Открыть главное меню

Записки Екатерины Дашковой/1907 (ДО)/Приложение 30—33. Бумаги Дашковой по управлению Академиею наук

< Записки Екатерины Дашковой/1907 (ДО)
Yat-round-icon1.jpg

Записки княгини Дашковой — Приложенія №№ 30—33. Бумаги кн. Дашковой по управленію Академіею Наукъ
авторъ Екатерина Дашкова
См. Оглавленіе. Опубл.: 1907. Источникъ: Commons-logo.svg Е. Дашкова. Записки княгини Дашковой / под ред. Н. Д. Чечулина. — СПб.: А. С. Суворина, 1907.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данныя


[298]

III.
Бумаги княгини Дашковой по управленію Академіею Наукъ.
№ 30.
Всепресвѣтлѣйшей державнѣйшей Великой Государынѣ и Самодержицѣ Всероссійской
Императорской Академіи Наукъ отъ директора и кавалера княгини Дашковой
ВСЕПОДДАННѢЙШІЙ ДОКЛАДЪ.

Поелику за всѣми по Академіи Наукъ расходами по 4‑е число настоящаго мѣсяца состоитъ экономическихъ денегъ сто [299]пятнадцать тысячъ рублей, то всеподданнически прошу дозволенія обратить изъ оныхъ тридцать тысячъ рублей всѣ въ пользу добропорядочно-служащихъ при Академіи и упражняющихся въ разныхъ художествахъ и другихъ должностяхъ, приносящихъ трудолюбіемъ своимъ казнѣ Вашего Императорскаго Величества прибыли, когда таковые за старостію или по болѣзнямъ продолжать служеніе не возмогутъ, чтобъ для пропитанія имѣли бы пенсію. А для безпристрастной раздачи обращенныхъ въ пенсіонъ съ упомянутой суммы процентовъ за нужно нахожу всеподданнѣйше представить на благосоизволеніе Вашего Императорскаго Величества нѣкоторыя къ сему положенію правила: 1‑е, что помянутыя тридцать тысячъ рублей будутъ отданы въ вѣчный капиталъ въ ломбардъ, дабы получаемые пять процентовъ ни на что иное не могли употребляемы быть, какъ на пенсіонъ; 2‑е, что на оный пенсіонъ не идутъ тѣ, которые болѣе четырехъ сотъ рублей жалованья получаютъ; 3‑е, что на пенсіонную сумму поступать будутъ выслужившіе при Академіи тридцать лѣтъ; 4‑е, раздѣлить помянутые проценты, тысячу пять сотъ рублей, въ производство на двадцать на четыре человѣка, а именно: двумъ — по сту по пятидесяти рублей; двумъ — по сту по двадцати рублей: двумъ — по девяносто рублей; четыремъ — по семидесяти рублей; четыремъ — по пятидесяти рублей; четыремъ — по сороку рублей; четыремъ — по тридцати по пяти рублей, что́ и учинитъ тысячу пять сотъ рублей. Осмѣливаюсь испрашивать Вашего Императорскаго Величества благоволенія, дабы малая моя услуга въ сдѣланномъ приращеніи казны вящую и на продолжительное время пользу службѣ Вашего Императорскаго Величества могла принести, повелѣть тридцать тысячъ рублей оставить вѣчнымъ въ ломбардѣ капиталомъ, для обращенія получаемыхъ процентовъ въ пенсію.

За исключеніемъ сихъ денегъ, также положенныхъ мною въ вѣчный капиталъ въ дворянскомъ банкѣ тридцати тысячъ рублей и въ пользу воспитанниковъ при гимназіи отданныхъ въ ломбардъ сорока тысячъ рублей, еще останется до пятнадцати тысячъ рублей, что̀ составляетъ достаточное число денегъ для оборота торговли Академіи.

