Остров Сахалин (Бутковский)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Островъ Сахалинъ
авторъ Яковъ Николаевичъ Бутковскiй
Опубл.: октябрь 1882 года. Источникъ: Бутковскiй Я.Н. Островъ Сахалинъ // Историческій вѣстникъ : журнал. — 1882. (№ X). — С. 175—186.

Островъ Сахалинъ

На крайнемъ востоке Россiи, противъ устья реки Амура, прикрывая на тысячеверстномъ протяженiи приморскiй берегъ Сибири, лежитъ неизслѣдованный малоизвѣстный островъ Сахалинъ, только съ 1875 года сдѣлавшiйся безспорной принадлежностью русскаго царства. До этого года онъ находился въ общинномъ владѣнiи русскихъ съ японцами. Собственно говоря, онъ не принадлежалъ ни тѣмъ, ни другимъ, а скорѣе гилякамъ и орочонамъ, населяющимъ его среднюю и южную части; сѣверная же часть не представляла ничего заманчиваго даже такимъ невзыскательнымъ народамъ, какъ вышеназванные обитатели его, и потому всегда оставалась незаселенною.

Положительныхъ правъ на владѣнiе Сахалиномъ не могли предъявить ни Японiя, ни Россiя. Всѣ права первой изъ нихъ заключались въ томъ, что предпрiимчивые промышленники острова Матсмая ежегодно переплывали проливъ Лаперуза и являлись въ извѣстное время на южный берегъ острова для ловли сельдей. Рыба эта показывалась въ заливѣ въ такомъ невѣроятномъ количествѣ, что сѣть, захватывавшая ихъ, занимала въ морѣ окружность въ три версты и прикрѣпленная къ берегу, образовывала родъ мѣшка, откуда постепенно вычерпывали сельдей. Затѣмъ, тутъ же на берегу изъ нихъ вытапливали въ котлахъ жиръ, а самое мясо подвергали прессованiю и въ видѣ кубовъ отправляли въ Японiю на удобренiе полей.

Иногда на берегу Сахалина появлялись въ незначительномъ числѣ китайцы; но они довольствовались собиранiемъ морской капусты, морскихъ червей-трепанговъ, составляющихъ лакомое блюдо въ Китаѣ, да еще корня жень-чень, обладающаго возбудительнымъ свойствомъ, за что и цѣнился ими на вѣсъ золота.

Права русскихъ не были такъ ясны; но они могли сослаться на болѣе важныя причины политического свойства, заставлявшiя ихъ искать обладанiя этимъ островомъ. И дѣйствительно, обладатель его могъ бы задушить жизнь востока Сибири и изъ Татарскаго пролива сдѣлать вторые Дарданелы.

До половины нынѣшняго столѣтiя мало кто обращалъ вниманiе на островъ, затерянный на дальнемъ востокѣ; географы предполагали даже, что этотъ островъ соединенъ на cѣвepѣ съ твердою землею перешейкомъ; только послѣ прiбрѣтенiя Россiей всего теченiя Амура, pyccкie моряки позаботились выяснить существованiе Татарскаго пролива, дѣлая промѣры фарватера. Много этому дѣлу оказалъ услугъ капитанъ Невельской, а позже лейтенантъ Старицкiй. Во время Восточной войны Татарскiй проливъ и заливъ де-Кастри были очень полезны русскому флоту и совершавшемуся въ то время перенесенiю порта изъ Петропавловска въ Николаевскъ.

Послѣ войны русское правительство начало сознавать значенiе Сахалина; но особеннаго вниманiя заслуживалъ каменный уголь превосходнаго качества, пластами вырисовывающiйся на утесистыхъ обрывахъ острова. Пласты эти различной толщины черными полосами оттѣняютъ западный берегъ, обращенный къ проливу. Особенно замѣчательны они близъ поста Дуэ, противъ залива де-Кастри, и двѣсти верстъ южнѣе, на берегу носящемъ названiе Сортуная. Проходя проливомъ, пароходы начали посылать на берегъ команды для сколки дароваго топлива; и уголь этотъ, несмотря на хрупкость, оказался гораздо высшаго достоинства, сравнительно съ тѣмъ, который суда могли прiобрѣтать въ Японiи и даже въ Шанхаѣ.

