Письмо ген.-ад. Лорис-Меликова к ген.-м. Павлову от 2 декабря 1876 года № 82/Курды в войнах России 1804 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

[97]

Приложеніе № 26.
Письмо ген.-ад. Лорисъ-Меликова къ ген.-м. Павлову, отъ 2 декабря 1876 г., за № 82. О положеніи нашихъ дѣлъ въ кутринскихъ обществахъ.
(Изъ дѣлъ архива Штаба Кавказскаго военнаго Округа, относящихся до послѣдней войны).

При письмѣ отъ 25 ноября сего года В. Пр. препроводили ко мнѣ копію съ шиффрованной телеграммы ген.-ад. Игнатьева, въ коей посолъ нашъ сообщаетъ о настоятельной необходимости заручиться Кавказскому Начальству сочувствіемъ курдовъ, иначе турецкимъ и англійскимъ интригамъ удастся возстановить курдовъ противъ насъ и что уже Портою получено предложеніе куртинскихъ вождей выставить 60 тыс. человѣкъ. По поводу этого Вы просите меня увѣдомить, для доклада Главнокомандующему, о положеніи дѣлъ нашихъ съ куртинскими обществами.

Исполняя таковое приказаніе Государя Великаго Князя, имѣю честь увѣдомить, что опасеніе, выраженное посломъ нашимъ по отношенію склоненія курдовъ на сторону турокъ, слѣдуетъ, по моему мнѣнію, считать, по меньшей мѣрѣ, преждевременнымъ. Положеніе, которое примутъ курды при открытіи военныхъ дѣйствій, будетъ находиться въ тѣсной зависимости отъ двухъ условій: 1) въ какомъ направленіи, съ открытіемъ войны, предпримемъ мы наши наступательныя дѣйствія и 2) какую денежную субсидію рѣшатся [98]англичане выдать туркамъ по привлеченію куртинскихъ массъ на свою сторону. До того-же времени, пока не будутъ выяснены эти два вопроса, всѣ заявленія курдовъ какъ намъ, такъ и Турецкому правительству, насколько указываетъ мнѣ опытъ прошлыхъ лѣтъ, надо считать одними лишь обѣщаніями.

Дабы ознакомить съ положеніемъ современныхъ нашихъ сношеній съ курдами, необходимо раздѣлить ихъ на двѣ категоріи: а) курдовъ, живущихъ въ пограничныхъ съ нами санджакахъ Карсскаго и Баязетскаго пашалыковъ и б) куртинскихъ обществъ, весьма числительныхъ, Муша, Вана и далѣе Курдистана.

Къ первой категоріи принадлежатъ: общества Зилянъ до 1 т. кибитокъ, Джамадинлы и Сепики до 400 кибитокъ, другихъ мелкихъ обществъ 300 кибитокъ, и, наконецъ, обществъ Касканлы 600 кибитокъ; всего же надо считать 2½ тыс. кибитокъ, живущихъ между Карсомъ, Кагызманомъ и Саганлугомъ.

Старшины названныхъ обществъ, отцы которыхъ, или сами они, служили намъ еще въ прошлую войну, поспѣшили, непосредственно вслѣдъ за прибытіемъ моемъ въ Александрополь, прислать своихъ родственниковъ и довѣренныхъ людей съ заявленіемъ полнѣйшей готовности служить намъ по прежнему, причемъ спрашивали даже указаній, что слѣдуетъ дѣлать имъ въ настоящее время. Выдавъ соотвѣтственное вознагражденіе прибывшимъ, я указалъ, чтобы до перехода границы войсками нашими всѣ сосѣднія куртинскія общества оставались въ выжидательномъ положеніи, старшины же надзирали строго, чтобы отнюдь не производилось какихъ либо грабежей или шалостей. Выполнить таковое требованіе курды обѣщали мнѣ и до настоящаго времени нельзя не отдать имъ справедливости, что въ теченіе уже болѣе мѣсяца, [99]возникало ни одного случая прорыва или грабежа, которые при хищническихъ наклонностяхъ курдовъ, несмотря на присутствіе казачьяго кордона, были бы возможными. Каймакамъ Кагызманскій, онъ же родоначальникъ главнаго сосѣдняго намъ племени куртинъ — Зилянъ, — Ахметъ-ага, состоявшій въ прошлую войну у меня командиромъ 2-го куртинскаго полка, пользующійся послѣ Джафаръ-аги значительнымъ вліяніемъ вообще въ средѣ куртинскихъ обществъ, сколько могу думать, будетъ всецѣло стараться исполнять указанія мои[1].

