Диким хаосом ходят в мозгу у меня (Гейне; Вейнберг)

«Диким хаосом ходят в мозгу у меня…»
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. П. И. Вейнберг (1831—1908)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: «Mir lodert und wogt im Hirn eine Flut…». — Опубл.: 1869[1]. Источник: Полное собрание сочинений Генриха Гейне / Под редакцией и с биографическим очерком Петра Вейнберга — 2-е изд. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1904. — Т. 6. — С. 89—90.. Диким хаосом ходят в мозгу у меня (Гейне; Вейнберг) в дореформенной орфографии


* * *


Диким хаосом ходят в мозгу у меня
И леса, и поля, и долины…
Улеглись наконец, улеглись и сошлись
В виде стройной и полной картины.

Вижу я городок… Это Годесберг…[2] Да,
Это он, это он предо мною…
И опять под тенистою липой моей
Я сижу перед старой корчмою.

Сухо в горле моём, точно я проглотил
10 Заходящее солнце… Эй! что же
Не несут мне вина?.. Ну, хозяин, живей!
Да получше, смотри, подороже!

И течёт благодатный напиток, течёт
Прямо в душу мою, заливая
15 По дороге уж кстати и в горле пожар…
Что за чудная влага такая!

Эй, бутылку ещё! Эту первую я
Без внимания пил, без почтенья…
За рассеянность эту прошу у тебя,
20 Благородная влага, прощенья!

Я рассеянно пил потому, что глядел
На утёс, романтичности полный,
Где стоит Драфенхельс,[3] величаво смотря
На зелёные рейнские волны.

25 Виноградарей песни звучали вдали,
Доносясь посреди щебетанья
Порхунов-воробьёв… Это всё слушал я
И поэтому пил без вниманья.

Но теперь я усердно уткнулся в стакан
30 И внимательно взоры вперяю
В дорогое вино — а порой, на него
И не глядя, прилежно глотаю.

Только странная штука! Вдруг личность моя
Представляется мне же двойною;
35 С двойником мы сидим нераздельно, и он
Из стакана глотает со мною.

Как он бледен, бедняк! Как он жалок и слаб!
Как иссох! Только кожа да кости!
Он с тоскливой насмешкой глядит мне в лицо
40 И меня раздражает до злости.

Этот странный двойник уверяет меня,
Будто с ним составляем мы оба
Одного; будто этот один — человек.
Недалёко стоящий от гроба;

45 Будто он не в корчме годесбергской сидит,
А в далёком Париже, печальный,
Измождённый тяжёлой болезнью… Ты лжёшь,
Лжёшь бесстыдно, бродяга нахальный!

Лжёшь! Взгляни на меня; я и свеж, и румян,
50 Как цветущая роза; и знаю —
Много силы во мне!.. Берегись разозлить!
Берегись — я обид не спускаю!

Он, плечами пожав, отвечал: «О, дурак!»
Тут я вспыхнул — и с бешеным жаром
55 Принялся наносить своему двойнику
Беспощадно удар за ударом!

Только вещь непонятная: каждый удар,
Наносимый ему, ощущаю
Я на собственном теле: чем больше я бью,
60 Тем сильней сам от боли страдаю!..

В этой драке проклятой опять у меня
Пересохнуло горло… И снова
Я хочу закричать: «Эй, давайте вина!»
Но не в силах промолвить ни слова…

65 Лихорадка трясёт… Как в бреду, слышу я
Всё слова чепухи бестолковой:
«Две припарки ещё… и микстуру давать
В день три раза по ложке столовой!»




Примечания

  1. Впервые — в журнале «Отечественные записки», 1869, том CLXXXVII, № 12, отд. I, с. 614—616.
  2. Годесберг — курортный город на Рейне, ныне — пригород Бонна (прим. редактора).
  3. Драфенхельс или Драхенфельс (нем. DrachenfelsСкала драконов) — гора на правом берегу Рейна (прим. редактора).