Въ 1859 году, составлялось предположенiе устроить постоянное сообщенiе между Санъ-Франциско и Николаевскомъ на Амурѣ съ тою цѣлью, чтобы доставлять изъ Америки въ восточную Сибирь муку, а обратнымъ грузомъ долженъ былъ служить сахалинскiй уголь. Присутствiе хорошаго угля на Сахалинѣ было особенно оцѣнено практическими американцами. Одинъ изъ представителей крупной торговой фирмы въ Шанхаѣ, Олифантъ и комп., вошелъ съ просьбой къ генералъ-губернатору восточной Сибири, М. С. Корсакову, о разрѣшенiи разработывать на Сортунаѣ каменный уголь и доставлять его въ китайскiе порты, которые до того времени получали уголь кругосвѣтнымъ путемъ изъ Англiи, и понятно, что цѣна его была непомѣрно высока.

Выгодность предложенiя Олифанта была очевидна и ему разрѣшено было русскимъ правительствомъ занять вдоль берега пятьсотъ саженъ, а всего до квадратной версты пространства. Это былъ чуть ли не первый свободный колонистъ Сахалина; онъ повелъ дѣло основательно, не жалѣлъ денегъ, началъ правильную разработку пластовъ штольнями, завелъ буксирный пароходъ и баржи, устроилъ на берегу склады угля и магазины съ товарами и на шанхайскомъ рынкѣ началъ появляться въ небольшомъ количествѣ сахалинскiй уголь, а въ биржевомъ листкѣ Шанхая отмѣчаться цѣны его.

Предпрiимчивые янки разомъ поняли, какой неизсякаемый источникъ богатства представляетъ уголь Сахалина, съ которымъ по достоинству и цѣнѣ не могло конкурировать никакое топливо по всему западному побережью Тихаго океана. До сорока просьбъ поступило къ генералъ-губернатору отъ разныхъ лицъ объ отводѣ угольныхъ участковъ, и два американца — Краули и Эше успѣли заручиться разрѣшенiями. Но этотъ наплывъ просьбъ испугалъ администрацiю; она увидѣла въ этомъ стремленiи иноземцевъ на Сахалинъ опасность мирнаго завоеванiя острова. Раздача иностранцамъ участковъ была воспрещена и ими стали награждать русскихъ; такiе участки получили Якимовъ, Старицкiй и Бауровъ. Но вскорѣ весь этотъ вопросъ запутался въ административномъ лабиринтѣ; никто не могъ указать системы, которой слѣдовало держаться въ этомъ дѣлѣ; а потому выбрали лучшiй способъ решенiя, именно — затормозили весь вопросъ; иностранцамъ же, начавшимъ разработку, стали дѣлать затрудненiя въ вывозѣ угля, въ наймѣ рабочихъ, и этимъ совершенно парализовали ихъ дѣятельность.

Впрочемъ, указанные американцами выгоды дѣла не прошли безслѣдно и русское правительство начало дѣлать распоряженiя, чтобы извлечь пользу изъ случайно открывшагося источника богатствъ. Стали изыскивать способы для привлеченiя рабочихъ рукъ, такъ какъ инородцы, которые были хорошими звѣроловами и охотниками, вовсе не годились къ осѣдлому труду, и особенно такому тяжелому, какъ выработка угля въ рудникахъ. Самый подходящiй народъ были бы китайскiе манзы — работники выносливые, невзыскательные и дешевые; но это былъ бы иностранный элементъ, и элементъ опасный: наплывъ китайцевъ превратилъ бы въ короткое время Сахалинъ въ колонiю Небесной имперiи, а его непремѣнно требовалось сохранить для Россiи.

Поэтому пришли къ заключенiю о необходимости колонизовать островъ русскимъ населенiемъ, прибѣгнувъ для этого къ двумъ способамъ: насильственному и добровольному.

Около этого же времени возникъ вопросъ объ отмѣнѣ ссыльно-каторжныхъ работъ на сибирскихъ рудникахъ, и рѣшено было сделать опытъ примѣненiя этого труда па Сахалинѣ, для чего и было отправлено къ Дуэ до трехсотъ человѣкъ ссыльныхъ. Островъ вполнѣ отвѣчалъ требованiямъ мѣста ссылки — побеги, столь частые изъ сибирскихъ остроговъ, дѣлались тутъ почти невозможными. Для изученiя вопроса объ устройствѣ каторжныхъ тюремъ была въ 1873 году отправлена на Сахалинъ цѣлая коммиссiя подъ руководствомъ г. Власова, спецiалиста по этой части.

