Открыть главное меню

ВЭ/ВТ/Константин Николаевич, Великий Князь

Константин Николаевич, Великий Князь
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Кобленц — Круз. Источник: т. 13: Кобленц — Круз, с. 134—138 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕВЭ/ВТ/Константин Николаевич, Великий Князь в дореформенной орфографии


КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ, ген-адм., Вел. Кн., второй сын Имп. Николая I, род. 9 снт. 1827 г. и с детства предназначен б. к мор. службе; 22 авг. 1833 г. назн. ген. адм. и шефом Гвард. экип. Воспитателем К. Н. с 5 л. был выдающийся моряк и ученый адм. Ф. П. Литке, состоявший при нём до самой женитьбы. Большое влияние на молодого В. Князя оказывал и воспитатель его брата, В. А. Жуковский; с 14 лет К. Н. переписывается со стариком-поэтом, и опубликованная переписка достаточно ясно показывает, что советы В. А. непропали даром. «Великие князья, — пишет Жуковский, — д. понимать свое время, д. поставить себя на высоту своего века своим всеобъемлющ. просвещением». Затем Жуковский постоянно напоминает Вел. Князю о предстоящей ему госуд. деят-сти, обязывающей его выработать твердые привычки, самостоят. мышление, сильную волю: «Ваши годы д. б. радостью русского народа, его честью, с пользою в настоящем, и славною страницею в его истории». В 1834 г. В. Кн. совершает первое внутр. плавание, а в 1844 г. уже кап-ном 2 ранга (18 лет) — первое заграничное. Его Императорское Высочество Великий Князь Константин Николаевич.
Его Императорское Высочество Великий Князь Константин Николаевич.
После посещения Константинополя он мечтает прибить Олегов щит на его вратах, о чём и сообщается в письме к Жуковскому. Последний отвечает, что его «радует не возможность, что от него будут дела знаменитые, а самое это стремление выйти из среды обык-наго, стремление, с к-рым естественно соединяется и способность совершить необык-ное». В 1846 г. В. Кн. произведен в кап. 1 р. и назн. командиром Паллады; плавая летом 1847 и 1848 гг., зимой он командовал б-ном л.-гв. Финлянд. п. В 1848 г. В. Кн. вступил в брак с принцессой Александрой Саксен-Альтенбургской и в день свадьбы б. произв. в к.-адм., назн. шефом Мор. к-са и ком-щим л.-гв. Финлянд. п. В 1849 г. В. К. участвовал в Венгер. походе, за к-рый получил орден св. Георгия 4 ст.; из похода В. К. писал обстоят. письма Государю, и последний говорил, что именно по ним он составил себе полное и верное представление об этой кампании. Госуд. деят-сть К. Н. начинается с 1850 г.; 5 снт. он назначается чл. Госуд. Совета, председ-лем ком-та для составления мор. устава и председ-лем времен. арт. ком-та. Большое значение на последующую жизнь и деят-сть В. К. оказало знакомство с А. В. Головниным, сыном извест. адм-ла; Головнин, назначенный состоять при В. Кн., познакомил его с целою плеядой молодых талантл. людей, способствовавших К. Н. позднее не только в реформах мор. вед-ва, но и в общем обновлении России: имена М. А. Рейтерна, П. Н. Глебова, К. С. Варранда и др., известных в свое время под именем «Константиновских орлов», тесно связаны с именем и деят-стью К. Н. Пом-ками К. Н. по флоту были талантл. адм-лы Г. Н. Бутаков, В. Ф. Лихачев, А. А. Попов, Н. А. Шестаков, С. С. Лесовский, Н. К. Краббе и др. Первой серьезной и ответственной работой В. К. была переработка мор. устава (см. это), в к-рой он принимал непосред-ное и самое деят. участие; привлекши к этой работе лучш. людей нашего флота, К. Н. лично пересматривал все поступавшие в ком-т замечания, входил в обсуждение существа дела, сам написал неск. глав (о гл-щем и др.) и не остановился перед личной проверкой созданного в плавании 1851 г. За время 3-годич. составления мор. устава В. К. б. призван 25 июня 1852 г. на пост товарища нач-ка глав. мор. штаба (св. кн. Меншикова), а по отъезде его чрезвыч. послом в Константинополь, с 21 янв. 1853 г. вступил в упр-ние мор. мин-ством. В фвр. 1853 г. проект мор. устава б. представлен Государю, а 19 апр. последовало производство К. Н. в чин в.