Два брата (Гримм; Снессорева)

Два брата
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Die zwei Brüder. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 362. Два брата (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Жили-были два брата, один богатый, другой бедный. Богатый был золотых дел мастер и имел презлое сердце; бедный кормил себя и свою семью тем, что вязал мётлы, и был добр и честен.

У бедного было двое сыновей; они были близнецы и похожи друг на друга как две капли воды. Иногда ходили они в дом к богатому дяде: их кормили там подачкой со стола.

Случилось раз бедняку пойти в лес за прутьями. Вдруг видит он птицу, всю золотую и такую распрекрасную, какой он отродясь не видал. Не раздумывая долго, поднял он камешек, пустил в птицу да как раз и попал: выпало одно золотое перо, а птица улетела. Бедняк взял перо и понёс к брату. Брат смотрел, смотрел и говорит:

— А ведь это чистое золото.

И тотчас же он отсыпал брату много серебра за золотое перо.

На другой день бедняк полез на берёзу нарезать прутьев для мётел, вдруг видит: вылетела та же золотая птица; он стал искать между листьями и наконец находит гнездо, а в гнезде золотое яйцо. Он взял яйцо с собою и понёс его к брату. Тот опять говорит:

— Да это яйцо тоже чистое золото.

Сказал и тут же дал брату чего яйцо стоило; потом подумал немного да и говорит:

— Хотелось бы мне достать самую птицу.

Бедный брат в третий раз пошёл в лес и видит, золотая птица сидит на дереве. Он взял камень, свалил птицу и принёс её к брату, а тот дал ему за неё целую груду золота.

«Ну, — подумал бедняк, — теперь я и без чужой помощи могу жить».

Домой вернулся он довольный своей судьбой.

Золотых дел мастер был умён и хитёр; он хорошо знал, какая драгоценная птица попала ему в руки. Позвал он свою жену и говорит ей:

— Изжарь ты мне эту золотую птицу да смотри в оба, чтобы не пропало от неё ни кусочка; я сам хочу всю её съесть.

А птица-то была не простая, а волшебная, и кто съест её печень и сердце, тот каждое утро, как проснётся, сейчас найдёт у себя под подушкою один золотой.

Жена ощипала птицу, воткнула на вертел и стала жарить. Птица жарится, а хозяйка зачем-то, по хозяйству, вышла из кухни; в это самое время вбежали в кухню оба сына бедного продавца мётел. Они стали у вертела и начали его вертеть, а тут, как нарочно, из птицы выпали два кусочка на сковороду. Один из мальчиков и говорит другому:

— Съедим-ка эти кусочки: мне смерть хочется есть; ведь этого никто не узнает.

Вот они и съели вдвоём те кусочки; а тут хозяйка как раз и подошла к ним и видит, что они что-то жуют; она и спрашивает:

— Что это вы жуёте?

— Два кусочка выпали из птицы, так мы их и съели, — отвечали они.

— Да ведь это сердце и печёнка птицы! — закричала она в ужасе.

И, боясь, как бы муж не увидал чего не достаёт, хозяйка скорее убила петушка, вынула из него печёнку и сердце и положила их в золотую птицу. Когда птица совсем изжарилась, хозяйка отнесла её мужу; тот всю птицу один съел, не оставив ни куска.

На другое утро проснувшись, он сейчас сунул руку под подушку, а сам думает: «Вот сейчас так и схватит золотой!», не тут-то было: золота и следа нет.

А мальчики и не подозревали, какое счастье досталось на их долю. На другой день, когда они вскочили с постели, что-то со звоном упало на пол; мальчики бросились поднимать и увидели два золотых. Они скорее отнесли их к отцу, а тот дался диву и говорит:

— Да как же это случилось?

На другое утро они опять нашли два золотых, и так пошло всякий день. Тогда бедняк пошёл к брату и рассказал ему странную историю. Золотых дел мастер тотчас смекнул в чём дело, и что дети съели сердце и печёнку золотой птицы; он был завистлив и лукав; ему захотелось выместить на них свою злобу.

— Твои сыновья, — сказал он отцу, — знаются с нечистым духом. Не бери ты их золота и прогони ты детей вон из дома: нечистый забрал уж их в лапы да и тебя, пожалуй, сгубит.

Отец побоялся нечистого духа, и как ему ни горько было, он завёл своих сыновей в чащу дремучего леса и бросил их там, хоть у самого сердце так и разрывалось.

Бегали-бегали дети по всему лесу, всё отыскивали дороги домой, но только ещё более заблудились. Наконец попался им навстречу охотник и спрашивает он у них:

— Чьи вы детушки?

— Мы сыновья бедного мужичка, который мётлы вяжет.

Тут они рассказали, что отец бросил их за то, что у них каждое утро под подушкою бывает по золотому.

— Что же, тут дурного ещё нет, — сказал охотник, — если только вы хорошие дети и не станете лентяями.

Охотник был добрый человек; детей у него не было, а эти бедные мальчики полюбились ему; он и взял их к себе в дом.

— Я буду вам вместо отца, — сказал он, — и стану беречь и заботиться о вас.

Они научились у него ремеслу охотничьему, а он припрятывал им про будущее время золото, которое каждое утро являлось у них под подушкой.

Когда мальчики выросли, приёмный отец повёл их один раз в лес и говорит:

— Ну-тка, покажите мне сегодня свою стрельбу: каждый из вас должен показать свой образцовый выстрел: я должен решить, кончили ли вы своё ученье, и могу ли я вас провозгласить мастерами вашего дела?