Въ этой же коммиссiи находился такъ-называемый агрономъ Мицуль для опредѣления возможности устройства земледѣльческихъ колонiй. Цѣлый годъ изучали они на мѣстѣ условiя и выработали опредѣленный планъ. Они убѣдились, что побѣги съ острова могли бы случаться лишь въ очень рѣдкихъ случаяхъ — на китоловныхъ судахъ, случайно заходящихъ въ тѣ мѣста; для бѣглецовъ не находилось нигде селенiй, куда бы имъ было возможно на время скрыться. Не встрѣчая нигдѣ поддержки и пищи, они, пробывъ нѣсколько сутокъ въ лѣсахъ, возвращались въ свою тюрьму; инородцы смотрѣли на этихъ людей подозрительно, после нѣсколькихъ случаевъ насилiя со стороны каторжныхъ. Гиляки приняли за правило пускать имъ, какъ звѣрю, пулю или стрѣлу въ голову, чтобы при случаѣ воспользоваться одеждой. Только зимою между мысами Лазарева и Погоби, отдѣленными шириною пятиверстнаго пролива, возможно было сообщенiе съ Сибирью по льду.

Агрономъ съ своей стороны опредѣлилъ, что средняя и южная части острова вполнѣ годны для устройства земледѣльческихъ колонiй. Это же подтверждали опыты добровольнаго заселенiя острова: нѣсколько десятковъ семействъ, соблазненныхъ обѣщанными льготами, изъ внутреннихъ губернiй Россiи отправились на Сахалинъ. Первоначально, покидая родину, они стремились на Амуръ, о которомъ тогда ходили самые заманчивые слухи; но устройство поселенiй по Амуру во многихъ мѣстахъ оказалось плачевнымъ и горемыки рѣшились принять предложенныя правительствомъ земли на Сахалинѣ.

Опыты примѣненiя вольнаго труда вначалѣ были несовсѣмъ удачны; никто не могъ указать поселенцамъ тѣхъ местъ, которыя болѣе всего удовлетворяли бы ихъ требованiямъ. Русскiй крестьянинъ не имеѣтъ ни тѣхъ свѣдѣнiй, ни тѣхъ прiемовъ земледѣлiя, которыми обладаетъ западно-европейскiй колонистъ; первобытныя орудiя труда и трехпольная система хлѣбопашества — вотъ все, что могъ онъ принести на мѣсто новаго жительства. Отдѣленный отъ русскаго мipa морями, или четырнадцатью тысячами верстъ сухопутья, онъ могъ единственно разсчитывать на обѣщанныя правительствомъ поco6iя. Но тутъ-то и начала сказываться вся неряшливость и неумѣлость чиновничества. Суецкiй каналъ былъ открытъ и сообщенiя Россiи съ крайнимъ Востокомъ значительно сократились; этимъ путемъ посланы были поселенцамъ обѣщанныя орудiя земледѣлiя и сѣмена; но присланныя сохи были отправлены безъ сошниковъ, а сѣмена ржи яровой были перемѣшаны съ озимой. Подобные промахи тормозили устройство поселенiй, тѣмъ болѣе что самая вѣсть объ ошибкѣ доходила лишь чрезъ полгода, и конечно не сама канцелярiя, надѣлавшая промахи, поспѣшила бы указать на нихъ.

Мало-по-малу, однако, колонiи эти устроились съ помощью русской выносливости и терпѣнiя и доказали возможность привить земледѣлiе, но конечно первые опыты не поощрили добровольнаго переселенiя на островъ.

Замѣчательнѣе всего, что всѣ эти эксперименты работъ и заселенiя производились на мѣстности, которая не принадлежала еще Россiи. Казалось, что мы нашли брошенный природой на Охотскомъ морѣ островъ, взглянули на него, и съ той поры онъ уже составлялъ нашу собственность. Въ этомъ убѣждало насъ то, что онъ окаймленъ съ моря грядой принадлежащихъ намъ Курильскихъ острововъ, и какъ бы включенъ въ русское море. Американцы, получившiе уступку нашихъ американскихъ владѣнiй, еще не простирали своихъ претензiй на этотъ завидный уголокъ, да и первыя попытки ихъ колонизовать Сахалинъ были прекращены. Что же касается до жившихъ на югѣ острова безбородыхъ орочонъ или обитателей средней части, звѣролововъ-гиляковъ, то русское правительство не сочло нужнымъ спрашивать ихъ о желанiи присоединиться къ Россiи.

