Курды в войнах России с Персией и Турцией (Аверьянов)/1900 (ДО)/Приложение № 27

Yat-round-icon1.jpg

[102]

Приложеніе № 27.
Выписки изъ донесеній шт.-кап Арутюнова и писемъ къ нему армянина Каркмазіанца изъ Карса.
(Изъ дѣлъ архива Штаба Кавказскаго военнаго Округа).

„. . . . родоначальники курдовъ, Касумъ-ага, Махмутъ-ага и родственникъ его Ахметъ-ага, были вызваны Муширомъ-пашею, но они не явились, зная, что потребуютъ съ нихъ формированіе конницы, и т. к. они въ требованіи намѣрены были отказать, то, чтобы не прогнѣвить пашу, они рѣшили вовсе не ходить. Въ случаѣ же перехода русскихъ за Арпачай, по примѣру прошлой войны они съ большею готовностью будутъ служить Его В.-пр. и по первому приказанію готовы собрать нѣсколько сотенъ для дѣйствія противъ турокъ“.

„ . . . . Изъ Карса правительствомъ былъ присланъ чиновникъ Бакеръ-бекъ-Хатумъ-оглы для составленія списка и набора изъ обществъ куртинъ Джемалдинскаго, Зилянскаго и Касканлинскаго. Названнымъ обществамъ чиновникъ этотъ объявилъ распоряженіе Турецкаго правительства, что онъ долженъ собрать конницу изъ куртинъ и составить списокъ. Общества объявили ему, что они наберутъ 1600 чел., отъ чего отказаться не могутъ; кромѣ того чиновникъ объявилъ, что набранное число войскъ должно теперь же прибыть въ Карсъ для полученія новой системы ружей, отъ чего куртины отказались: „ружьями мы [103]управлять не можемъ, такъ и въ зимнее время стоять въ Карсѣ — тоже, лошади у насъ дорогія и на холодѣ быть не могутъ, къ тому-же и кормить нечѣмъ въ Карсѣ“. Курды боятся, что ихъ спѣшутъ въ Карсѣ, а лошадей возьмутъ въ строй регулярной кавалеріи“.

„ . . . . Для войска начали собирать съ обществъ, что-то вродѣ добровольныхъ пожертвованій, деньги, но насильственнымъ образомъ, какъ напр., отъ Зилянскаго, Джемалдинскаго и Касканлинскаго обществъ 30 тыс. курушей (1500 руб.), что привело ихъ въ отчаяніе. Тому назадъ нѣсколько дней Эрзерумскій вали Измаилъ-паша, призвавъ всѣхъ куртинскихъ каймакамовъ въ Карсскую телеграфную станцію, телеграфировалъ имъ слѣдующее:

Телеграмма Измаила-паши курдамъ Карсскаго пашалыка изъ Эрзерума 16 февраля 1877 года:

«По причинѣ близости пограничныхъ земель нашихъ къ рѣкѣ Арпачай, почти всѣ наши куртины населены тамъ. Въ случаѣ неизбѣжной войны съ Россіей, нѣтъ сомнѣнія, что непріятель будетъ непремѣнно врываться въ наши предѣлы, тогда и бѣдные куртины наши будутъ терпѣть разныя угнетенія отъ рукъ непріятеля, что и не приноситъ чести нашей имперіи и я бы не хотѣлъ этого, ибо если Россія объявила войну, то это не ради того, чтобы завоевать отъ насъ какой-либо городъ, присоединить къ своимъ таковымъ, а ради того, чтобы уничтожить совсѣмъ съ лица земли мухаммедову вѣру или исламизмъ. Узнавъ ея такое намѣреніе, обязываемся непремѣнно всяческою мѣрою защищать насъ и нашу границу, дабы нога непріятеля не ступила на нашей землѣ; поэтому приказывается вамъ вооружить отнынѣ всѣхъ тѣхъ, [104]которые у васъ могутъ носить оружіе, и чтобы освободить отъ вторженія непріятеля всѣхъ животныхъ вашихъ, имущество и семейства, мы уже считали нужнымъ распорядиться переселить ихъ во внутрь нашей имперіи, о чемъ, что вы думаете и распорядитесь, то скорѣе объявите объ этомъ мутассерифу, отъ кого я жду немедленнаго и подробнаго свѣдѣнія. 16 февраля 1877 г. Эрзерумъ. Измаилъ».

Собравшіеся куртинскіе старшины на эту телеграмму отвѣчали изъ телеграфной станціи:

Отвѣтъ изъ Карса курдовъ Карсскаго пашалыка Измаилу-пашѣ:

«Выступить противъ непріятеля наша прямая обязанность, но въ настоящее время наши семьи и скотъ во внутрь имперіи переселить не можемъ. Черезъ нѣсколько времени мы выйдемъ на кочевку, просимъ Васъ только, чтобы Вы изволили поставить насъ въ извѣстность 15-ью днями раньше до начатія войны и мы тогда обязываемся заготовить все по волѣ Вашего Высокостепенства и будемъ бороться съ непріятелемъ по Божьей милости. 17 февраля 1877 года. Карсъ».

„Затѣмъ снова потребовали къ телеграфу Ахметъ-агу, Махмутъ-агу и Решидъ-бека (Касканлинскаго) и потребовали, чтобы они дали подписку, что по объявленіи войны курды пойдутъ не на старыя кочевки, а на гору Гекъ-дагъ. Курды хотя согласились, но тутъ-же рѣшили не исполнить. За подписку имъ дали подарки: Ахметъ-агѣ — шашку и 4 арш. сукна, сыну Махмутъ-аги — шашку, а Решидъ-беку — 4 арш. сукна. Решидъ-бекъ намѣренъ, чуть только объявится [105]война, со всѣми своими людьми перейти на нашу сторону и далъ даже въ этомъ подписку“.

Вообще турки очень заискивали у курдовъ; такъ напр., когда курды Джуникскаго общества, Бидира-ага и Османъ-ага, съ 30 дымами Зиланскаго общества переселились изъ русскихъ предѣловъ въ Кагызманскій санджакъ, то Измаилъ-паша телеграфировалъ Карсскому мутассерифу:

«Постарайтесь водворить ихъ на удобныя мѣста такъ, чтобы они были довольны; ихъ же самихъ пригласите въ городъ и угостите хорошенько, дабы они постарались и другихъ своихъ сосѣдей переселить на нашу сторону».

Узнавъ про наши подарки курдамъ, Измаилъ-паша телеграфировалъ 18 марта 1877 года тому же Карсскому мутассерифу:

«Такъ какъ нашъ непримиримый врагъ старается всегда ловить знатныхъ лицъ разными подарками, такимъ же образомъ и вы постарайтесь съ вашей стороны ловить подобныхъ, подаривъ кому ружье, кому часы и т. п.».