Все втроём засели они в кустарники, но долго пришлось им ждать: всё не летела дичь. Наконец охотник поднял глаза кверху и видит — летит треугольником целая стая диких гусей; он и говорит одному из близнецов:

— Ну, подстрели живо по гусю с каждого угла.

Тот послушался и совершил этим свой образцовый выстрел. Вот летит другая стая гусей, только не треугольником, а как цифра два; тогда охотник велел другому молодцу тоже подстрелить по птице с каждого угла — тому тоже удалось совершить этот образцовый выстрел.

Тогда говорит приёмный отец:

— Теперь провозглашаю вас настоящими мастерами своего дела: вы — испытанные охотники.

После этого пошли оба брата в лес, посоветовались друг с другом и придумали, что им надо делать. Вот вечером, когда сели они за ужин, они и говорят своему приёмному отцу:

— Ни одной крошки мы в рот не возьмём, ни до чего не дотронемся, пока ты не пообещаешься исполнить одну нашу просьбу.

— А что такое? Говорите! — сказал он.

А они на то в ответ:

— Вот теперь мы выучились; отпусти же нас попытать наши силы на белом свете, позволь нам постранствовать.

Старик очень обрадовался тому.

— Вы дело говорите, — сказал он, — я и сам давно желал того же. Ступайте с Богом, у вас дело на лад пойдёт.

Потом они втроём весело поужинали.

Пришёл день разлуки. Приёмный отец дал им по доброму ружью, по собаке и велел им взять из сбережённых золотых столько на дорогу, сколько бы им вздумалось. Потом вывел их на большую дорогу и, на прощанье, подарил им ещё светлый нож, приговаривая:

— Когда случится вам разлучиться, воткните этот нож в первое дерево у того места, где вы будете расставаться, и кто из вас потом первый возвратится на место, тот узнает, что случилось с его братом: если он умер — лезвие заржавеет с той стороны, куда он пошёл; а если нет, то лезвие по-прежнему останется светлым.

Братья пошли по дороге; скоро очутились они в лесу, но в таком дремучем и огромном, что в один день никак нельзя было выбраться из него. Они переночевали в лесу и съели всё, что у них в сумках припасено было. На другой день они опять пошли; шли, шли целый день, а всё конца лесу не видать, а есть-то им нечего. Один брат и говорит другому:

— А не худо бы, пристрелить что-нибудь, а то будем всё голодать.

Тут он зарядил своё ружьё и стал по сторонкам поглядывать. Вдруг бежит старый заяц, охотник прицелился, а заяц кричит ему человеческим голосом:

— Добрый охотник, не убивай меня, я дам тебе в награду двух зайчиков.

С этими словами он прыгнул в кусты и вынес оттуда двух зайчиков; но зайчики были такие милые и резвые, что у охотников духу не хватало убить их; они и оставили их живыми, и зайчики побежали за ними по дороге. Скоро потом стала прокрадываться мимо них лисица; братья хотели было в неё выстрелить, как вдруг она человеческим голосом закричала:

— Добрый охотник, не убивай меня: я дам тебе за то в награду двух лисичек.

И точно, она вынесла им двух лисичек; охотники и их тоже не хотели убивать, а пустили, вместе с зайчиками, бежать за собою. Немного погодя, вышел из чащи волк; они в него прицелились, а он закричал человеческим голосом:

— Добрый охотник, не убивай меня, я дам тебе за то в награду двух волчат.

Охотники и волчат пустили к прежним зверкам, которые шли за ними.

Потом попался медведь, которому хотелось ещё пожить на белом свете, и он закричал им:

— Добрый охотник, не убивай меня, я дам тебе за то в награду двух медвежат.

Молодых медвежат пустили с прежними зверями; их всех было уже восьмеро. Наконец кто ещё попался? Попался лев; идёт он и трясёт гривой, только охотники не испугались, они было прицелились, но и лев проговорил:

— Добрый охотник, не убивай меня, я дам тебе за то в награду двух львят.

Он тоже принёс своих детёнышей, и вот у охотников очутилось два львёнка, два медвежонка, два волчонка, две лисички и два зайчика; все звери шли за ними и служили им; но охотники всё-таки были голодны. Вот они и говорят лисичкам:

— А что, плутовки, ступайте-ка на промысел и доставайте нам чего поесть, ведь вы хитры и на выдумки тороваты.

А они на то в ответ:

— Тут недалечко есть деревушка, где мы не раз курочек таскали; мы, пожалуй, покажем вам туда дорожку.

Так и пошли они в деревушку, купили себе еды да и своих зверей велели накормить, потом опять пошли в дорогу. А лисички знали все места, где держали кур и всегда учили охотников, куда им идти.

Так они долго бродили по белу свету, но нигде не нашлось места, где бы их взяли служить вместе.

Вот они и говорят друг дружке:

— Делать нечего, приходится нам разойтись.

Своих зверей братья поделили так, что на каждого брата пришлось по льву, по медведю, по волку, по лисице и по зайцу.

Потом они распростились, дали слово любить друг друга до самой смерти и воткнули в дерево светлый нож, который дал им приёмный отец. После того один брат пошёл на восток, а другой — на запад.

Младший брат скоро пришёл со своими зверями в город, который весь был обтянут чёрным. Он зашёл в гостиницу и спросил у хозяина, нет ли у него, куда приютить зверей. Хозяин дал ему конюшню, где была щель в стене. В эту щель пролез зайчик и достал себе кочан капусты, а лисичка стащила себе курочку, а потом съела ещё и петушка; а волк, медведь и лев были слишком велики и никак не могли пролезть в щель. Тогда хозяин велел свести их на луг, где лежала коровка, и они тоже досыта наелись. И вот, накормивши своих зверей, стал охотник расспрашивать хозяина, что это за причина, что весь город обтянут чёрным?