О семъ прошу Всемилостивѣйшаго Вашего Императорскаго Величества указа:

Всемилостивѣйшая Государыня.
Вашего Императорскаго Величества и пр.
[300]
№ 31.
Всепресвѣтлѣйшей державнѣйшей Великой Государынѣ Императрицѣ и Самодержицѣ Всероссійской
Императорской Академіи Наукъ отъ директора и кавалера княгини Дашковой
ВСЕПОДДАННѢЙШІЙ ДОКЛАДЪ.

Въ поднесенномъ Вашему Императорскому Величеству, за истекшій февраль мѣсяцъ, всеподданнѣйшемъ рапортѣ моемъ явствуетъ, что экономическая Академіи Наукъ сумма, за всѣми расходами, по старанію и усердію моему приращеніемъ возвышена до ста шестидесяти одной тысячи рублей, изъ которой суммы, по конфирмаціи Вашего Императорскаго Величества, сто тысячъ рублей положены въ вѣчный капиталъ для обращенія процентовъ, какъ ниже слѣдуетъ, съ тридцати тысячъ рублей русскимъ профессорамъ за преподаваніе лекцій. — Съ сорока тысячъ рублей въ умноженіе и содержаніе въ гимназіи воспитанниковъ. — Съ тридцати тысячъ рублей въ произвожденіе пенсіи немогущимъ продолжать служеніе въ Академіи, за старостію или по болѣзнямъ. — Изъ оставшихъ затѣмъ шестидесяти одной тысячи рублей, съ тридцати тысячъ рублей получаемые въ годъ проценты, тысяча пять сотъ рублей, употребляются на необходимо-нужныя по Академіи издержки, по недостатку состоявшагося еще въ 1747 году штата. — Пятнадцать тысячъ рублей состоятъ въ данныхъ Академіи отъ книгопродавцевъ векселяхъ, ибо на наличныя деньги не можно-бъ таковое количество книгъ продавать. За симъ шестнадцать тысячъ рублей должны оставаться на торговый оборотъ и покупку бумаги.

Поелику жъ въ академической гимназіи воспитанники умножены и въ занимаемомъ ими казенномъ домѣ учебные классы помѣстить порядочно не можно, да и самый тотъ домъ пришелъ въ такую ветхость, что когда одну половину онаго исправляютъ починкою, тогда другая валится и угрожаетъ опасностію; равномѣрно и состоящій на Васильевскомъ острову по 2‑й линіи академическій деревянный домъ пришелъ въ крайнюю ветхость и совершенную къ починкѣ негодность.

Осмѣливаюсь испросить всемилостивѣйшаго Вашего Императорскаго Величества благоволенія помянутые старые два дома продать, изъ коихъ за первый хорошія деньги получить можно, по смежности его со вновь-строющеюся биржею; а при томъ [301]соблюдается интересъ избѣжаніемъ излишняго платежа за разломку онаго; на вырученныя же отъ продажи обоихъ тѣхъ домовъ деньги вновь построить порядочно будетъ можно, или подлѣ принадлежащаго Академіи въ 7‑й линіи называемаго Волкова дома пристроить по лучшему расположенію, къ умноженію учебныхъ классовъ воспитывающихся, изъ которыхъ со времени Высочайше ввѣреннаго мнѣ управленія Академіи вышло много достойныхъ людей, кои въ разныхъ государственныхъ департаментахъ съ отличіемъ служатъ; а при томъ и просьбамъ для помѣщенія въ училище удовлетворить съ пользою службѣ будетъ можно.

О семъ прошу всемилостивѣйшаго Вашего Императорскаго Величества указа.

Всемилостивѣйшая Государыня
Вашего Императорскаго Величества и пр.
№ 32.
Рескриптъ Княгинѣ Дашковой.