-адм. С вступлением на престол Имп. Александра II К. Н. б. призван к управлению флотом и мор. вед-вом на правах мин-ра (9 снт. 1855 г. произв. в адм.). В полном расцвете сил и энергии, 27 лет от роду, занял он этот пост, и с этого момента для рус. флота после тяжелого Севастоп. погрома настает светлая заря возрождения, блеск к-рой отразился не на одном лишь мор. вед-ве, а захватил всю необъятную Россию, вывел ее на путь «великих реформ». Деят-сть В. К. в 1855—81 гг. естественно разделяется на 2 периода: до 1860 г. — непосредств. упр-ние мор. вед-вом и, начиная с этого года — общегосуд. деят-сть по возрождению живых сил России, скованных до Вост. войны: освобождение крестьян, судебн. реформа, отмена телес. наказаний и др. крупнейш. реформы 1-ой половины царст-ния Имп. Александра II проходят в законодат-во и жизнь народа при самом близком, горячем участии К. Н. Тяжелое наследие легло на плечи К. Н., когда он вступил в упр-ние мор. министерством (1855 г.): у нас не было ни флота, ни средств, чтобы создать его; не было и подготовленного личного состава. В одном из своих писем К. Н. говорит: «Пишу под грустным впечатлением всего, что вижу, и при горьком сознании, что я теперь не что иное, как генералъадмирал без флота». К этому печальному сознанию присоединилось еще и то, что В. К. ясно понимал, что в таком же печальн. состоянии находится и вся Россия; как истин. госуд. человек он ясно видел, что нужны общие реформы, что нельзя лечить только члены (флот и армию), когда весь организм заражен. И, несмотря на всё свое желание воссоздать флот в должн. степени, он пошел на сокращение бюджета мор. министерства, ограничившись только самым необходимым для флота, сократил собствен. расходы и решил обратить всё свое внимание на создание «людей», любящих мор. дело, способных и при плохих материальных средствах достигнуть верного успеха. «Мне кажется, — пишет он кн. Барятинскому, — что первая наша обяз-ть д. состоять в том, чтобы отбросить всякое личное славолюбие и сказать, что наша жизнь д. пройти в скромном, неблестящем труде, не в подвигах, к-рые могли бы в настоящем возвысить наше имя, но в работе для будущего, чтобы дети наши получали плоды с той земли, к-рую мы при благословении Божием можем вспахать, удобрить и засеять. Посему не о морск. победах… следует думать, не о создании вдруг большого числа судов при больших пожертвованиях…, но о том, чтобы беспрерыв. плаваниями небольш. числа хороших судов приготовить целое поколение будущих опытн. и страстн. моряков». И к этому духовн. возрождению личн. состава направлены б. все силы В. Кн., он старался создать ту атмосферу, то благожелат. отношение нач-ва к мыслям подчиненных, при к-ром могли с наибольш. пользой найти применение духовн. силы личн. состава для блага общ. дела; и он, конечно, создал новую эпоху в жизни рус. флота, вызвал к жизни забитое самосознание личн. состава, призвал к себе на помощь индивидуал. способности каждого из чинов флота. Сам он в своих приказах указывал, что старое время прошло безвозвратно: «Я буду особенно взыскателен, — пишет он в приказе о представлении отчетов, — за непоказание беспорядков, и никак не дозволю похвал. Нужно, чтобы факты, а не фразы хвалили нас». В друг. приказе он пишет: «Я требую в памятных отчетах не похвалы, а истины, и в особ-сти откровенного и глубоко обдуманного изложения недостатков каждой части упр-ния и сделанных в ней ошибок, и те отчеты, в к-рых нужно будет читать между строками, будут возвращены мною с большою гласностью». В