
Трон власти, обратись в алтарь!
В любовь повиновенье!

Утихни, ярый дух войны;
Не жизни истребитель,
450 Будь жизни благ и тишины
И вечных прав хранитель.
Ты, мудрость смертных, усмирись
Пред мудростию Бога,
И в мраке жизни озарись,
К небесному дорога.
Будь, Вера, твердый якорь нам
Средь волн безвестных рока,
И ты, в нерукотворный храм
Свети, Звезда востока.

Певец и народ

460 Свети, свети, Звезда небес!
К ней взоры! к ней желанья!
К ней, к ней, за тайну сих завес,
Земные упованья!
Там всё, что здесь пленило нас
Явлением мгновенным,
Что взял у жизни смертный час,
Воскреснет обновленным.
Рука с рукой! вождю вослед!
В одну, друзья, дорогу!
470 И с нами в братском хоре, свет,
Пой: слава в вышних Богу!



Примечания

  1. Лк 2: 14.
  2. После этого стиха в рукописи зачеркнуто:
    Придите ж с бодрственным челом,

    Сложив с себя перуны,
    Пред тем склонитесь алтарем,
    Пред коим Царь наш юный,
    Прияв державу и венец,
    Одетый в багряницу,
    С обетом быть Царем сердец
    Воздел горе десницу.
    Облобызайте сей алтарь!
    Он нам благотворитель!
    Им дан России добрый Царь,
    Им дан земле хранитель!

    Се праотцы над ним парят,
    Светила полуночи!
    Утехой вечною горят
    Их к вам склоненны очи!
    И он, сей вождь, который был
    Меж вами столь недавно,
    Ужасный бог для вражьих сил —
    Своей дружине славной

    Из света руку подает!
  3. Имеется в виду Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов (1745—1813), светлейший князь Смоленский, генерал-фельдмаршал, главнокомандующий.