Княгиня Катерина Романовна. Изъ поданнаго намъ отъ васъ доклада, видя съ удовольствіемъ, что усерднымъ стараніемъ вашимъ экономическая Академіи Наукъ сумма умножена до знатнаго количества и обращается на полезныя употребленія, дозволяемъ вамъ, пришедшіе въ ветхость, два академическіе дома: одинъ занимаемый воспитанниками гимназіи, а другой, состоящій на Васильевскомъ острову по второй линіи, продать. На вырученныя же за нихъ деньги сдѣлать вновь порядочную пристройку къ дому, принадлежащему Академіи въ седьмой линіи, по лучшему расположенію, для умноженія учебныхъ классовъ воспитывающихся въ пользу службы и общую. Пребываемъ впрочемъ вамъ благосклонны.

На подлинномъ подписано собственною Ея Императорскаго Величества рукою тако:

Екатерина.
  Въ С.-Петербургѣ.
Апрѣля 5-го 1793 года.
[302]
№ 33.

Состояніе, въ которомъ находилась Императорская Академія Наукъ, когда я вступила въ управленіе ею въ 1783 г., и въ которомъ она находится нынѣ въ 1786 г.

1.

Денежныя дѣла были чрезвычайно запутаны, вслѣдствіе небрежности, съ какою разграничивались такъ называемыя штатныя суммы отъ экономическихъ (спеціальныхъ); штатныя заключали въ себѣ деньги, отпускавшая ежегодно казной на содержаніе Академіи; спеціальныя суммы составлялись изъ денегъ, вырученныхъ отъ продажи книгъ и изъ другихъ сбереженій. Эти суммы оказались перепутанными между собой. У Академіи было нѣсколько должниковъ и сама она задолжала какъ въ Россіи такъ и за границей, не выдавала жалованья профессорамъ и другимъ чиновникамъ, не платила за помѣщеніе для книжнаго магазина, за бумагу и т. п; вслѣдствіе того, что никто изъ должниковъ не платилъ Академіи, она сама не могла ликвидировать свои долги.

Обѣ суммы строго разграничены.

Нѣкоторые долги получены.

Академія уплатила всѣ свои долги.

2.

Счета комиссара Зборомірскаго не были приведены въ порядокъ при его жизни, а за послѣдніе два года ихъ вовсе не существовало. Послѣ его смерти всѣ его бумаги были опечатаны, что благопріятствовало безпорядкамъ и породило несправедливыя взысканія съ его вдовы и дѣтей.

Бумаги разсмотрѣны, счета уплачены, а остатокъ денегъ переданъ его вдовѣ.

3.

Инспекторомъ состоялъ господинъ Голубцовъ; онъ ничего не дѣлалъ и только расписывался въ полученіи жалованья. Онъ былъ назначенъ судьей въ Каргополь, гдѣ тщетно ожидали его пріѣзда; ничего не дѣлая, онъ получалъ жалованье отъ академіи и занималъ квартиру, нужную для другихъ цѣлей.

Я его уволила.

[303]
4.

Заграничные шрифты для типографіи были настолько стары и сбиты, что невозможно было печатать болѣе одного тома Коментаріевъ академіи.

Я велѣла отлить латинскій и русскій шрифты; ихъ отливаютъ и теперь. Что касается нѣмецкихъ шрифтовъ, я выписала ихъ изъ Саксоніи, а также и латинскіе, чтобы не задерживать печатаніе.

5.

Не было книгъ, необходимыхъ для гг. академиковъ, а въ библіотекѣ многія сочиненія были неполны, благодаря тому, что въ продолженіе нѣсколькихъ лѣтъ не выписывались послѣдующіе томы.

Гг. академикамъ каждому по своей спеціальности поручено было составить списки нужныхъ книгъ, и ихъ берутъ у Вейтбрехта въ уплату его долга академіи.

6.

Отливка шрифтовъ происходила въ погребѣ, гдѣ послѣ послѣдняго наводненія такъ сыро, что желѣзные и мѣдные инструменты литейщиковъ совершенно заржавѣли.

Она будетъ перенесена въ болѣе подходящее мѣсто и ближе къ типографіи.