Серьезный затрудненiя явились со стороны японцевъ, хотя къ счастью, благодаря мягкому образу дѣйствiй ихъ, эти затрудненiя имѣли скорѣе комичный, чѣмъ враждебный характеръ. Пока русскiе кулаки-купцы, объѣзжая юрты гиляковъ, скупали у нихъ соболей за табакъ и бузу, японцы эксплоатировали орочонъ, добывая трудами ихъ морскую соль и рыбу. Каждый народъ имѣлъ свой районъ и столкновенiй не происходило; японцы на сѣверъ не подавались. Но вотъ русскiе начали постепенно спускаться къ югу и натолкнулись на японскiе промыслы. Этими промыслами питалось даже все племя орочонъ, не жалуясь на эксплоататоровъ, которые доставляли имъ изъ Японiи всѣ необходимые предметы. На берегу острова у японцевъ стояли солеварни и бараки, охраняемые въ зимнее время мѣстными жителями.

Такъ какъ русскiя власти убѣдились, что японцы на островѣ не живутъ, а прiѣзжаютъ лишь на лѣто, то приняли рѣшительную мѣру занять весь островъ фактически; и, чтобы подтвердить осязательнымъ образомъ свои претензiи, врыли въ землю столбы, на которыхъ развѣвался русскiй флагъ. Но чрезъ нѣсколько дней и на японскихъ строенiяхъ появился ихъ нацiональный флагъ. Не придавая значенiя этому поступку, pyccкie распорядились на всѣхъ пунктахъ берега, гдѣ только оказались признаки каменнаго угля, вырыть ямы, какъ бы въ доказательство начатыхъ работъ, и у каждаго пункта поставить по флагу. Немедленно рядомъ съ русскими ямами появлялись ямы и флаги японцевъ. Манифестацiя принимала видъ шутки, и японцы насмѣшливо отзывались о способахъ русскихъ доказывать свои права на владѣнiе.

Pyccкie моряки, хозяйничавшiе на Сахалинѣ, шутить не любили, и потому послана была команда уничтожить всѣ эти японскiе знаки; а ретивый офицеръ, начальствовавший ею, даже сжегъ бараки, разсчитывая уничтожить такимъ образомъ всѣ слѣды японскаго владычества. Шутка выходила изъ границъ и становилась серьезнымъ дѣломъ. Японцы заявили, что они со своей стороны не станутъ въ видѣ репрессалiй прибѣгать къ поступкамъ недостойнымъ цивилизованнаго народа; но что во всякомъ случаѣ, срывая японскiй флагъ, pyccкie оскорбляютъ нацiю; а потому, не доводя дѣло до открытой вражды, которая можетъ быть одинаково тяжела для обоихъ сосѣднихъ народовъ, они предлагаютъ рѣшить вопросъ общиннаго владѣнiя посредствомъ размежеванiя.

Высказанные японцами взгляды были убѣдительны, и потому приступлено было къ дипломатическимъ переговорамъ. Однако, причины, заставлявшiя русскихъ желать обладанiя островомъ, теряли свое значенiе, если бы одна часть отведена была во владѣнiе Японiи, которая конечно не замедлила бы допустить на нее американцевъ, которыхъ русскiе особенно избѣгали за ихъ меркантильную предпрiимчивость и наклонность рѣзко рѣшать спорные вопросы. Одно время подумавали было покончить споръ оружiемъ; но, несмотря на кажущуюся силу Россiи, дѣло могло окончиться неблагопрiятно, такъ какъ силы наши были далеки, а Японiя, ближайшая къ острову сосѣдка, вступила въ перiодъ развитiя; и къ тому же въ распрю могли вмѣшаться непрошенные посредники. Наконецъ, даже въ случаѣ успѣха мы прiобрѣли бы ненависть тридцатимиллiоннаго народа, а потому рѣшено было уступить Японiи, взамѣнъ ея спорныхъ правъ на Сахалинъ, гряду Курильскихъ острововъ, которая со времени упраздненiя россiйско-американской компанiи оставалась не эксплоатированною.

Въ августѣ 1875 года, островъ Сахалинъ по международному договору окончательно вошелъ въ составъ Россiйской имперiи.