Курды Баязетскаго пашалыка преимущественно принадлежатъ къ обществамъ Джелали и Джунаки и ихъ до 4 тыс. кибитокъ; старшинами первыхъ — Али-ага, и вторыхъ — Осе-ага. Впредь до занятія Баязета входить съ ними въ сношенія хотя отчасти и преждевременно, тѣмъ не менѣе я поручилъ Джафаръ-агѣ послать къ означеннымъ старшинамъ довѣренныхъ людей и подготовить, чтобы по открытіи нами наступательныхъ дѣйствій, они выставили конницу въ составъ нашего отряда. Для расходовъ по предварительнымъ сношеніямъ Джафаръ-аги съ Джелали и Джунаки, я призналъ нужнымъ выдать Джафаръ-агѣ 2 т. рублей. Вообще трудно сомнѣваться, чтобы названныя два общества, въ случаѣ занятія нами Баязета и принятыхъ мѣръ, стали на сторонѣ турокъ и враждовать съ нами. Заходить далѣе вышеизложенныхъ сношеній въ настоящее время я нахожу совершенно излишнимъ и дорого стоющимъ, т. к. всѣмъ извѣстно, что курды склоняются на сторону однихъ или другихъ, при посредствѣ значительныхъ денежныхъ затратъ. [100]

Переходя затѣмъ къ массамъ куртинскихъ обществъ, отнесенныхъ мною ко 2-ой категоріи и живущихъ вдали отъ нашихъ границъ — Мушѣ, Ванѣ и самомъ Курдистанѣ, я долженъ повторить, что положеніе, которое они примутъ, будетъ зависѣть главнѣе всего отъ успѣховъ наступательныхъ нашихъ дѣйствій и въ значительной степени отъ того оклада или содержанія, которымъ будетъ оплачена наша куртинская конница. Придавая особое значеніе этому обстоятельству, я счелъ необходимымъ, во время бывшаго засѣданія о милиціяхъ въ Тифлисѣ, доложить Государю Великому Князю о совершенной необходимости оплачивать содержаніемъ всѣ конно-иррегулярныя части одинаково, къ какому бы племени они не принадлежали, причемъ присовокупилъ, что для насъ было бы выгоднѣе возмѣстить числительность иррегулярныхъ частей ихъ качественностью, предпочитая вмѣсто бывшихъ въ прошлую войну 90 сотенъ милиціи, имѣть хотя и половину, но достаточно обезпеченную содержаніемъ. Мнѣніе это было высказано мною по поводу ходатайства ген.-ад. кн. Меликова о производствѣ жалованья всадникамъ Дагестанскаго конно-иррегулярнаго полка вмѣсто 5 по 10 рублей. Вполнѣ раздѣляя такое мнѣніе, я просилъ лишь распространить этотъ окладъ на всѣ конно-иррегулярныя части, имѣющія поступить въ составъ дѣйствующаго корпуса.

Между тѣмъ изъ препровожденныхъ В. Пр. нормальныхъ штатовъ конно-иррегулярныхъ частей усматривается, что всадникамъ опредѣлено содержаніе по 5 руб. въ мѣсяцъ. Не имѣя свѣдѣній, будетъ-ли распространенъ этотъ окладъ на всѣ конно-иррегулярныя части, иди же нѣкоторыя изъ нихъ будутъ получать по 10 руб., какъ это было высказано въ засѣданіи, я возвращаясь къ сообщенному вопросу о курдахъ и къ [101]опасеніямъ въ телеграммѣ посла нашего въ Константинополѣ, не могу не выразить сожалѣнія, что предположеніе объ усиленномъ 10-ти рублевомъ жалованьи всадникамъ не осуществилось.

Если бы при предстоящемъ сформированіи просимаго мною конно-иррегулярнаго дивизіона, на которое до сихъ поръ не получаю разрѣшенія, объявлено было всаднику 10 руб. жалованья, что при отпускѣ отъ казны провіантскаго, приварочнаго и фуражнаго довольствія — составило бы около 22 руб. въ мѣсяцъ, то нельзя сомнѣваться, что масса куртинъ, не только пограничныхъ, но и живущихъ къ Мушу и Вану, стали-бы съ нетерпѣніемъ ожидать того счастливаго для нихъ времени, когда удастся поступить въ ряды нашихъ войскъ. Я и въ настоящее время остаюсь при убѣжденіи, что мѣра эта повліяла-бы существеннѣе, чѣмъ выдача одиночнымъ лицамъ, какъ-то родоначальникамъ и главнымъ старшинамъ куртинскихъ обществъ, десятковъ тысячъ рублей; во всякомъ же случаѣ, денежныя поощренія главныхъ лицъ должны идти, такъ сказать, объ руку съ оплатою милиціонныхъ частей изъ курдовъ.

По изложеннымъ соображеніямъ я прошу Васъ доложить Государю Великому Князю, не благоугодно-ли будетъ усилить оклады туземныхъ конно-иррегулярныхъ частей, согласно того, какъ это предполагалось въ бывшемъ засѣданіи въ Тифлисѣ о формированіи милиціи.


ПримѣчаніяПравить

  1. Между всѣми куртинскими обществами, по происхожденію считается выше Джафаръ-аги и Ахметъ-аги, двоюродный братъ Касумъ-ага; но какъ человѣкъ безличный и утерявшій всякое значеніе проживаетъ у Ахметъ-аги.