самих централ. учреждениях предприняты б. реформы, и для рационал. проведения их в жизнь В. Кн. прибег к гласности: вопросы, подлежащие рассмотрению, обсуждались на страницах «Мор. Сб.», в к-ром б. открыт для этого спец. отдел. Той же гласности предана б. и администр. деят-сть мин-ства; в «Мор. Сб.» стали печататься отчеты разных департаментов. Тем же способом — гласностью — хотел поднять В. Кн. и нравственный облик личн. состава: в «Мор. Сб.» писались статьи с целью «опорочить те недостатки, к-рые мы принуждены сознавать между мор. оф-рами и чин-ками и к-рые д. б. заклеймены обществ. осмеянием». Другие меры, принятые для подъема духа личн. состава, заключались в улучшении его быта и в доставлении ему достаточ. средств и благоприят. условий как для общего, так и специал. развития. Материальное благосостояние поднято б. выдачей пособий на воспитание детей, увеличением строев. денег в кампании, увеличением жалованья, учреждением пособий на случай болезней и переводов, наконец, учреждением эмеритал. кассы для выдачи дополнительных пенсий уходящим в отставку. Духовн. сторона поднималась устройством в портах мор. собраний, где читались лекции по мор. и общ. вопросам, библиотеками и журналом "Американскую экспедицию 1863 г. (см. это), имевшую своим последствием предотвращение войны с европ. державами из-за польск. вопроса. На рационал. ногу поставлено б. и внутр. плавание; в этом отношении особенно замечат-но десятилетнее (1867—77) команд-ние практич. брон. эс-дрой адм. Г. И. Бутаковым, создавшим наст. мор. школу, к-рой завидовали даже иностранцы. Не мало б. сделано также и для улучшения быта н. чинов; началось обучение грамотности и спец-стям; уничтожен б. обязат. труд н. чинов, что позволило сократить и общее число личного состава; число нестроевых, достигавшее в 1855 г. 63.163 ч., уменьшилось к концу 1879 г. до 822 ч.; обязат. же труд заменен вольнонаемным. Упразднению подвергся и институт денщиков. Состоялось освобождение сословия кантонистов (в 1856 г.) и охтен. и черномор. адмиралтейских поселян от обязат. службы мор. вед-ву. Самая служба и быт н. чинов подверглись больш. изменениям: вместо 25 л. срок службы сокращен до 10 л., содержание у.-офицер. чинов увеличено в неск. раз, улучшены пища, одежда, помещение, — наглядным результатом чего явилось громадное уменьшение смертности среди н. чинов: в 1855 г. на 1 т. ч. умирали 88, в 1878 г. — 11 ч.; страшная до того эпидемия цынги уменьшилась до единичн. случаев. Большая работа произведена б. и в центр. учреждениях мор. вед-ва. Исключит. успех её объясняется верно понятым и проведенным в жизнь основанием всякой коренной реформы: В. Кн. сознавал, что при введении новой системы нужны и новые, сильные люди: «деятели прежнего времени… не могли откровенно вступить на новый путь», и К. Н. не постеснялся обновить глав. деятелей мин-ства, не остановился перед приглашением на службу лиц друг. вед-в; «перемены эти в скор. времени изменили вид и дух всего упр-ния. Частные нач-ки, одушевленные пламен. желанием общей пользы и улучшений, не связанные рутиною, принялись за работу дружно, идя по одному напр-нию». Особое внимание обращено б. на составление смет, к-рые «начали отличаться полною откровенностью и правдивостью и давали возм-сть поверки»; с 1858 г. они стали рассылаться в учр-ния мор. вед-ва и перестали быть госуд. тайной. Затем проведено б. начало единства кассы, распространенное позже и на друг. ведомства, преобразована контрольная часть, введен новый проект счетоводства и отчетности портов. магазинов, адмир-ств и заводов, послуживший позднее и для разработки общих правил. Великий Князь Генерал-Адмирал КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ.
Великий Князь Генерал-Адмирал
КОНСТАНТИН НИКОЛАЕВИЧ.
