Кукушкин лён (Бальмонт)/1914 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg



[218-219]
КУКУШКИНЪ ЛЕНЪ.

Что̀ въ саду бѣлѣетъ звѣздно? Яблонь цвѣтъ, и въ цвѣтѣ вишни.
Все цвѣтетъ, поетъ, и дышетъ. Счастливъ нѣжный. Горекъ лишній.

Кто въ саду забылъ дневное? Чьи уста горятъ въ бесѣдкѣ?
Вешній вѣтеръ любитъ шалость. Онъ склоняетъ вѣтку къ вѣткѣ.

Тихо въ дѣтской. Свѣтъ лампады. Истовъ темный ликъ иконы.
Ахъ, весна вѣдь беззаконность. Кто же сердцу далъ законы?

Спитъ ребенокъ. Спитъ и видитъ. Лунный лѣсъ. Цвѣты какъ море.
Разметались, всколыхались, въ голубомъ дрожатъ просторѣ.

А другіе смотрятъ чинно. Такъ стоятъ, какъ встали—прямо.
10 И не шепчутъ, словно губы, а горятъ, какъ свѣчи храма.

И еще цвѣты есть третьи: Хоть цвѣтутъ расцвѣтно сами,
Но враждебны къ задрожавшимъ, наполняютъ ихъ слезами.

И глядятъ шероховато, протянули къ нимъ колючки,
Бьется сердце, шепчутъ губы, свѣтятъ свѣчи, жалятъ жгучки.

[220-221]


15 Спитъ ребенокъ. Спитъ и видитъ. Вонъ кукушкины сапожки[1].
Вонъ кукушка тамъ трилистникъ. Ленъ кукушкинъ[2] на дорожкѣ.

Вонъ ночная тамъ фіалка. Встала лилія красива.
И репейникъ угрожаетъ. И спѣсивится крапива.

Кто-то злой трясетъ осину. Побѣлѣли всѣ березки.
20 И во снѣ ребенокъ плачетъ, и кукушкины съ нимъ слезки.

Кто-то молитъ, кто-то проситъ, кто-то съ кѣмъ-то, тамъ въ туманѣ.
Свѣтъ лампады. Плачъ ребенка. Воркотня вздохнувшей няни.

„— Спи, родной. Христосъ намъ свѣтитъ черезъ всю стезю земную!“
„— Няня, няня, спой мнѣ пѣсню про кукушечку лѣсную…“




Примечания

  1. Башмачок настоящий — многолетнее травянистое растение. (прим. редактора Викитеки)
  2. Кукушкин лён обыкновенный — распространённое многолетнее растение. (прим. редактора Викитеки)