Yat-round-icon1.jpg


[37]
ДОЖДЬ.


Въ углу шуршали мыши,
Весь домъ застылъ во снѣ.
Шелъ дождь, и капли съ крыши
Стекали по стѣнѣ.

Шелъ дождь, лѣнивый, вялый,
И маятникъ стучалъ.
И я душой усталой
Себя не различалъ.

Я слился съ этой сонной
10 Тяжелой тишиной.
Забытый, обдѣленный,
Я весь былъ тьмой ночной.

А бодрый, какъ могильщикъ,
Во мнѣ тревожа мракъ,
15 Въ стѣнѣ жучокъ-точильщикъ
Твердилъ: «Тикъ-такъ. Тикъ-такъ».

Равняя звуки точкамъ,
Началу всѣхъ началъ,
Онъ тонкимъ молоточкомъ
20 Стучалъ, стучалъ, стучалъ.


[38]

И атомы напѣва,
Сплетаясь въ тишинѣ,
Спокойно и безъ гнѣва
«Умри» твердили мнѣ.

25 И мертвый, бездыханный,
Какъ трупъ задутыхъ свѣчъ,
Я слушалъ въ скорби странной
Вѣщательную рѣчь.

И тише кто-то, тише,
30 Шептался обо мнѣ.
И капли съ темной крыши
Стекали по стѣнѣ.