7.

Коллекція минераловъ, присланная изъ Швеціи въ 1780 г., была передана Академіи Домашневымъ лишь при моемъ вступленіи въ должность.

Она приведена въ порядокъ.

8.

Коментаріи Академіи остановились па второй части за 1779 г.

Какъ эти тома, такъ и еще нѣсколько томовъ Коментаріевъ уже напечатаны и выпущены въ продажу.

[304]
9.

Гг. профессора, обремененные дѣлами, чуждыми ихъ наукѣ, не имѣли времени заниматься своими спеціальностями, что вредило успѣхамъ науки.

Каждый изъ нихъ можетъ заниматься своей наукой совершенно свободно, не встрѣчая съ моей стороны никакихъ препятствій; со своими дѣлами они обращаются прямо ко мнѣ и получаютъ быстрое ихъ разрѣшеніе, не подчиняясь канцелярской волокитѣ, пугавшей нѣкоторыхъ изъ нихъ.

10.

Цѣна на книги и карты была столь,_высока, что препятствовала осуществленію благодѣтельныхъ намѣреній Государыни, направленныхъ къ распространенію просвѣщенія.

11.

Карты, по приказанію директора, продавались по двойной цѣнѣ, противъ настоящей, что порождало злоупотребленія, а вслѣдствіе ихъ дороговизны никто ихъ не покупалъ.

Книги, карты и альманахи, поступившіе въ продажу со времени моего вступленія въ Академію, продаются за половину ихъ прежней цѣны.

12.

Пять картъ Азовской губерніи, готовыя уже три года, не были изданы, потому что директоръ занимался исключительно придумываніемъ для нихъ картушей.

Онѣ теперь изданы.

13.

Не было каталога книгъ, находившихся въ Академіи; вслѣдствіе чего публика не знала ничего о ихъ существованіи и цѣнѣ.

Напечатано 1800 экземпляровъ каталога, какъ для Петербурга, такъ и для остальныхъ губерній; теперь же вышло второе его изданіе въ количествѣ шести сотъ экземпляровъ.

[305]
14.

Лучшіе ученики Академіи покинули ее; я застала только двухъ, которые не умѣли переводить даже съ нѣмецкаго языка.

Въ цѣляхъ поощренія молодыхъ людей и для возбужденія соревнованія между ними, я установила въ гимназіи два экзамена въ годъ, за которые они получаютъ награды въ видѣ книгъ и золотыхъ медалей. Четырехъ самыхъ способныхъ учениковъ я послала на счетъ Академіи на четыре года въ Геттингенскій университетъ.

15.

Въ гимназіи вмѣсто 50 учениковъ я застала всего 27; изъ нихъ трое не подавали никакихъ надеждъ и были взяты въ типографію, шестеро были отправлены родителямъ въ виду полной неспособности къ наукамъ. Осталось всего 18, т. е. весьма незначительное количество для столь обширной имперіи, въ которой ощущается недостатокъ въ людяхъ, умѣющихъ читать. Сама Академія отъ этого страдала, такъ какъ, нуждаясь въ людяхъ, не знала, гдѣ ихъ взять.

Тѣ шестеро учениковъ были возвращены родителямъ, потому что имъ нельзя было поручить грубую работу, такъ какъ они были изъ сравнительно хорошихъ семей. Кромѣ того казна сберегла и деньги и время. Вмѣсто нихъ теперь 89 учениковъ, которые, смѣю утверждать, гораздо лучше накормлены, одѣты и обучены. чѣмъ прежде.

16.

Вмѣсто не достававшихъ необходимыхъ учителей въ Гимназіи былъ музыкантъ, получавшій 800 р. за обученіе игрѣ на скрипкѣ.

Музыканту было заплочено и онъ былъ уволенъ; вмѣсто него я взяла образованнаго воспитателя и учителя итальянскаго и англійскаго языковъ.

17.