Главн. начала, положенные в основание корен. преобраз-ния мор. вед-ва, заключались в децентрализации упр-ния, самост-ности местн. властей, облеченных вместе с правами и ответ-ностью; упрощено делопроизв-во и улучшен быт служащих вместе с уменьшением числа их. Через всё новое положение проводилась мысль, что «берегов. учр-ния существуют для флота, а не флот для берег. учр-ний». Число служащих при этой реформе сокращено б. с 1.134 ч. (1853 г.) до 508 (1861 г.), при чём содержание их осталось то же самое (1½ милл. рубл.). Реформатор. деят-сть В. Кн. удостоилась высокой оценки Имп. Александра II; утверждая на 5 л. проект преобраз-ний мор. вед-ва, Государь поставил положенные в основу его начала «в пример всем гг. мин-рам и главноупр-щим, надеясь и возлагая на их попечение достигнуть того же и по вверенным им упр-ниям». Обращаясь к вопросу о постройке судов при В. Кн., необходимо заметить, что до Вост. войны наш флот в Балт. и Черн. морях состоял почти исключ-но из дерев. парус. судов, тогда как на западе давно уже перешли к паровым, железным и даже броненос. судам (см. Восточная война, т. VII, стр. 51 и 65). Поэтому в обоих морях мы принуждены б. ограничиться лишь пассив. обороной; но в Балт. море К. Н. приступил к немедл. постройке винтов. судов и, несмотря на полную неподготовленность рус. заводов (до того ни одной машины еще не б. сделано в России), работа закипела: В. К. входил во всё, и только благодаря его личн. влиянию, настойчивости и надзору, чертежи составлялись, машины строились, и в течение менее 2 лет 75 винтов. канон. лодок и 14 корветов были готовы; в воен. действиях поспели принять участие только канон. лодки, спущенные в числе 38 к кампании 1855 г. После войны задача судостроения б. определена формулой: «Россия д. быть первокласс. мор. державой, занимать в Европе 3-е место по силе флота после Англии и Франции и быть сильнее союза второстепен. мор. держав»; по новому штату в Балт. море предполагалось иметь уже 69 винт. судов; но «такой состав флота — доносил В. К., — нельзя почитать оконч-но утвержденным, ибо мор. иск-во беспрерывно идет вперед». В 1858 г. он обращает внимание на новое орудие войны — плавучия б-реи, указывает на необходимость «не отставать от друг. мор. держав»; но, благодаря финансов. затруднениям, мысли его осуществления не получают, бюджет всё сокращается, и только в 1863 г., когда началось польск. восстание, на брон. судостроение отпускается 6 милл. руб. (с 1856 г. по 1863 г. построено 26 винт. судов). Менее, чем через год после этого мы имели уже на воде 10 мониторов и 1 башен. лодку, а к 1870 г. Балт. флот состоял из 23 судов (61 т. тн. и 162 ор.). Для произв-ва орудий основан Обухов. завод. В Черн. море с 1870 г. также приступили к постройке бронен. судов (см. Поповки). Наконец, после войны 1877—78 гг. в Балт. море приступают к постройке большого количества (100) миноносок. Обращаясь к общегосуд. деят-сти К. Н., на первом месте, конечно, надо поставить его видн. участие в освобождении крестьян; по словам Государя, В. К. был «его первым пом-ком в крестьян. деле». В июле 1857 г. К. Н. б. назн. чл. секретн. ком-та по этому вопросу, а в окт. он редактировал рескрипт на имя ген.-губ-ра с.-зап. губерний Назимова, подавшего просьбу помещиков об упразднении в их крае крепостн. права. В. Кн. настоял на опубликовании этого рескрипта и на рассылке его в виде циркуляра по всем губерниям. Т. обр., великое дело получило гласность; в результате этого секретн. ком-т б. переименован в 1858 г. в главн. ком-т по крестьян. делу, чем вопрос об освобождении крестьян б. решен бесповоротно. Затем К. Н. принял участие в деле освобождения, как председ ль главн. ком-та, назначенный туда вместо умиравшего кн. Орлова, и здесь ему удалось собрать больш-во, к-рое одобрило проект Положения редакцион. к-сий и представило всё обсуждение в Госуд. Совет. В Совете В. Кн. пришлось защищать свое детище от урезок, что в глав. части ему и удалось. 19 фвр. 1861 г. Положение б. подписано Гос-рем, а 5 мрт. опубликовано. «Великий день освобождения крестьян! — записывает в своем дневнике К. Н.; — манифест на всех производит чудное впечатление. Да благословит Бог новое существование России, начинающееся с сегодняш. дня». «Я не забуду, — писал Государь в рескрипте К. Н. в этот день — и со мною, конечно, вся Россия не забудет, как действовали в сем важн. случае Ваше Выс-во». Затем на долю В. Кн. пришлось заняться надзором за осуществлением этой реформы по званию председ-ля постоян. ком-та о сельск. состоянии, каковое звание он занимал вплоть до ухода своего от дел. Другая великая реформа — судебная — начата б. в мор. вед-ве (см. Глебов, П. Н.), и только благодаря К. Н. ей дан б. гласн. почин: за неск. лет до утверждения Гос-рем основ. начал реформы (1862 г.) В. Кн. уже проектировал преобразование мор. судоустр-ва и судопр-ва на тех же самых началах. Частн. мероприятиями он с первых дней своего упр-ния мор. вед-вом спешил устранить недостатки в.