— А та причина, — сказал хозяин, — что единственная дочь нашего короля должна завтра умереть.

— Разве она при смерти больна? — спросил охотник.

— Нет, — отвечал хозяин, — королевна здоровёхонька, а всё завтра непременно умрёт.

— Отчего же так? — спросил охотник.

— А вот отчего: там, под самым городом стоит высокая гора, на той горе живёт змей; каждый год ему надо отдать на съедение невинную девицу, не то он опустошит всё царство. Вот уж отдали ему всех красных девиц, ни одной больше не осталось, кроме царевны. От змея жалости нет никакой; царевну надо-таки отдавать; и это будет завтра.

— Так зачем же не убьют змея? — допрашивался охотник.

— Много уже витязей бралось за это, — сказал хозяин, — только что все поплатились жизнью. Король обещался, что кто убьёт змея, за того выдаст царевну замуж, а потом, после его смерти, получит тот и царство.

Охотник на то ни слова не сказал, но на другой день рано утром взял он своих зверей и пошёл с ними на змееву гору. Там стояла маленькая церковь, а в церкви три полные кубка, а под ними надпись:

«Кто выпьет эти кубки, тот сделается самым могучим силачом на свете и станет владеть мечом, который лежит в земле у порога».

Охотник не захотел пить из кубков, вышел из церкви и нашёл меч в земле, но поднять его никак не мог. Тогда он вернулся в церковь и выпил разом все кубки и после того услыхал в себе такую силу, что поднял меч и без труда владел им.

Когда пришла пора выдавать змею молодую королевну, то сам король с королевой и со всеми придворными пошли провожать её.

Королевна издалека увидала охотника на вершине горы; она подумала, что это сам змей стоит и ждёт её; она было не хотела идти на гору, но потом размыслила, что тогда весь город погибнет, и она пошла в свой тяжкий путь.

Король с придворными вернулись во дворец в великой печали, но королевский маршал остался там, чтобы издали видеть, что будет.

Когда королевна взобралась на гору, она увидела там, вместо змея, молодого охотника. Тут стал охотник её утешать, обещаясь её спасти; он повёл её в церковь и там запер. Только успел он запереть церковь, вдруг летит со страшным шумом семиглавый змей. Увидав охотника, змей удивился и говорит ему:

— Ты зачем попал сюда, на гору?

Охотник отвечал:

— А затем, чтоб биться с тобой.

Змей говорит:

— Много витязей сложило здесь свои головушки, и с тобой недолго мне справиться.

Сказав это, змей дохнул во все свои семь пастей, и из них вылетело пламя: от этого пламени должна была загореться трава. Охотник задохся бы в дыму и пламени, но сбежались его звери и мигом затоптали огонь. Тогда змей бросился на охотника, но тот взмахнул мечом так, что в воздухе засвистело, и разом снёс ему три головы. Пуще прежнего озлился змей, поднялся на воздух и стал пускать на охотника огонь и пламя; потом хотел было броситься на охотника, но тот опять взмахнул мечом и отрубил ему ещё три головы. Не стало сил у чудовища, грохнулось оно о землю, а всё ещё хотелось ему броситься на охотника; но охотник собрал последние силы и отрубил змею хвост. После того он так устал, что не под силу стало уже ему бороться со змеем; кликнул он своих зверей, и они разорвали змея на куски.

Покончив со змеем, охотник отпер церковь и увидел, что королевна лежит на полу, а сама и не дышит, словно мёртвая — так она испугалась во время битвы. Он вынес её на свежий воздух, и когда она очнулась и открыла глаза, он показал ей на растерзанного змея и сказал, что теперь она спасена. Как обрадуется царевна и говорит:

— Теперь будешь ты мне мужем: ведь мой родимый батюшка обещал отдать меня за того, кто убьёт змея.

И с этими словами сняла она с шеи коралловое ожерелье и разделила его зверям в награду: льву досталась золотая застёжка; охотнику же она подарила свой платок, на котором стояло её имя, а охотник тотчас же пошёл и отрезал языки у змеевых семи голов, завязал в платок и спрятал.

После этого охотник, измученный пламенем и битвою, говорит королевне:

— Мы оба так устали: не худо бы нам немножко отдохнуть.

— Хорошо, — сказала царевна.

Они прилегли на земле, и охотник сказал льву:

— Смотри, чтоб никто не захватил нас врасплох спящими.

Так они и заснули.

Лев разлёгся рядом, чтобы сторожить их; но и он тоже очень устал от битвы и потому кликнул медведя и говорит ему:

— Ложись-ка ты возле меня: сосну я немножко; а что случится — скорей буди меня.

Медведь лёг возле него; но и он тоже устал; кликнул он волка и сказал ему:

— Ложись-ка ты возле меня: сосну я немножко; а что случится — тотчас буди меня.

Волк лёг возле него; но и он тоже устал; кликнул он лисичку и сказал ей:

— Ложись-ка ты возле меня, пока я немножко сосну; а что случится — скорей буди меня.

Лисичка легла возле него; но и она тоже устала; кликнула она зайчика и говорит ему:

— Ложись-ка ты возле меня, пока я немножко сосну; а случится что — тотчас буди меня.

Тогда присел около неё зайчик; но бедняжка зайчик устал, а некого было ему заставить покараулить за себя; он и заснул.

Так они все и заснули: королевна, охотник, лев, медведь, волк, лисица и заяц, и спали все они крепким-прекрепким сном.