Протоколы общихъ собраній оставались у директора; нѣкоторые изъ нихъ были даже имъ утеряны.

Послѣ долгихъ напоминаній мнѣ удалось получить ихъ отъ него и они теперь тщательно сохраняются. Я запретила приносить ихъ къ себѣ и читаю ихъ, когда бываю въ Академіи, и у себя оставляю копіи съ нихъ.

[306]
18.

Книжный магазинъ былъ ревизованъ и осмотрѣнъ лишь два раза за управленіе Академіей камергеромъ Домашновымъ.

Я ревизую его, насколько это возможно при препятствіяхъ, которыя ставитъ мнѣ комиссія, ведущая слѣдствіе по прежнему управленію; я могу принять его въ свое вѣдѣніе только, когда это дѣло будетъ закончено: невозможно произвести точную ревизію, не смѣнивъ прежняго комиссара, котораго я должна пока оставить, такъ какъ онъ еще не обвиненъ и не оправданъ.

19.

Изъ Академіи получали книги для прочтенія посторонніе, вслѣдствіе чего нѣсколько сочиненій оказались разрозненными; книги не были размѣщены въ алфавитномъ порядкѣ и стояли въ безпорядкѣ.

Теперь только члены Академіи имѣютъ право брать книги, и то подъ расписку; всѣ книги перебраны и установлены въ порядкѣ.

20.

Никогда не была произведена ревизія и потребованъ отчетъ у комиссара, которому поручена была продажа въ Москвѣ книгъ, изданныхъ Академіею.

Счета приведены въ порядокъ г. Штриттеромъ; когда это было закончено, я продала, съ разрѣшенія императрицы, домъ книжнаго магазина за 6.500 р., которые и положила въ ломбардъ на счетъ Академіи.

21.

Вслѣдствіе того, что комиссару было разрѣшено продавать и постороннія книги, онъ завелъ свою типографію и по всей вѣроятности занимался больше продажей своихъ книгъ, нежели академическихъ.

Книги, напечатанныя не въ Академіи, были изъяты изъ магазина и я строго запретила продавать въ немъ какія-либо изданія кромѣ академическихъ.

[307]
22.

Академія послала Комментаріи и Акты въ Гамбургъ, Бреславль и Лейпцигъ. За это не было получено ни денегъ, ни свѣдѣній о томъ, проданы ли они.

Я написала министрамъ резидентамъ нашего Двора и нашимъ корреспондентамъ, прося ихъ получитъ изъ рукъ комиссаровъ деньги и счета и прислать ихъ въ С.-Петербургъ.

23.

Физическіе инструменты частью были испорчены, частью утеряны во время пожара, и такъ какъ они были замѣнены новыми, эта часть оказалась очень плохо оборудованной; инструментовъ мало и они посредственнаго качества.

Я поручила г.г. академикамъ составить списокъ необходимыхъ инструментовъ и ежегодно ихъ получается по нѣскольку изъ-за границы.

24.

Прессы въ типографіи были тяжелы, плохи, ветхи и ихъ слишкомъ мало.

Я заказала новый прессъ, по образцу англійскаго, для эстамповъ и картъ; остальные я велѣла исправить и упростить, такъ что для примѣненія ихъ уже не требуется столько времени.

25.

Въ Академіи было 38 отставныхъ солдатъ, которымъ платили по 30 р. въ годъ. Такъ какъ имъ нечего было дѣлать и надъ ними былъ плохой надзоръ, они не отличались ни хорошей нравственностью, ни субординаціей и были совершенно безполезны.

Они всѣ заняты теперь дѣломъ и публика можетъ засвидѣтельствовать, что теперь слава, будто мѣстность, окружающая Академію, опасна для прохожихъ — болѣе не существуетъ.

26.

Нѣкоторыя книги въ библіотекѣ не были переплетены и переплетчикъ, не взирая на контрактъ, отказывался работать вслѣдствіе низкой платы.