Островъ Сахалинъ, имѣющiй форму стерляди, у которой хвостъ обращенъ къ югу, пространствомъ своимъ равняется Баварскому королевству, и несмотря на то, что сѣверная оконечность его находится на широтѣ Рязани, а южная отвѣчаетъ Крыму, отличается суровымъ климатомъ. Только средняя и южная части его могутъ быть обитаемыми. Считая девятьсотъ верстъ протяженiя, островъ имѣетъ въ ширину отъ двадцати пяти до ста верстъ. По срединѣ всего острова тянется горный хребетъ, развѣтвляющiйся на югѣ; хребетъ этотъ разъединяетъ островъ на двѣ части: западную и восточную. Болѣе изслѣдованная западная часть пользуется климатомъ сравнительно умѣреннымъ, чему содѣйствуютъ туманы, сильно затрудняющiе плаванiе по Татарскому проливу, и горный хребетъ, закрывающiй эту часть отъ сѣверо-восточныхъ ветровъ. Западная часть, особенно богатая каменноугольными пластами, отличается на всемъ девятисотъ-верстномъ протяженiи отсутствiемъ гаваней и заливовъ. Дно у береговъ каменистое, не поддающееся якорю, и потому немало затрудняетъ стоянку судовъ на рейдѣ. Мѣстами у берега есть каменныя гряды и кряжи, на основанiи которыхъ можно бы устроить молы и пристани; но это требуетъ много затратъ и составляетъ вопросъ будущаго. До настоящаго же времени суда, приходящiя брать сахалинскiй уголь, подвергаются при западномъ вѣтрѣ серьезной опасности быть выброшенными на берегъ и потому пароходы должны всегда быть въ готовности на парахъ отойти отъ негостепрiимнаго берега. Извѣстны многiе случаи гибели судовъ у Сахалина и, кажется, первою жертвой былъ клиперъ подъ командой капитана Пещурова, нынѣ занимающаго одно изъ первыхъ мѣстъ въ морскомъ министерствѣ. Погрузка угля производится съ баржъ, такъ какъ морскiя суда не могутъ подходить къ берегу ближе полуверстнаго разстоянiя.

Въ это время отъ одного лица, занимавшагося въ прежнiе года перевозкой моремъ грузовъ изъ Европы на Амуръ, сдѣлано было правительству предложенiе принять отъ казны Дуйскiя угольныя копи въ аренду, съ тѣмъ чтобы рабочую силу поставляли каторжные. Это предложенiе отвѣчало вполнѣ намѣренiямъ правительства. Во-первыхъ: оно давало возможность направить на Сахалинъ большее число людей, приговоренныхъ къ каторжнымъ работамъ, которые однако оставались въ тюрьмахъ европейской Россiи за невозможностью прiискать имъ работы и помѣщенiя въ Сибири, вслѣдствіе чего судебные приговоры оставались безъ исполненiя. Во-вторыхъ: силы этихъ людей получали примѣненiе и вмѣстѣ съ тѣмъ работа окупала ихъ содержанiе. Кромѣ того, этимъ достигалось сбереженiе по устройству тюремъ, стражи и этаповъ, такъ какъ сосредоточенiе опасныхъ людей на Сахалинѣ, по самой природѣ своей составляющемъ естественную тюрьму, значительно сокращало расходы надзора за ними. В-третьихъ: достигалась этимъ способомъ колонизацiя русскимъ элементомъ передоваго поста Россiи на востокѣ, а добыча угля обезпечивала возможность содержанiя въ Тихомъ океанѣ пароваго флота, безъ затратъ на покупку топлива въ Шанхаѣ.

Въ виду всѣхъ этихъ соображенiй, выработаны были условiя, по которымъ составителю проекта давалась возможность имѣть до двухъ тысячъ человѣкъ рабочихъ. Наемъ частныхъ людей изъ иностранцевъ былъ обставленъ ограничительными условiями и съ предпринимателемъ заключенъ былъ контрактъ на двадцати-четырехъ-лѣтнiй срокъ на разработку Дуйскихъ угольныхъ копей и на поставку угля русскому флоту.

Планъ, задуманный русскимъ предпринимателемъ былъ обширенъ: онъ хотѣлъ совершенно отстранить на Сахалинѣ иностранную эксплоатацiю, русскимъ топливомъ намѣревался замѣнить англiскiй и японскiй угли на всѣхъ приморскихъ рынкахъ Китая и разсчитывалъ даже чайную торговлю съ Россiей направить морскимъ путемъ вдоль Сахалина на Амуръ, вмѣсто существующего способа странствованiя каравановъ по степямъ Гоби на Кяхту.

Для осуществленiя такого плана было составлено акцiонерное общество подъ фирмою „Сахалинъ", но послѣдовавшее воспрещенiе министерства финансовъ совершить заграничный заемъ, а вслѣдъ затѣмъ и разныя другiя стѣсненiя и неблагопрiятныя обстоятельства съ самаго же начала нанесли смертельный ударъ новому обществу и парализовали его дѣятельность.

