Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого/1846 (ВТ)/Летописец в Малой России прежде Хмельницкого бывших гетманов и при них действия

Летопись Самовидца о войнах Богдана Хмельницкого и о междоусобиях, бывших в Малой России по его смерти
Летописец в Малой России прежде Хмельницкого бывших гетманов и при них действия

автор неизвестен, переводчик неизвестен
Оригинал: укр. Літопис Самовидця про війни Б. Хмельницького і про міжусобиці, які сталися в Малій Росії по його смерті. — Перевод опубл.: 1846. Источник: Commons-logo.svg Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого. — М.: Университетская Типография, 1846. — С. 1—6.

[1]

ЛЕТОПИСЕЦ
В МАЛОЙ РОССИИ
ПРЕЖДЕ ХМЕЛНИЦКОГО БЫВШИХ ГЕТМАНОВ
и при них действия.

Когда после самодержавия великого князя Владимира и междуусобного сынов его убийства, також после великого разорения, Батыем нанесенного, нескоро Гедым[1], великий князь литовский, пришедши на Киев, побил над рекою Ирпенем князей руских и прилучил к своей земле княжение Киевское, постановивши в нём наместника Миндона князя Олшанского, то с тех пор Литва обладала Киевом аж до смерти князя Симеона Олельковича, который церковь Печерскую, чрез 230 лет по Батыи пустовавшую, обновил.

В 1340 року, по смерти князя Олельковича, король польский Казимир I княжение Киевское на воеводство переменил и всю Малую Россию на поветы розделил; из Русинов постановил воеводы, каштеляны, старосты, судии и протчии урядники и многих руских людей честию и волностью польским чиновникам и шляхте соравнил и наследниками своими присягою утвердил. И потом король 1 Яггелон[2], 2 Владислав Яггелович, 3 Александр Казимирович, аж до 1410 року, тие ж права, от I Казимира Руси наданные, при коронациях своих присягою подтверждали и держали ненарушимо, а Жикгимонт I[3] и по нём другие короли польские в подтверждение давних прав их козацких и привилегии свои давали им.

И в 1506 року первый был гетман войск запорожских из фамилии сенаторской именуемый Прецслав[4] Лянцкронский. Сей многократно землю Турецкую с козаками щастливо воевал. За сего гетмана и за короля полского Жикгимонта I козакам за службы их давано волности и привернено землю, которую король полский Казимир I, в року 1340, заобладавши, из княжения Киевского воеводство учинил, выше и низше порогов по обоих сторонах Днепра во владение вечное, дабы Туркам и Татарам на Рускую землю козаки нападать не допускали.

После того был гетман запорожский князь Димитрий Вишневецкий.

А того после был же гетман запорожский князь Евстафий Ружинский. [2]

По доволном же времени Ляхи, владеящие Киевом и Малою Россиею, усоветовали в работе и подданстве людей Малоросийских Украинских держать. Но которыи не приобыкли невольничей службе, обрали собе место пустое около Днепра низше порогов днепровских на житло, где в диких полях упражняяся звирными ловлями, также и рыбными, при том и бессурман на море розбивали, называяся козаками от древних Козаров, рода того ж Руского, при Какгане еще бывших.

1516 року, за отшествием вышпомянутого короля Жикгмонта I, в Москву великого государя российского воевать, хан татарский Мелин Гирей, напавши на Рускую землю, огнем, мечем и пленением многие места разорил. Тогда возвратясь из походу, король собрал охотные войска, як Поляков, так и козаков, которые, повоевавши Белгород, и воротяся с добычами, как на них напали Турки и Татаре, хотячи отнять корысти, так еще и тех нападших Турков и Татар победили. И з того времени нетокмо козаки козаками, и Поляки названы были козаками, акибы волными бесплатными жолнерами. Да с того ж времени козаки в храбрость и силу произойшли, воюя часто на Турков, и в тех войнах жажде и алчбе, морозу и зною приобыкли, а жилище свое прозвали Ко́шем или Сечею. Каким же порядком жили и ныне еще живут и какое у них оружие и пища, о сем всякому известно может быть. Да они ж в покои жити никогда не любят, но и для малой корысти великую нужду подымают и море, было, преплавати отважуются и, суднами подъездя под турецкия городы и разоряя оные, с корыстьми до Коша возвращаются. И для таких воинских дел их не возгнушалися из высоких фамилий персоны быть у них гетманами, как выше описано.