Всѣ книги уже переплетены и вмѣсто одного переплетчика, которому платятъ аккуратно каждые два мѣсяца, къ услугамъ Академіи всѣ переплетчики въ городѣ.

[308]
27.

Бумага расходовалась въ громадномъ количествѣ и не существовало шнуровой книги, регулирующей ея употребленіе.

Теперь расходъ уменьшился на половину; какъ пишущимъ, такъ и мнѣ выдается каждый мѣсяцъ только нужное количество бумаги. Заведены шнуровыя книги, провѣряющія и регулирующія ежемѣсячный расходъ ея.

28.

Химическій отдѣлъ лабораторіи былъ въ очень плохомъ состояніи.

Теперь онъ отдѣланъ заново, а печи устроены по новѣйшей системѣ, признанной лучшею.

29.

Управленіе типографіи было до того плохо, что никогда нельзя было узнать, какая книга печатается и съ какихъ поръ, и работа, которую можно было исполнить въ нѣсколько недѣль, растягивалась на нѣсколько мѣсяцевъ.

Каждую недѣлю представляется отчетъ о печатающихся книгахъ и уже готовыхъ листахъ ея; если печатаніе пріостанавливается, прилагается и объясненіе о причинѣ подобной задержки.

30.

Не было списка шрифтовъ, находящихся въ Академіи, и ихъ образцовъ.

Теперь есть два листа образцовъ шрифтовъ; они сохраняются въ канцеляріи и по нимъ сразу можно видѣть различные шрифты.

31.

Типографщики такъ небрежно изготовляли листы, что въ библіотекѣ и въ магазинѣ есть сочиненія, въ которыхъ не хватаетъ листовъ, что было непріятно для читающей публики и дискредитировало изданія Академіи.

На каждомъ сочиненіи ставится фамилія типографщика, который и отвѣчаетъ за сдѣланную ошибку или за недосмотръ.

[309]
32.

Хотя Россія изобилуетъ минеральными богатствами, въ Академіи не было профессора минералогіи.

Я выписала проф. Фэрбера, извѣстнаго по этой спеціальности и достойнаго соперника Линнея. Онъ приводитъ въ порядокъ коллекціи иностранныхъ минераловъ по системѣ Линнея. Собраніе русскихъ минераловъ будетъ приведено въ порядокъ, какъ только будутъ готовы заказанные шкапы.

33.

Ремонтъ большого готторпскаго глобуса былъ порученъ за пять лѣтъ до моего вступленія адъюнкту Трескоту; онъ занялся этимъ одинъ, не совѣщаясь ни съ географами, ни съ астрономами, взявъ въ помощь себѣ художника. Я узнала это только потому, что художникъ получалъ 25 р. въ мѣсяцъ за свою работу, о которой никто не имѣлъ никакихъ свѣдѣній.

Хотя никто и не сообщалъ мнѣ о его занятіяхъ, я сама пошла посмотрѣть на его работу и велѣла ее ускорить. Я приказала географическому департаменту, астроному Лекселю, а по его смерти профессору Румовскому наблюдать за этой работой, исправить ошибки художника и нанести на глобусъ новѣйшія открытія.

34.

Какъ сказано выше, въ библіотекѣ царилъ полный безпорядокъ. Она съ каждымъ днемъ увеличивалась и для книгъ не было больше мѣста. Книги были всѣ перепутаны.

Библіотека разобрана и я приложила всѣ усилія къ тому, чтобы упорядочить ее лучшимъ образомъ. Прибавлены недостающіе шкапы и она увеличилась болѣе чѣмъ на 3000 томовъ.

35.

Географическій отдѣлъ приходилъ въ упадокъ вслѣдствіе неспособности его начальника и его подчиненныхъ.

Въ видахъ поощренія, я прибавила имъ жалованья. Въ теченіе трехъ лѣтъ появилось нѣсколько карты которыя уже поступили въ продажу. Я выписала свѣдущаго по этой части человѣка, который и руководитъ работами.