Между тѣмъ, правительственная колонизацiя шла своимъ чередомъ; у поста Дуэ образовалось цѣлое Александровское селенiе изъ числа отбывшихъ свои сроки каторжныхъ и, кромѣ того, свободные поселенцы заняли на островѣ нѣсколько пунктовъ, переставъ чуждаться его. Трудъ каторжныхъ быль обращенъ на устройство дорогъ вдоль берега, на постройку пристани и подготовку мола, не говоря о каменноугольныхъ работахъ. Часть каторжныхъ была отдѣлена на югъ къ Корсаковскому посту, гдѣ, благодаря климатическимъ условiямъ, жизнь представляетъ болѣе удобствъ. Въ этой мѣстности сосредоточивается администрацiя и военная сила. Семейства офицеровъ и чиновниковъ постарались придать поселенiю подобiе европейскаго городка; дамы составили филантропическое общество, принявшее на себя попеченiе о дѣтяхъ ссыльныхъ, устроили школы и энергiей своей дѣятельности положили основанiе русской гражданственности.

Въ послѣднее время появились извѣстiя о нахожденiи на островѣ золота; но жаль будетъ, если этотъ развращающiй металлъ обратитъ на себя зарождающуюся дѣятельность общества. Не поиски за золотомъ, а разработка желѣза, съ широкимъ развитiемъ угольного производства, должны бы служить къ благоденствiю этого отдаленнаго края. Желательно, чтобы обращено было вниманiе предпрiимчивыхъ людей на богатство рыбныхъ промысловъ, которые, снабжая край, могли бы производить отпускъ этого товара въ широкихъ размѣрахъ въ Японiю, продовольствующуюся рыбой, и въ Шанхай, такъ щедро оплачивающiй всѣ доставляемые туда продукты.

Сахалинъ до сего дня ждетъ изслѣдователей[1]. Его восточная сторона и сѣверная часть, его озера, заливы и рѣка Тымь почти неизвѣстны. Надо надѣяться, что съ увеличенiемъ народонаселенiя они обратятъ на себя вниманiе жителей, которые, свыкнувшись съ моремъ, полюбятъ его.

Изложивъ вкратцѣ и безъ того краткую исторiю Сахалина, или, лучше сказать, его прошлое, позволю себѣ коснуться его будущности. Не подлежитъ, сомнѣнiю, что всѣ старанiя правительства направлены на то, чтобы это будущее отвѣчало его планамъ и служило на благо Pocciи. Разберемъ сначала, въ чемъ заключаются эти планы?

Уступая американцамъ наши сѣверо-американскiя владѣнiя по ту сторону Берингова пролива, правительство видимо желало заблаговременно сдѣлать добровольное почетное отступленiе и удалить всякiй поводъ къ какому бы то ни было столкновенiю съ Сѣверо-Американскими Штатами, поставивъ между двумя могущественными народами океанъ. Но, поступая такимъ образомъ и какъ бы сосредоточиваясь, Pocсiя должна была намѣтить пунктъ, который бы служилъ гранью, далѣе которой иностранцы не должны простирать свои стремленiя. Для отстраненiя всякаго иноземнаго вмѣшательства, Pocciя купила спокойствiе со стороны Японiи передачей ей Курильскихъ острововъ; этою цѣною отстояли исключительное право на Сахалинъ; слѣдовательно, этотъ островъ въ глазахъ правительства представляетъ именно крайнюю грань или оплотъ русской нацiональности.

Участки русской земли не могутъ быть предметомъ международной торговли; поэтому никто не допуститъ мысли, чтобы русско-американскiя колонiи были проданы за тѣ миллiоны рублей, которые американцы внесли въ русское казначейство; деньги тутъ не причемъ и Россiя, отказавшись отъ безполезной для нея земли, купила на продолжительное время дружбу Сѣверо-Американскихъ Штатовъ.

Действительно, если Францiя послѣ унизительной и разорительной войны признала для себя полезнымъ отказаться отъ Лотарингiи и Эльзаса, то почему Россiя не могла придти къ такому же заключенiю безъ принужденiя, на основанiи здраваго смысла, не жертвуя ни своимъ достоинствомъ, ни кровью своихъ дѣтей; почти такъ же поступила Англiя, отказавшись отъ Іоническихъ острововъ.