А между тем королевский маршал, которому надо было смотреть издалека, глядит, глядит — нет, не летит змей с королевной, и всё так тихо на горе; он немножко понабрался духу да сам и полез на гору.

Вот и видит: лежит на земле змей, разорванный на куски, а неподалечку от него королевна, охотник со своими зверями, и все прекрепко спят.

Лукав и жесток был маршал; достал он свой меч и отрубил голову охотнику, а сам подхватил королевну на руки и понёс её с горы. Тут она проснулась и перепугалась; а маршал говорит ей:

— Теперь ты в моих руках, говори всем, что я убил змея.

— Нет, не могу, — отвечала она, — змея убил охотник со своими зверями.

Тогда он вытащил меч и грозился тотчас убить её, если она не послушает его, и под конец угрозами заставил её обещаться в том. После этого он привёл её к королю, а король не знал, что с радости делать, увидав, что его милая дочь жива и не растерзана змеем.

Тут маршал и стал ему говорить:

— Вот я убил змея, освободил королевну и всю нашу землю; теперь отдай мне её в жёны по обещанию.

На это король спросил свою дочь:

— Правду ли он говорит?

— Ах! Да, — сказала она, — должно быть, это правда. Только я требую, чтоб свадьба наша была не раньше, как через год и один день.

Она думала: «Авось в это время она услышит что-нибудь про своего милого охотника».

Между тем лежали на горе звери и спали около своего убитого хозяина. Вдруг летит пребольшущий шмель и садится зайцу на мордочку, но заяц лапкой смахнул его, а сам всё спит; прилетел шмель во второй раз, а заяц опять смахнул его лапкой и всё спит; тогда прилетел шмель в третий раз да так ужалил его в нос, что он проснулся. Только проснулся заяц, разбудил он лисицу, а лисица — волка, а волк — медведя, а медведь — льва. И как проснулся лев да увидал, что нет больше царевны, а хозяин убит, тогда он страшно завыл и закричал:

— Кто это сделал? Медведь, зачем ты меня не разбудил?

А медведь спросил волка:

— Ты зачем не разбудил меня?

А волк лисицу:

— Ты зачем не разбудила меня?

А лисица зайца:

— Ты зачем не разбудил меня?

Один бедняжка заяц не знал, что отвечать, и вся вина повисла на нём. Тогда все звери хотели броситься на него, но заяц взмолился им и так стал говорить:

— Не убивайте меня: я опять оживлю нашего хозяина. Я знаю гору, где растёт корень: кому положить его в рот, тот вылечится от всякой раны и болезни. Только гора эта далеко: за двести миль отсюда.

Тогда лев говорит:

— Чтоб через сутки ты вернулся сюда и принёс корень с собой.

Тут заяц прыгнул — и был таков; чрез сутки он вернулся и принёс корень.

Лев приставил охотнику голову, заяц уложил ему корень в рот — в миг все члены его срослись вместе, сердце снова забилось, и жизнь воротилась.

Тогда охотник проснулся и испугался, увидав, что королевны нет. Он подумал:

«Верно она ушла пока я спал для того, чтоб избавиться от меня».

А лев второпях приставил своему хозяину голову задом наперёд; но охотник так задумался о своём горе с королевной, что этого и не заметил; уж только за обедом, когда он принялся было за еду, увидал он, что голова поворочена у него на спину. Не мог он понять, что это за чудо, и стал расспрашивать зверей, что такое случилось, пока он спал?

Тогда лев всё рассказал ему: как они сами от усталости заснули, а когда проснулись, то увидали его мёртвого, с отрубленной головой; как заяц бегал за живым корнем, и как он, лев, второпях, приставил ему голову задом наперёд. Но ему хотелось поправить дело, и он снова сорвал голову с охотника и повернул её прямо, а заяц залечил корнем.

Но охотник всё-таки не повеселел; он пошёл скитаться по белу свету и заставлял своих зверей плясать перед людьми. Случилось, что ровно чрез год попал он опять в тот самый город, где спас королевскую дочь от змея. На этот раз весь город был обтянут красным. Тогда он спросил у трактирщика:

— Что это значит: год назад весь город был обтянут чёрным, отчего же он нынче весь красный?

Трактирщик на то в ответ:

— А оттого, что год назад королевскую дочь надо было отдавать змею; но маршал ходил биться с ним и убил его; так вот завтра будут праздновать их свадьбу. Оттого-то город прежде был весь обтянут чёрным — от печали, а теперь обтянули его красным — с радости.

На другой день, когда приходилась свадьба, охотник сказал хозяину около обеда:

— А что, хозяин, как ты думаешь, буду я сегодня вот здесь у тебя есть хлеб с королевского стола?

— Да, как же бы не так! — сказал хозяин. — Вот я прозакладую сто золотых, что этому не бывать.

Охотник побился об заклад и положил на стол, со своей стороны, кошелёк со ста золотыми; потом кликнул зайчика и говорит ему:

— Беги скорее, мой милый прыгунчик, принеси мне хлеба, что сам король кушает.

Зайчик был всех меньше, никого не мог за себя посылать: надо было самому бежать.

«Ну, беда! — подумал он про себя. — Как я запрыгаю по улицам один — все собаки пойдут за мной в погоню».

Как он подумал, так и вышло: собаки за ним погнались: хотелось им погрызть его шкуру. Но, смотри-ка, как он принялся прыгать! Вот и шмыгнул он в будку так, что часовой не видал; собаки сунулись было за ним, но часовой шутить не любит и так отпотчевал их прикладом, что те с визгом и воем дали от него тягу. Как увидел заяц, что беда прошла, так прямо без оглядки бросился во дворец к королевской дочери, сел у неё под стул да и давай лапкой царапать ей ногу.