После того был гетманом запорожским козак Венжик Хмелницкий и побил великую Орду под Заславем на Волыню [5], 1534 году.

Опосле же, при короле полском Генгреки Французе, был гетман запорожский Сверговский [6], который с Иванием, господарем волоским по 14 щасливых им на обеих войнах на Турков, наостаток от Турков в Волохах убит зостал с всем войском.

1576 року был гетман Богданко. Сей повоевал Крым.

При Стефане же Батории, короле польском, в том же 1576 годе, козаки в лутший порядок устроены, который, ради их мужества, поставил сам им гетмана, дав ему хоругов, бунчук, булаву и печать с гербом, то есть рыцер с самопалом, на голове колпак перекривленный и рог при боку, а армат и военных припасов, воюя Турков, сами добули себе. Да тот же король Баторий и старшину войсковую в них учредил: обозных, судей, писарей, асаулов, полковников, сотников и атаманов, и еще, опроч их же старинного [3]синодового[7] города Чигирина, дал Терехтемиров с монастырем для зимовых квартир, а платил всякому в год по червонцу золотому и по кожуху.

В то время козаки, напавши на Азию, на 1000 миль повоевали, Трапезонт взяли и иссекли, Синоп до фундаменту опровергли и под Константинополем корысти побрали. Видячи же король Баторий, начал и сам опасоватися их и хотел всех выгубити. Но козаки, познавши королевский замысел, первые от кочевиск своих пошли к Донским и тем самим болший еще Полякам страх задали, а потом знову в луги днепровские прийшли и войною против Татар забавлялися по-прежнему.

1577 року гетман был козак славный Подкова. Произведен на господство волоское с помочю Шаха гетмана, изгнавшего с господарства Петра воеводу. Но и сего Подкову, когда по двукратной его с козаками над Волохами победе, не похотел сам волоским воеводою быть, не поверась Волохам, и пришел на Подоле, где Ляхи, лестно поймавши, отослали до короля, который повелел ему Подкове голову отсекти в Львове. Тело же его козаки в Каневском монастыре погребли.

Да в том же 1577 годе был гетман запорожский помянутый Шах, при котором козаки, мстячися за Подкову, многие беды Волохам нападками делали.

Опосле был гетман Скалозуб. Сей от Турков на море пропал.

А в 1593 року был собор некоторых архиереов руских, именно: митрополита Михайла Ракозы[8] и других епископов, в Бресте Литовском для унии с римскою верою, которую и постановили, поклонившись папе, а благословение цареградского патриархи оставили. За что шляхтич Косенский[9], когда по благочестию возревновал и, козацким гетманом учинившися, стал воевать Ляхов, тогда онаго под Пяткою Ляхи убили 1594 года.

1597 року, за тую ж Унию взявшися потом против Ляхов Гетман Запорожский Наливайко, с козаками Слуцк и Могилев спалив и Ляхов многих побил. Но онаго гетмана[10] коронный Жолковский под Лубнями, на урочище Солонице, поймав и с ним полковника Лободу и Мазепу якогось отослал в Аршаву[11], где его на медном волу спалено. И з тех пор война меж козаками и Ляхами начиналась.

Петр Конашевич Сагайдачный гетманом озвался, который с козаками Кафу, турецкий город, над морем звоевал и, многих христиан оттуду освободивши, с богатыми корыстьми вернулся.

В 1620 року, за Жикмонта III, короля полского, гетман Жолковский ходил с козаками украинскими на Цоцору противъТурков, где и Михайло Хмелницкий был над козаками сотником, который прежде сего, при некотором Иване Даниловиче, старосте чигиринском, писарем был зборов податей и [4]оженился и родил сына Зеновия, после названного Богданом, которого отец измолоду в научение руское, потом и в латынское отдал а во время помянутого походу туда ж на Цоцору и сын Хмелницкого пойшол с отцом на войну. Между сим были гетманы запорожские Самойло Кушка, которого Турки живого в полон взяли, а по нём Бородавка. На Цоцоре же, когда Осман, царь турецкий, избил Ляхов, то и Михайла Хмелницкого убито там, а сына его Зеновия в полон взято, откуду по двох годах выкуплен ясыром татарским.