Я считаю поэтому добровольный отказъ отъ этихъ дальнихъ владѣнiй однимъ изъ благоразумнѣйшихъ актовъ прошлаго царствованiя. Но подобныя жертвы могутъ быть приняты лишь по зрѣломъ обсужденiи всѣхъ причинъ и послѣдствiй. За нихъ правители несутъ отвѣтственность предъ отечествомъ и потомствомъ; поэтому задуманные планы должны быть преслѣдуемы съ неизмѣнной послѣдовательностью, независимо отъ отставки министра или даже перемѣны царствованiя. Сахалинъ долженъ быть колонизированъ и ему слѣдуетъ сдѣлаться чисто русскою землею, съ ея вѣрованiями, обычаями и языкомъ.

Полное обрусѣнiе острова тѣмъ необходимѣе, что онъ какъ бы врѣзался въ совершенно чуждый мiр, мiръ глубокой Aзiи: Китая, Японiи и Кореи, — странъ проснувшихся, или которыя европейцы силятся разбудить отъ вѣковаго сна. Вся политика Европы обращена на Востокъ; каждое изъ ея государствъ силится заявить ему о своемъ могуществѣ и влiянiи и въ доказательство того захватывает клочки земли, сажаетъ въ порты консуловъ и высылаетъ флоты. Для Россiи это составляетъ какъ бы наѣздъ съ тыла, — ее обошли, и она должна имѣть возможность съ этого фронта представить надежную защиту. Она необходима еще и потому, что хотя сила уважается повсюду, но нигдѣ она не играетъ такого значенiя, какъ передъ народами Азiи. Предъ ними это единственно дѣйствительный аргументъ, и потому, чтобы не быть задавленнымъ наплывомъ монгольскаго племени, нужно быть сильнымъ. Въ этомъ отношенiи появленiе нашего флота въ китайскихъ водахъ подтвердило еще разъ эту аксiому.

Если по своимъ коммерческимъ соображенiямъ Европа устремляетъ свои помыслы къ многолюдной Азiи, то Pocciя, въ видахъ самоохраненiя, должна быть болѣе другихъ внимательна къ совершающимся тамъ событiямъ. Востокъ просыпается, и если считаютъ полезнымъ повсюду имѣть друзей, то лучшимъ для насъ тамъ союзникомъ можетъ быть Японiя; надо только такъ устроить дела, чтобы она въ одной Россiи искала поддержки. Если загорится война между Китаемъ и Японiей, то Pocciя обязана будетъ въ этой борьбѣ сказать свое слово и подкрѣпить его осязательно, иначе могутъ произойти перемѣны, которыя значительно поколеблютъ положенiе нашего отечества на Востокѣ.

Колонизаторскiя стремленiя Америки, Англiи, Германiи и Францiи служатъ выраженiемъ избытка населенiя. Этотъ избытокъ самъ по себѣ уже представляетъ силу, которая ищетъ для себя почвы; но объ Россiи сказать этого нельзя; она, напротивъ, страдаетъ малокровiемъ. За исключенiемъ запада, всѣ ея окраины пусты; повсюду границы ея могутъ быть нарушены; всякая случайность можетъ лишить ее участка земли; она даже не въ силахъ будетъ защититься отъ наплыва мирнаго китайскаго населенiя, если только Небесная имперiя выразитъ намѣренiе направить на сѣверъ колонизацiю, которая теперь стремится за океанъ.

Въ виду всѣхъ этихъ опасностей, Россiя принуждена выдѣлять отъ себя не избытокъ населенiя, но плоть отъ плоти своей, чтобы ввѣрить ей на Востокѣ охрану своихъ интересовъ. Она должна посылать туда не одно отребье общества, но населенiе здоровое тѣломъ и духомъ. Удаляя больныхъ членовъ своей семьи отъ мѣстъ, гдѣ они родились, слѣдуетъ позаботиться объ ихъ излеченiи нравственномъ, чтобы и они сплотились съ населенiемъ, потому что Россiи надо дорожить каждымъ изъ своихъ сыновей. Тѣ дѣти русскаго народа, которые желаютъ переселиться на окраину отечества, должны быть окружены попеченiемъ и пользоваться при водворенiи всевозможнымъ пособiемъ и льготами, для того чтобы они не считали себя изгнанниками, пасынками Россiи; чтобы они чувствовали, что не оставляли русской почвы, а только перешли въ другую губернiю; чтобы въ случаѣ столкновенiя съ врагомъ они сознавали, что защищаютъ родную землю, а не захваченный край.

