Открыть главное меню

К … (Мицкевич; Бенедиктов)

К …
автор Адам Мицкевич, пер. Владимир Григорьевич Бенедиктов
Язык оригинала: польский. Название в оригинале: Do ***. — Дата создания: Альпы. Шплюген. Источник: Мицкевич А. Сочинения А. Мицкевича. — СПб.: Типография М. О. Вольфа, 1882. — Т. I. — С. 289.К … (Мицкевич; Бенедиктов) в дореформенной орфографии


* * *


Нет! Верно суждено всегда нам быть вдвоём!
Я морем ли плыву, иду ль сухим путём —
Ты тут же. — Здесь, где льдов воздвигнута громада,
На них блестящий след твой вижу я — порой
Обворожительный, небесный голос твой
Я в шуме слышу здесь Альпийского каскада;
Власы подъемлются, когда я оглянусь…
И чаю образ твой увидеть — и боюсь…

Неблагодарная! Когда я здесь — в горах,
Взлетевших к небесам — под самый купол звёздный,
Или, всходя, тону в туманных облаках, —
Когда с трудом держусь на льду при скользком шаге,
И, сняв рукой с ресниц пушинку мёрзлой влаги,
Ищу меж тучами звезды полярной я,
Литвы, и твоего жилища, — и тебя, —
Неблагодарная, — быть может, в это время —
Царица праздника — ты в танцах перед всеми
Блистаешь первою, — иль новую любовь
В утеху взяв себе и забавляясь вновь,
С улыбкой о любви рассказываешь нашей…
Скажи, счастливее ль ты стала оттого,
Что подчинённые, пред Милостию Вашей
Склоняя головы, ждут взора твоего?
Ты ближе ль оттого теперь к границе счастья,
Что засыпаешь ты под шёпот сладострастья
И просыпаешься, когда твой долгий сон
Весёлым кликом вновь и шумом прекращён?
Уже ли ни одно тебя воспоминанье
Не потревожило? Уже ли б не была
Ты счастлива, когда б удел мой приняла
На долю и себе — любовь в глуши, в изгнанье?..

Тебя б я за руку по этим вёл скалам,
Твой слух бы услаждал в дороге негой пенья;
Где встретился поток — я кинулся б к водам
И положил тебе на переход каменья,
Что б переправилась ты, не смочивши ног;
Я ручки бы твои от холода сберёг
Под поцелуями; — нашлась бы нам и хатка,
Куда бы мы вошли и отдохнули сладко
У горца доброго; могли б и сесть, и лечь;
Я свой дорожный плащ сейчас бы сбросил с плеч
И обвернул тебя, а ты б ко мне склонилась
Перед пастушеским, домашним огоньком
И, утомлённая, уснула б крепким сном
И на моём плече поутру б пробудилась!