[310]
36.

Лучшіе граверы ушли, а тѣ, что остались, ничего не дѣлали, не будучи поощряемы ничѣмъ и, главное, лишенные хорошихъ учителей.

Я выписала хорошаго гравера и, увеличивъ жалованье ученикамъ, возбудила въ нихъ охоту работать.

37.

Композиція металла для шрифтовъ была нехороша; буквы вскорѣ коробились и расплющивались и были вообще очень непрочны.

Я замѣнила ее композиціей, какую употребляютъ въ иностранныхъ словолитняхъ; буквы сдѣлались отчетливѣе, тверже и гораздо прочнѣе.

38.

Въ казенномъ зданіи Академіи отдавался въ наймы всего одинъ подвалъ за 60 р.; всѣ остальные были завалены разною дрянью и приносили только вредъ зданію.

Всѣ подвалы вычищены и приносятъ 400 р. дохода.

39.

Архивъ конференціи былъ въ безпорядкѣ и въ немъ не доставало многихъ необходимыхъ бумагъ.

Архивъ приведенъ въ порядокъ. Я велѣла списать въ Синодѣ недостающія метрическія свидѣтельства о рожденіяхъ, смертяхъ и бракосочетаніяхъ; они опубликованы въ VI т. Актовъ согласно моимъ намѣреніямъ, заключающимся въ томъ, чтобы г.г. академики занимались работами, приносящими немедленную пользу нашему отечеству.

40.

Матеріалы и инструменты для разныхъ работъ такъ многочисленны и разнообразны, что во избѣжаніе путаницы ихъ получали отъ одного фабриканта, поставлявшаго ихъ по контракту на довольно крупную сумму, что давало поводъ къ злоупотребленіямъ. Эти матеріалы были плохого качества и, слѣдовательно, не прочны.

Теперь Академія покупаетъ ихъ сама и выбираетъ лучшіе. Расходъ на нихъ уменьшенъ противъ прежняго, хотя работъ производится больше. Академія отъ этого выигрываетъ.

[311]
41.

Наблюденія и открытія, производимыя внутри страны, сообщались за-границу до ихъ опубликованія въ Россіи и къ стыду Академіи тамъ пользовались ими раньше, нежели у насъ.

Я велѣла занести въ журналъ, что гг. академики не должны отнынѣ сообщать подобныя открытія за-границу, пока Академія не извлекла изъ нихъ славу для себя путемъ печати и пока государство не воспользовалось ими.

42.

Служитель, которому поручена была продажа книгъ, зналъ только русскій языкъ и не былъ знакомъ даже съ ариѳметикой; онъ не могъ соблюдать порядокъ въ счетахъ и къ неудовольствію публики выдавалъ книги въ перепутанномъ или разрозненномъ видѣ.

Я приставила къ этому дѣлу человѣка, знающаго бухгалтерію и иностранные языки; сбытъ книгъ увеличился.

43.

Типографская краска была плоха, дорога и сильно пачкала.

Теперь она не уступаетъ краскѣ лучшихъ заграничныхъ типографій и стоитъ дешевле.

44.

Типографскія гладилки были такъ плохо сдѣланы, что на нихъ уходило много кожи; онѣ были тяжелы и неудобны.

Онѣ сдѣланы по заграничнымъ образцамъ; изъ одного куска кожи ихъ выдѣлываютъ четыре вмѣсто трехъ, а выборъ хорошей кожи даетъ значительную экономію для казны.

45.

Пунсоны плохо содержались, и такъ какъ ихъ раздавали мастерамъ безъ ордеровъ, то они снабжали ими всѣ частныя типографіи, между тѣмъ какъ Академія страдала оть недостатка шрифтовъ.

Они тщательно сохраняются; по мѣрѣ надобности ихъ раздаютъ и отбираютъ немедленно по отливкѣ.