Конечно, Уссурiйскiй край, куда теперь преимущественно направляется пришлое населенiе, гораздо заманчивѣе Сахалина по своей благодарной почвѣ и природѣ; на эту мѣстность перенесены теперь всѣ заботы правительства по укрѣпленiю портовъ; тамъ мы находимся ближе къ сплошному населенiю Азiи. Но выдвинувшись такимъ образомъ на югъ, мы вдвинули себя въ самый огонь будущей борьбы при рѣшенiи вопросовъ Востока. Мы разбудимъ этимъ китайцевъ, которые теперь, оглянувшись въ нашу сторону, строятъ пограничныя крѣпости, проводятъ дороги, усиливаютъ манджурскiя войска и шлютъ къ границѣ поселенцевъ. Избыткомъ своего населенiя они оттуда могутъ оттѣснить насъ на сѣверъ. Поэтому прочное устройство на островѣ, огражденномъ отъ всякаго нашествiя, является логическою послѣдовательностью прiобрѣтенiя его. Земледѣлiе на Сахалинѣ можетъ служить какъ nocoбie, но главная дѣятельность его народонаселенiя должна быть обращена на горный промыселъ, на усиленное развитiе каменноугольнаго производства и, еcли возможно, желѣзнаго. Желательно также, чтобы его населенiе, находясь повсюду въ соприкосновенiи съ моремъ, освоилось съ нимъ, привязалось къ нему и дало бы намъ природныхъ моряковъ, въ которыхъ такъ нуждается Pocciя. Не проводя паралели между благословенными островами Великобританiи и островомъ Сахалиномъ, нельзя однако не напомнить, что именно флотъ и уголь составили главное могущество Англiи. Почему бы и намъ на этихъ двухъ факторахъ не устроить себѣ прочной охранительной силы?

Нашъ русскiй Востокъ долженъ быть предоставленъ самому себѣ; онъ долженъ въ себѣ находить силу и защиту; ему нѣкогда ожидать присылки флота чрезъ будущiй Панамскiй каналъ, или армiи по сибирской железной дорогѣ. Достаточно чтобы знали, что позади его вся Pocciя. Пусть онъ не остается младенцемъ на помочахъ; надо ему готовиться самому защищать свою мать.

Что же нужно дѣлать, чтобы выростить ребенка и превратить его въ здороваго человѣка съ трезвыми взглядами на жизнь? Дать ему поболѣе воздуха и свѣта; предоставить естественному развитiю, не насилуя его природныхъ наклонностей; охранять отъ увлеченiй и указать ему лучшую дорогу въ томъ направленiи, которое онъ изберетъ для жизни.

Этотъ же взглядъ долженъ быть примѣненъ, къ населенiю Сахалина: ему слѣдуетъ дать большiй просторъ въ устройствѣ собственныхъ дѣлъ и свободу совѣсти; отстранить по возможности вмѣшательство администрацiи въ его промышленныя предпрiятiя, не навязывая ему кабинетныхъ измышленiй. Мѣстному правителю нужно намѣтить общiй планъ управленiя, не спецiализируя отдѣльныхъ случаевъ, и дать ему право широко примѣнять свою власть, власть „рѣшить, а не вязать", для того, чтобы не приходилось за каждымъ вопросомъ обращаться въ далекую метрополiю. Вообще, принципъ „опеки" долженъ изчезнуть изъ правительственной программы. Вмѣстѣ съ тѣмъ, надо воспретить иностранцамъ, а пожалуй и евреямъ, селиться въ тѣхъ местахъ до тѣхъ поръ, пока болѣе высокiй уровень образованiя населенiя дастъ ему возможность не бояться эксплоатацiи.

Руководствуясь этими правилами, мы привлечемъ къ Сахалину добровольную русскую эмиграцiю, въ средѣ которой будетъ много и старовѣровъ, и интеллигенцiи. Не чувствуя давленiя бюрократiи и привыкнувъ разсчитывать исключительно на свои силы, этотъ русскiй край скоро окрѣпнетъ настолько, что не будетъ представлять опасности быть оторваннымъ. Связанный съ Россiей родствомъ, онъ будетъ въ состоянiи отстаивать свою независимость и русское нацiональное достоинство.

Я. Бутковскiй

ПримечанияПравить

  1. Императорское Географическое Общество послало еще въ прошломъ году для изслѣдованiя Сахалина ученую экспедицiю подъ руководствомъ г. Полякова, но результаты дѣятельности этой экспедицiи пока еще не обнародованы