1621 року Сагайдачный паки учинен гетманом, который, убивши гетмана Бородавку и собравши 6000 реестровых козаков (бо уже такому только числу козаков определено быть, а протчиих всех в подданство повертано), ходил с Ляхами под Хотень[12] на Турка, которого там и победили. Помянутый Петр Сагайдачный гетман, ктитор Киево-Братского монастыра и школ[13], умер же там в Братстве и погребен, 1622 года.

Около сих годов князь Острогский Константин Иванович, которого статуя в Печорском монастыре имеется мраморная, за общенародные обиды руские супликовал до всего сенату, такожде и король шведский, а полский королевичь, Владислав до трибуналу.

1628 року, ради великих тягостей и озлоблений, нетокмо козакам, но и церквам руским, от Поляков творимых, повставши козаки на их, обрали гетмана Тараса, и, учинивши с Ляхами баталию под Переясловлем, множество Ляхов побили и примирилися.

Року 1629, Зеновий Михайлов сын Хмелницкий, при других верных службах своих в королевстве Полском, двох Кантимиров живо до короля привел, за что имел у короля особливую милость, ибо из природы был разумен и полатыне изучен. Общенародное о Русе челобите, а паче от козаков, з великим жалем в крывдах и утеснениях, Ляхами деючихся, посылано на енералный сейм в Варшаву, но ничего по тому облегчения не получено.

1632 года еще был гетман некоторый Семен Перевязка.

Между тем в року 1634 король под Смоленском взял Шеина с войском великороссийским и донским, и с арматами и с обозом, и немецкую пехоту с командиром Александром Аеславусем[14], где при войску полском и козацкое, в том числе помянутый Зеновий Хмелницкий найдовался. Да тогда ж Поляки, пошедши далее в Москву, облегли город Белиов[15] и тамо мир, своей стороне полезный, с великим государем российским зделали.

Когда же Ляхи, мстячися на козаков, изнову начали их зело озлоблять и хватая явно вбивать, тогда козаки, паки збунтовавшись, выбрали себе гетмана Павлюка и зделали войну под Кумейками, где от гетмана коронного [5]Конецполского побеждены, а протчии под Боровицею примирилися, 1637 году, декабря 6 дня.

1638 року вскоре Поляки, гетмана Павлюка поймав, в Варшаве голову отксекли и на палю взбили. Видя же козаки; что Ляхи умыслили их всех выгубить, знову поставили меж собою гетмана Острани́цю, придавши к в нему помощь козака Гу́ню, и в степу, над рекою Старицею, войною Ляхов победили, где уже Ляхи, мир учинивши с козаками, присягли, что не будут волностей их нарушать и не мститимутся. Но потом, присягу зломивши, Острани́цю и Гуню убили в Варшаве, а Кизима[16] сотника киевского с сыном его на пали взбили и многих знатных четвертовали, а инних на гака́х вешали. И з того времени всякую свободу козакам отняли и тяжкие и вымыслные подати наложили необычно, церкви и обряды церковные жидам запродали, детей козачих в котлах варили, жонка́м перси деревом вытискали, и протчая, и протчая.

В том же року 1638 собралися были козаки с Полторакожу́хом гетма́ном на Ме́рле, но там разбеглися, послышавши о приходе князя Вышневецкого. Однакож тогда и без войны Поляков многое число погибло от жестоких морозов.

Гетма́н коронный Конецполский, опасаючися, чтобы козаки не собралися на Запорожье для по́мсты, устроил над порогом город Кодак и осадил Немцами полскими для поскромления козаков. При котором гетмане Конецполском, под бытность его само́го в Кодаку́, и Зеновий Михайлов сын Хмелницкий с протчими козаками найдовался, и на вопрос гетманский: „Угоден ли же вам, козакам, Кодак сей?“ ответствовал полатыне, что ничего рукою человеческою сотворенного нет, жебы не могло быть разорено.

1640 року был еще гетма́н козацкий Булю́к, на котором Ляхи гетманство запорожское окончивши, наслали козакам, вместо гетмана, комисаров и вождов своея лядские державы, породы и веры, которые, для своего зыску и прихотей, так были козаков утеснили, яко ле́дво кто имел что либо свое собственное в дому, опроч жены, як и сами описали.