Королевна крикнула:

— Пошла прочь!

Она думала, что это её собачка.

Заяц опять поцарапал ей ногу; она опять закричала: «Пошла прочь!», всё думая, что это её собачка; но заяц не угомонился: он в третий раз принялся царапать; тут королевна посмотрела вниз и узнала зайчика по ожерелью. Тогда взяла она его на руки, унесла в свою горницу и сказала:

— Зайчик, дружочек ты мой милый, чего тебе надо?

Заяц на то в ответ:

— Мой хозяин, тот, что убил змея, теперь здесь и послал просить того хлеба, что кушает сам царь.

Тогда она обрадовалась, тотчас же послала за хлебником и велела ему принести такой хлеб, какой кушает сам царь.

Зайчик и говорит:

— Только пусть хлебник донесёт его мне домой, чтоб собаки не наделали мне бед.

Хлебник так и донёс его до самых дверей гостиницы; тогда зайчик стал на задние лапки, в передние взял хлеб и понёс его к своему хозяину.

Охотник говорит трактирщику:

— Вот видишь, хозяин, золотые-то теперь мои.

Хозяин дался диву, а охотник не унимается.

— Ну, хлеб-то ещё куда не шло, а вот мне теперь хотелось бы отведать каково-то жареное кушает король.

А хозяин на то:

— Посмотрел бы я, как это будет!

Только на этот раз он уже ни за что не хотел биться об заклад. А охотник кликнул лисицу и говорит ей:

— Лисичка-сестричка, сбегай-ка ты да принеси мне жаркого, что кушает сам король.

Лисица до тонкости знала все закоулки; она пошла такими углами да переулками, что ни одна собака её не видала, и, прижавшись под стул королевны, стала царапать ей ногу; тут королевна нагнулась и узнала лисичку по её ожерелью, взяла она её в свою горницу и сказала:

— Лисичка-сестричка, чего тебе надо?

А лисичка ей в ответ:

— Мой господин, тот самый, который убил змея, здесь и послал меня просить у тебя жаркого, какое кушает сам король.

Королевна кликнула повара и велела ему изготовить точно такое жаркое, какое кушает сам король и отнести за лисичкой до дверей гостиницы. Тогда лисичка взяла у него из рук блюдо, наперёд смахнула хвостом мух, которые насели на жаркое, а потом снесла его к своему господину.

— Смотри-ка, хозяин, — сказал охотник, — вот у нас есть уже и хлеб, и жаркое; но теперь мне хочется поесть той зелени, что кушает сам король.

Тогда он кликнул волка.

— Ну, волчику-братику, — сказал охотник, — ступай-ка да принеси мне той зелени, что кушает сам король.

Волк никого не боялся и прямо попёр во дворец и когда вошёл в горницу к королевне, то потянул её сзади за платье; она оглянулась, узнала его по ожерелью, увела к себе в горницу и спрашивает:

— Волчику-братику, чего тебе надо?

— Господин мой, тот, что убил змея, теперь здесь; мне велено просить той зелени, что кушает сам король.

Королевна кликнула повара, велела ему такой точно изготовить зелени, какую кушает сам король, и отнести за волком до дверей гостиницы. Тогда волк взял у повара блюдо и снёс его своему господину.

— Ну, вот видишь, хозяин, — сказал охотник, — есть у меня теперь хлеб, жаркое и зелень; но теперь хотелось бы мне достать пирожного, какое кушает сам король.

Кликнул охотник медведя и сказал:

— Друг ты мой, медведюшка, большой ты лакомка, ступай-ка ты во дворец и принеси мне пирожных, какие кушает сам король.

Тогда пошёл медведь прямёхонько во дворец; все перед ним бежали прочь с дороги, а когда он дошёл до караульни, то солдаты уставили против него ружья и не хотели пропускать во дворец; но он стал на задние лапы и давай направо и налево отсчитывать лапами оплеухи, так что с ног сбил весь караул; потом прямо прошёл к королевне, стал сзади её и тихо зарычал; тогда она оглянулась, узнала медведя и велела ему идти за собою в горницу и сказала ему:

— Друг ты мой, медведюшка, чего тебе надо?

А медведь на то в ответ:

— Мой господин, тот, что убил змея, теперь здесь, и мне велено просить ему пирожных, какие кушает сам король.

Тогда она велела позвать пирожника, чтоб он наготовил точно таких пирожных, какие кушает сам король, и снёс их за медведем до самых дверей. Тут медведь наперёд подлизал сахарные крошки, которые отвалились от пирожного, потом стал на задние лапы, взял блюдо и понёс его к своему господину.

— Вот видишь, хозяин, — сказал охотник, — у меня теперь есть хлеб, жаркое, зелень и пирожное; но мне ещё хотелось бы и вина, какое пьёт сам король.

Он кликнул своего льва и говорит ему:

— Друг ты мой, лёвушка, ведь ты не прочь напиться допьяна, ступай-ка да принеси мне вина, какое пьёт сам король.

Тогда зашагал лев по улице: народ со всех ног прочь бежит от него; подошёл он к караулу: ему было стали загораживать дорогу, но он как зарычал — так они все от него и отскочили. Лев прямо прошёл к горнице королевны и хвостом постучал в дверь. Тогда королевна вышла за дверь и испугалась было льва, да узнала его по золотой застёжке от своего ожерелья и, повелев ему идти с собою в горницу, сказала:

— Друг ты мой, лёвушка, чего тебе надо?

