Открыть главное меню

Жених («Три дня купеческая дочь…»)
автор Александр Сергеевич Пушкин (1799—1837)
См. Сказки А. С. Пушкина. Дата создания: 30 июля 1825, опубл.: 1827[1]. Источник: ФЭБ (1947) • Включено в список сказок. Сюжет широко распространен. Вероятно, непосредственным источником явилась одна сказка сборника братьев Гримм. Однако Пушкин не следовал ей буквально. Он придал сказке характерный русский народный стиль, изменив отдельные подробности. См. также комментарий Томашевского.Жених (Пушкин) в дореформенной орфографии


Жених

Три дня купеческая дочь
Наташа пропадала;
Она на двор на третью ночь
Без памяти вбежала.
C вопросами отец и мать
К Наташе стали приступать.
Наташа их не слышит,
Дрожит и еле дышит.

Тужила мать, тужил отец,
10 И долго приступали,
И отступились наконец,
А тайны не узнали.
Наташа стала, как была,
Опять румяна, весела,
Опять пошла с сестра́ми
Сидеть за ворота́ми.

Раз у тесовых у ворот,
С подружками своими,
Сидела девица — и вот
20 Промчалась перед ними
Лихая тройка с молодцом.
Конями, крытыми ковром,
В санях он стоя правит
И гонит всех, и давит.

Он, поровнявшись, поглядел,
Наташа поглядела,
Он вихрем мимо пролетел,
Наташа помертвела.
Стремглав домой она бежит.
30 «Он! он! узнала! — говорит, —
Он, точно он! держите,
Друзья мои, спасите!»

Печально слушает семья,
Качая головою;
Отец ей: «Милая моя,
Откройся предо мною.
Обидел кто тебя, скажи,
Хоть только след нам укажи».
Наташа плачет снова.
40 И более ни слова.

Наутро сваха к ним на двор
Нежданая приходит.
Наташу хвалит, разговор
С отцом её заводит:
«У вас товар, у нас купец;
Собою парень молодец,
И статный, и проворный,
Не вздорный, не зазорный.

Богат, умён, ни перед кем
50 Не кланяется в пояс,
А как боярин между тем
Живёт, не беспокоясь;
А подари́т невесте вдруг
И лисью шубу, и жемчу́г,
И перстни золотые,
И платья парчевые.

Катаясь, видел он вчера
Её за воротами;
Не по рукам ли, да с двора,
60 Да в церковь с образами?»
Она сидит за пирогом,
Да речь ведет обиняком,
А бедная невеста
Себе не видит места.

«Согласен, — говорит отец; —
Ступай благополучно,
Моя Наташа, под венец:
Одной в светёлке скучно.
Не век девицей вековать,
70 Не всё косатке распевать,
Пора гнездо устроить,
Чтоб детушек покоить».

Наташа к стенке уперла́сь
И слово молвить хочет —
Вдруг зарыдала, затряслась,
И плачет и хохочет.
В смятеньи сваха к ней бежит,
Водой студеною поит
И льёт остаток чаши
80 На голову Наташи.

Крушится, охает семья.
Опомнилась Наташа
И говорит: «Послушна я,
Святая воля ваша.
Зовите жениха на пир,
Пеките хлебы на весь мир,
На славу мёд варите,
Да суд на пир зовите».

«Изволь, Наташа, ангел мой!
90 Готов тебе в забаву
Я жизнь отдать!» — И пир горой;
Пекут, варят на славу.
Вот гости честные нашли,
За стол невесту повели;
Поют подружки, плачут,
А вот и сани скачут.

Вот и жених — и все за стол.
Звенят, гремят стаканы,
Заздравный ковш кругом пошёл;
100 Всё шумно, гости пьяны.

Жених.

«А что же, милые друзья,
Невеста красная моя
Не пьёт, не ест, не служит:
О чём невеста тужит?»

Невеста жениху в ответ:
«Откроюсь на удачу.
Душе моей покоя нет,
И день, и ночь я плачу.
Недобрый сон меня крушит».
110 Отец ей: «Что ж твой сон гласит?
Скажи нам, что такое,
Дитя мое родное?»

«Мне снилось, — говорит она, —
Зашла я в лес дремучий,
И было поздно; чуть луна
Светила из-за тучи;
С тропинки сбилась я: в глуши
Не слышно было ни души,
И сосны лишь да ели
120 Вершинами шумели.

И вдруг, как будто наяву,
Изба передо мною.
Я к ней, стучу — молчат. Зову —
Ответа нет; с мольбою
Дверь отворила я. Вхожу —
В избе свеча горит; гляжу —
Везде сребро да злато,
Всё светло и богато».

Жених.

«А чем же худ, скажи, твой сон?
130 Знать жить тебе богато».

Невеста.

«Постой, суда́рь, не кончен он.
На серебро, на злато,
На сукна, коврики, парчу,
На новгородскую камчу
Я молча любовалась
И диву дивовалась.

Вдруг слышу крик и конский топ…
Подъехали к крылечку.
Я поскорее дверью хлоп,
140 И спряталась за печку.
Вот слышу много голосов…
Взошли двенадцать молодцов,
И с ними голубица
Красавица-девица.

Взошли толпой, не поклонясь,
Икон не замечая;
За стол садятся, не молясь
И шапок не снимая.
На первом месте брат большой,
150 По праву руку брат меньшой,
По леву голубица
Красавица-девица.

Крик, хохот, песни, шум и звон,
Разгульное похмелье…»

Жених.

«А чем же худ, скажи, твой сон?
Вещает он веселье».

Невеста.

«Постой, суда́рь, не кончен он.
Идёт похмелье, гром и звон,
Пир весело бушует,
160 Лишь девица горюет.

Сидит, молчит, ни ест, ни пьёт
И током слёзы точит,
А старший брат свой нож берёт,
Присвистывая точит;
Глядит на девицу-красу,
И вдруг хватает за косу,
Злодей девицу губит,
Ей праву руку рубит».

«Ну, это, — говорит жених,—
170 Прямая небылица!
Но не тужи, твой сон не лих,
Поверь, душа-девица».
Она глядит ему в лицо.
«А это с чьей руки кольцо?»
Вдруг молвила невеста,
И все привстали с места.

Кольцо катится и звенит,
Жених дрожит бледнея;
Смутились гости. — Суд гласит:
180 «Держи, вязать злодея!»
Злодей окован, обличён,
И скоро смертию казнён.
Прославилась Наташа!
И вся тут песня наша.

<1825>

Примечания

  1. Впервые — в журнале «Московский вестник», 1827, часть 4, № 12, с. 3—10.