Между сим имел Зеновий Хмелницкий землю Суботов, отцу его Михайле от вышпомянутого Даниловича, старосты чигиринского, наданную, и за поворотом от короля, в надею службы отческой, в которой на войне от Турков и убит, также и для своих услуг, на означенной земле поселил людей, чему подстаростий чаплинский позавидевши, обнес старосте чигиринскому, „недостоит де простому козаку в слободе селитися“,[17] и потому староста оную слободу отнял у Хмелницкого и дал Чаплинскому во владение 1647 року. И за тое Хмелницкий, оскорбився зело, сказал: „Еще де козацкая мати не уме́рла; не всё и Чаплинский забрал, когда еще есть шабля в руках“. А Чаплинский, сие послышавши, [6]Хмелницкого в турму велел вкинуть, сына же его Тимоша́ в два кия посеред города бити; и зале́дво по прошению жены Чаплинского из турмы Хмелницкого выпущено.

Того ж року король Владислав, по плачевному козацкому челобитю в обедах несказанных, написал лист, за своею королевскою печатю до Барабаша́, асаула войскового, в те слова: „Ежели де жолнеры есте добрые, шаблю и силу имеете, и что вам за себе стать воспящает?“ Какий королевский лист Зиновий, да он же и Богда́н, Хмелницкий достал фортелно у Барабаша́, во время дытыны его восприемником бывшего, и вычитав пред козаками и усоветовал ступать на Запорожже, и рушил декабра 7 дня, 1647 года, первее в остров Бу́чный[18], потом в Рог Мики́тин, где найшол козаков с 300 человека, с которыми в Сечи жолнеров полских всех выколов, послал до Ислам Гирея хана помочи просить на Ляхов, и выпросил.

По весне гетма́н коронный и каштелян Павел Потоцкий комендировал сына своего Стефана в 6-ти тысячах Ляхов полем, а Барабаша́, учинивши за присягою гетма́ном запорожским, в 6-ти тысячах реестровых козаков водою Днепровою, при жолнерах немецких, зовемых гусария, на Запороже выправил ловить там и разгромить Хмелницкого; ибо знову для збунтовавшегося Хмелницкого козакам гетма́нство привернено в концу 1647 року. Но Хмелницкий выйшол с лугов в поле на Жовтые Воды, первые послал Дандру[19] до реестровых козаков к Днепру перемовлять их на свою сторону, и перемолвил. Где зараз Барабаша́ Фило́н Джеджелий сколол сонного, а потом и всю старшину их и полковников лядских то побили, то потопили их драгуниею немецкою, Ляхам изменившею, до Хмелницкого прийшли[20]. И там когда генерал, сын Потоцкого наспел с войском своим до Жёлтых Вод, тот час баталия зделалась, и прогнали Ляхов к Княжим байра́кам, где Потоцкий убит зостал, а с ним и комисар козацкий, и войско его иное в полон взято, в том числе и Шемберка и Сапегу с протчиими козаками и полковниками, а иных посечено с помочию Татар, туда до Хмелницкого прибувших с Тугабе́ем мурзою. Там же и Ивана Виго́вского Хмелницкий в полон взял, что сталося в року 1648, мая 2 дня.

После же того что происходило, нижей сего в летописце Хмелницкого пространно и ясно и удивително показанно и явствует всио[21].

ПримечанияПравить

  1. В Великорусском переводе Годиман.
  2. ВР. п. Ягело.
  3. ВР. п. Жикгмонт I.
  4. ВР. п. Прецлов.
  5. ВР. п. на Волыне.
  6. ВР. п. Саерговский.
  7. В ВР. п. переведено „окладного.“
  8. ВР. п. Рогозы.
  9. ВР. п. Косинский.
  10. ВР. п. Гетман.
  11. ВР. п. Варшаву.
  12. ВР. п. Хотин.
  13. ВР. п. и притом монастыре основатель школ Латинских.
  14. ВР. п. Леслием Англичанином.
  15. ВР. п. Белев.
  16. ВР. п. Казимера.
  17. ВР. п. Не надлежит, де, простому козаку населять слободы.
  18. ВР. п. Бучки.
  19. ВР. п. Ганжу.
  20. ВР. п. Драгуния Немецкая, Полякам изменивши к Хмельницкому пришла.
  21. До сих пор летопись писана кем-то другим; это видно и по особенности языка, и потому, что описанное здесь начало войны Хмельницкого, повторяется далее, с большими только подробностями. Примеч. П. Кулеша.