— Господин мой, тот, что убил змея, теперь здесь, и мне велено просить того вина, что пьёт сам король.

Тогда кликнула она погребщика, чтоб он дал льву того вина, какое пьёт сам король.

А лев на то:

— Я сам пойду с ним посмотрю, чтоб он дал мне настоящего.

Вот он и спустился в погреб, и как пришли туда, погребщик вздумал было налить ему, какое пьёт королевская прислуга, но лев сказал:

— Нет, брат, постой-ка, сперва я сам вино отведаю.

Налил он себе полведра и выхлебнул его разом.

— Нет, — сказал он, — это, брат, не то вино.

Погребщик косо посмотрел на него, однако пошёл и хотел было наливать из другой бочки, где было маршальское вино.

— Постой-ка, — сказал лев, — дай-ка мне сначала отведать это вино.

Налил он полведра и выпил.

— Ну, это будет получше, только всё ещё не то.

Рассердился тогда погребщик и говорит:

— И ещё этакая скотина туда же лезет в знатоки!

Но лев влепил ему такую знатную заушину, что он так и растянулся наземь, а как очнулся, то, не говоря ни единого словечка, повёл его в особый маленький погреб, где стояло королевское вино, и, кроме короля, никто его не пил. Лев сперва налил себе полведра, отведал вино да и говорит:

— Ну, авось это будет и настоящее.

И тотчас же велел погребщику налить шесть бутылок. Вот они пошли наверх, а как вышел лев на свежий воздух, стал он пошатываться, немножко опьянел, и погребщику же пришлось тащить вино до самых дверей гостиницы. Тогда взял лев корзину с бутылками и снёс её к своему господину.

— Вот видишь, хозяин, — сказал охотник, — теперь у меня есть хлеб, жаркое, зелень, пирожное и вино — всё то самое, что подают королю. Ну, теперь я хочу попировать на славу со своими зверями.

И он сел за стол и принялся есть и пить, дал тоже есть и пить зайцу, и лисице, и волку, и медведю, и льву, а сам развеселился, увидав, что царевна всё ещё любит его по-прежнему. После стола говорит он хозяину:

— Ну, хозяин, наелся я и напился по-царски; пойду я теперь во дворец да женюсь на королевской дочери.

Хозяин спросил:

— Да как же этому быть? У неё есть уже жених, да и свадьба-то сегодня.

Тогда охотник достал платок, что подарила ему королевна на змеевой горе, и куда завёрнуты у него были семь языков чудовища, и сказал:

— А вот мне поможет этот узелок, что у меня в руке.

Тогда хозяин посмотрел на платок и сказал:

— Уж чему другому, а этому ни за что не поверю, и готов прозакладывать свой дом с двором.

А охотник взял кошелёк с тысячью золотых, положил на стол и говорит:

— Вот и моя ставка!

Тем временем говорит король за столом своей дочери:

— Чего это понадобилось зверям, что к тебе приходили и рыскали взад и вперёд по моему дворцу?

Тогда она отвечала:

— Не смею этого объяснить; а вот пошли ты за хозяином этих зверей, тогда дело-то будет ладнее.

Король послал слугу в гостиницу звать неизвестного человека; слуга вошёл в гостиницу как раз в то время, когда охотник побился об заклад с хозяином гостиницы.

Тогда охотник сказал:

— Вот видишь, хозяин, уж и король присылает за мной слугу, только я-то ещё не пойду.

И сказал он слуге:

— Доложи ты королю, что я прошу выслать мне королевское платье, карету шестерней и слуг при ней.

Услыхав этот ответ, сказал король своей дочери:

— Что мне тут делать?

А она в ответ:

— Посылай за ним, как он просит, тогда дело будет ладное.

Тогда послал король королевское платье, карету шестерней и слуг при ней.

Как только охотник увидел их и говорит хозяину гостиницы:

— Ну, теперь сам видишь, хозяин, вот за мною и прислали, как я того хотел.

Он оделся в королевское платье, взял с собою платок со змеевыми языками и поехал во дворец.

Увидав его, король спросил у своей дочери:

— Как мне его принимать?

А она отвечает:

— Государь-батюшка, выходи к нему навстречу, тогда дело будет ладнее.

Вышел король к охотнику навстречу, повёл его наверх, а звери идут за ними. Король посадил его между собою и царевною; маршал сел женихом по другую сторону, но охотника он не узнал.

Пришло время, стали показывать семь змеевых голов; король и говорит:

— Вот эти семь голов отрубил у чудовища мой маршал, за то выдаю я сегодня за него дочь свою.

Тут поднялся с места и наш охотник и, открыв семь пастей змеевых, спросил:

— Да где же змеевы языки?

Тогда испугался маршал, весь побледнел и не знал, что ему говорить; напоследок, говорит он в страхе.

— У змеев не бывает языков.

А охотник на то:

— Вот лжецам — так не следовало бы иметь языка, а змеевы языки — это верная примета, по которой можно узнать победителя.

Тут он развернул платок, а там лежат семь языков, и когда стал он приставлять по языку в каждую пасть — все пришлись. После этого взял он платок, где был вышит вензель королевны, и, показав ей, спросил: кому она его давала.

А она на то отвечала:

— Тому, кто убил змея.

И тогда он кликнул своих зверей, снял с каждого ожерелье, а со льва — золотую застёжку, показал царевне, спросил: чьё это?

Она отвечала:

— Ожерелье и золотая застёжка были мои; я их раздала зверям за то, что помогли тебе победить змея.

Тогда сказал охотник:

— Когда я устал от битвы и лёг соснуть, маршал отрубил мне голову; потом он унёс королевну и уверил всех, что он тот самый и есть, который убил змея. А что он лжёт, тому вот доказательства: языки, платок и ожерелья.

Потом он рассказал всё по порядку, как звери воскресили его чудесным корнем, как он целый год бродил с ними, как, под конец, опять дошёл сюда и проведал от хозяина гостиницы об обмане маршала.

Тогда король спросил у своей дочери:

— Правда ли, что вот он убил змея?

А она отвечает:

— Да, сущая правда; мне теперь можно говорить всё, как было. Маршал заставил меня угрозами дать обещание, что я не обличу его в обмане, а правда-то и без меня вышла наружу. Вот отчего я выпросила, чтоб свадьбы не было раньше года со днём.

Тогда велел позвать король двенадцать думных своих советников, чтобы судить того маршала: они присудили его разорвать четырьмя быками.

Так и погиб маршал; а король выдал дочь свою за охотника и провозгласил его своим наследником во всём королевстве. Свадьбу отпировали с превеликой радостью, и молодой королевич послал за своим родным отцом и за приёмным, и обдарил их сокровищами. Не забыл он и хозяина гостиницы: велел ему придти и говорит:

— Видишь ли, хозяин, вот я и женился на королевской дочери, стало быть, твои дом и со двором теперь мои.

Говорит на то хозяин гостиницы:

— Да, оно так следует по закону.

Но молодой королевич сказал:

— Вот же тебе моя милость: пусть дом и со двором остаются за тобой, да и те тысячу золотых я тоже тебе отдаю.

Вот и стали жить да поживать молодой королевич с супругою своею счастливо и весело.

Он часто ездил на охоту оттого, что любил поохотиться, и верные звери всегда ходили с ним. Стоял тут близко лес; ходили о нём недобрые слухи, что там что-то неладно, и кто раз туда попадёт — нескоро оттуда выберется.

Но молодого королевича крепко забирала охота там поохотиться, и не давал он покоя старому королю, пока тот не дал на то своего позволения.

Вот поехал он с большим поездом и, подъехав к лесу, увидел там белую как снег лань и говорит своим людям:

— Стойте тут, пока я ворочусь: хочется мне погоняться за этим славным зверем.

И пустился он в лес за ланью; одни звери его побежали за ним.

Люди отстали и прождали его до самого вечера — но он не вернулся; тогда вся свита возвратилась во дворец с донесением королевне.

— Молодой король погнался за белою ланью в заколдованном лесу и оттуда не возвращался.

Стала королевна крепко о нём беспокоиться, а между тем молодой король всё гнался да гнался за прекрасною ланью и никак не мог догнать её. Иной раз покажется ему, что вот тотчас можно её рукой достать, вдруг она очутится далеко от него; напоследок она и совсем пропала из глаз. Увидел он, что заблудился, взял рог, стал трубить — ответа не было, оттого, что людям его нельзя было его слышать. Стало смеркаться, и он увидал, что не вернуться ему в тот день домой. Слез он с лошади, развёл под деревом огонёк, чтоб тут провести ночь.

Вот сидит он у огня, лежат звери около него; вдруг послышался ему человеческий голос; он посмотрел вокруг себя — ничего не видать. Немножко погодя, опять слышит он как будто кто-то стонет наверху; он поднял голову и видит: старуха сидит на дереве и стонет:

— Ох-ох-ох! Как же я перезябла.

Он и говорит ей:

— Сойди вниз и погрейся, коли тебе холодно.

А та отвечает:

— Нет, нельзя: твои звери заедят меня.

Король ей на то:

— Да они тебя не тронут, бабушка; ступай вниз.

А старуха-то была колдунья и говорит:

— А вот я сброшу тебе с дерева прутик: так ты только ударь их по спине этим прутиком — они мне ничего и не сделают.

Тогда она бросила ему прутик. Только он им ударил зверей по спине — они вдруг легли смирно и превратились в камни. Как только колдунье нечего было бояться зверей, соскочила она вниз, притронулась и к нему прутиком и оборотила его в камень.

Тогда принялась она хохотать и швырять его зверей в ров, где много уже лежало подобных камней.

А молодой король всё не возвращается. Ну, и стала всё больше и больше кручиниться и беспокоиться королевна.

В это самое время случилось придти в то государство другому брату, который после разлуки пошёл на восток. Всё время он проискал себе службы и никакой не нашёл. Вот он и стал скитаться по белу свету, заставляя своих зверей плясать на забаву людей.

Раз как-то пришло ему на мысль пойти посмотреть на тот нож, который они с братом перед разлукой воткнули в дерево: захотелось ему узнать, каково-то его брату. Как он туда пришёл, взглянул, а братнина сторона на ноже наполовину уже заржавела, а наполовину ещё была светла. Тогда он испугался и подумал:

«Видно, с моим братом случилась большая беда; но, авось, я его спасу: половина ножа ещё совсем светла».

Пошёл он со своими зверями на запад и когда дошёл до заставы, караульный остановил его и спросил: не надо ли наперёд доложить о нём его супруге: а то молодая царица вот уже дня с два как тоскует по нему и всё боится, не пропал ли он в заколдованном лесу.

Караульный думал, что охотник — сам молодой царь — так он был на него похож, притом же за ним бежали дикие звери.

Охотник тотчас догадался, что дело идёт о его брате, и задумался.

«Пускай принимают меня за брата: мне же легче будет спасти его».

И приказал он караульному вести себя во дворец. Его встретили с превеликою радостью. Молодая королевна приняла его за своего мужа и спросила:

— Отчего ты так долго пропадал?

А он в ответ:

— Я заблудился в одном лесу и насилу теперь только выбрался оттуда.

Вечером его свели на королевскую постель, но он положил между собой и молодой царицей меч обоюдоострый. Царица никак не могла придумать, чтоб это значило, но не смела расспрашивать его.

Так он прожил там дня с два и за это время всё разузнал про заколдованный лес.

Напоследок говорит он:

— Хочется мне ещё раз там поохотиться.

Король и молодая королевна стали было его отговаривать, но он поставил на своём и поехал с большим поездом. В лесу с ним случилось то самое, что и с братом его: он увидал белую лань и сказал своим людям:

— Постойте тут, подождите, пока я вернусь: хочется мне погоняться за этим славным зверем.

Въехал он в лес, а звери его за ним. Не мог он догнать лани и заехал в самую чащу, так что там пришлось ночевать. И когда развёл он огонь, услыхал над собой стоны.

— Ох-ох-ох! Как я перезябла!

Тогда он поднял голову и увидал: та же самая колдунья сидит на дереве.

Он сказал ей:

— Коли озябла, бабушка, то ступай вниз да погрейся.

Она отвечала:

— Нет, нельзя: твои звери заедят меня.

А он на то:

— Ничего они тебе не сделают.

Тогда она закричала:

— Я брошу тебе с дерева прутик: как ты их ударишь им, так уж они меня не тронут.

Когда услышал это охотник, он не поверил старухе и говорит:

— Своих зверей я не трону, а ступай ты вниз, а не то я сам тебя стащу.

Тогда она закричала:

— Ну, что такое? Ничего ты со мной не сделаешь!

Он отвечал:

— А вот не сойдёшь сама, так пущу пулю.

Она же в ответ на то:

— Стреляй, стреляй! Не боюсь я твоих пуль.

Тогда он прицелился и выстрелил в неё, но от колдуньи свинцовые пули отскакивали; она хохотала так, что только кругом раздавалось, и кричит:

— А уж тебе в меня не попасть.

Хитёр был и охотник: сорвал он у себя с кафтана три серебряные пуговицы и зарядил ими ружьё, потому что тут уж не помогало её колдовство; только он выстрелил — она так и свалилась вниз с ужасным воем. Тогда наступил он на неё ногой и говорит:

— Слушай, старая колдунья: если ты мне тотчас же не скажешь, где мой брат, так я сгребу тебя обеими руками да брошу в огонь.

Крепко она перепугалась, стала просить пощады и сказала:

— Он со своими зверями оборочен в камень и лежит в пещере.

Тогда он потащил её с собой, стал грозно ей говорить:

— Слушай, старая выдра, чтоб сейчас же ожили мой брат и все, кто тут есть, не то пойдёшь в огонь.

Она взяла прутик и ударила по камням — в миг ожили опять его брат со зверями и многие другие люди, купцы, рабочие, пастухи тоже встали, стали благодарить за своё избавление и разошлись каждый в свою сторону.

А братья-близнецы, как увидали друг друга, принялись обниматься и целоваться; потом они схватили колдунью, связали её и бросили в огонь. Когда же она сгорела, вдруг лес раздался сам собою, и стало светло и ясно, так что виден был царский дворец за тридцать вёрст. Тогда братья пошли вместе домой и дорогой стали пересказывать друг другу, что с ними было! И когда младший сказал, что он поставлен за царя над всем царством, другой отвечал:

— Ну да, так я и думал; когда я пришёл в город, и меня приняли за тебя, тогда воздавали мне все царские почести; молодая царица приняла меня за своего мужа, и меня посадили с нею за стол, потом положили спать на твою постель.

Когда услыхал это другой брат, то пришёл в такую ярость и ревность, что выхватил свой меч и снёс брату голову; но когда увидал его мёртвого, и что алая кровь полилась из него, тогда горько стал каяться:

— Брат меня спас, — плакал он, — а я его за то убил?

И он стал громко рыдать. Вдруг прибегает его зайчик и говорит, что мигом сбегает за живым корнем. Тут он скок — и был таков, и принёс он корень в самое время — и мёртвый опять ожил, и даже не замечал, что была у него рана.

После этого пошли они дальше, и младший сказал:

— Ты похож на меня как две капли воды, на тебе такое же королевское платье как и на мне, и звери идут за тобой точно такие же как у меня; пойдём же через разные заставы и пройдём к королю с разных сторон.

Сказано — сделано. Вот братья и разошлись в разные стороны. Вдруг в одно и то же время приходят караульные от одной и от другой заставы и докладывают королю: молодой-де королевич воротился со своими зверями с охоты.

— Как это может быть? Целая миля лежит от одной заставы до другой, — удивился король.

Между тем оба брата вошли с разных сторон на дворцовый двор и всходят уже по крыльцу.

Тогда король говорит дочери:

— Ну, скажи, который твой муж? Они оба один как другой, мне-то почему знать?

Она испугалась и не знала, что сказать; но вдруг, вспомнив про ожерелье, которое отдала зверям, она зорко посмотрела и, увидев на одном льве золотую застёжку, она с радостью закричала:

— За кем идёт этот лев, тот и есть мой муж.

Молодой королевич засмеялся и сказал:

— Да-да, он самый и есть.

Тут все сели за стол, стали есть, пить и веселиться. Вечером, когда молодой королевич стал ложиться в постель, жена ему и говорит:

— Зачем же это ты прошлые разы всё клал к нам на постель меч обоюдоострый? Ведь я подумала, что ты меня убить хочешь.

Тут только он узнал, какой верный у него брат!