-мор. суда. Так, по его представлению, объявлено б., что «лица, состоящие под следствием и судом, доколе не будут обвинены, не суть еще преступники и посему м. быть лишены свободы единственно для необход. предосторожности… Обращение с ними д. быть согласно со справедливостью и человеколюбием». Приняты б. меры и против медленности мор. судопр-ва и, наконец, наиб. интересные процессы стали печататься в «Мор. Сб.», что составило такую же «революцию» в в.-мор. суде, как допущение посторон. лиц в Мор. к-с в в.-мор. админ-ции. В 1857 г. В. Кн. учредил особый комитет по пересмотру свода мор. уголов. постановлений и поручил ему составить проект мор. судебн. устава на соврем. началах; для ознакомления с последними за границу б. командированы П. Н. Глебов (см. это слово) и Варранд. По утверждении основ. положений судебн. реформы б. собрана 2 нбр. 1862 г. к-сия для составления основ. положений военного и в.-мор. судов; основы б. утверждены 25 окт. 1865 г., а к нач. 1866 г. выработан подроб. проект уставов в.-уголов. судоустр-ва и судопр-ва. К. Н. руководил этим делом в полном согласии с воен. мин-ром Д. А. Милютиным, неуклонно держась основ. принципов «Судебн. уставов» 1864 г. Утверждение проекта последовало 15 мая 1867 г. Имя К. Н. тесно связано и с 3-ей крупной реформой — отменой телес. наказаний; когда в 1861 г. вопрос этот б. поднят офиц-но кн. Орловым, К. Н. поддержал его, считая, что «жестокость телес. наказаний и неумер. употребление их… м. ослаблять силу воен. дисц-ны, подрывая живую связь между оф-рами и н. чинами, поселяя в них чувства взаим. неуважения и нерасположения». Голос В. Кн. оказал особ. влияние на издание закона 17 апр. 1863 г., по к-рому шпицрутены и кошки отменялись вовсе, а телес. наказание допускалось только для разряда «штрафованных». В делах внеш. политики В. Кн. принимал также деят. участие; как чл. Сибирского и Амур. ком-тов он входил во всё, что касалось цен. приобретений, сделанных Муравьевым и Невельским на Дальн. Востоке. Гр. Муравьев-Амурский встречал с его стороны неизмен. поддержку и благожелат-сть. Большое участие проявил В. Кн. и при заключении Пекинск. договора (2 нбр. 1860 г.). Поддерживая кап. 1 р. Лихачева (см. это слово) при занятии им в 1861 г. о-ва Цусима, К. Н. встретил здесь упорное противодействие в кн. Горчакове. В 1862 г. В. К. б. призван к занятию поста Наместника Царства Польского, как раз в то время, когда б. готов разразиться польск. мятеж. Гос-рь пытался предотвратить его политикой примирения, и лучшим исполнителем его предначертаний, конечно, м. явиться только К. Н. На 2-й день по прибытии в Польшу В. Кн. сделался жертвой покушения; пуля легко ранила его в плечо. Политика В. Кн. по разн. причинам не имела успеха (см. Польское восстание), и в окт. 1863 г. он б. уволен от долж-ти Наместника. После польск. мятежа В. Кн. устранился от непосред. упр-ния мин-ством, передав его адм. Краббе (см. это слово), а сам после продолжит. загранич. путешествия обратился всецело к общегосуд. деят-сти, как председ ль Госуд. Совета (с 1 янв. 1865 г.). Этот пост он занимал в течение 16. л., продолжая проводить в жизнь начала, положенные в основание велик. реформ Александра II. Особенно близкое участие К. Н. принимал в дальнейш. устроении крестьян (освобождение от обязат. службы кр-н Бессар. губ., урегулир-ние землевладения на башкир. землях, учреждение особ. присутствий по крестьян. делам и др.), в упорядочении судебн. процесса и в делах народн. образования (город. и начал. уч-ща, учит. семинарии, реорг-зация Ярослав. и Нежин. лицеев, Томский унив-т). В вопросе насаждения у нас нарочитого классицизма по системе гр. Д. А. Толстого К. Н. высказался против этой реформы, но Гос-рь утвердил мнение меньшинства членов Госуд. Сов. В вопросе о всеобщ. воин. пов-сти гр. Милютин нашел в лице В. Кн. горячего сторонника проекта, утверждение к-раго в такой же степени обязано его влиянию, как и разъяснение многочисл. недоразумений, возникавших при применении нового закона «в том же духе, в каком он составлен». Одновр-но с председат-нием в Совете В. Кн. председательствовал в постоян. ком-те об устройстве сельск. состояния и в Александр. ком-те о раненых (с 18 авг. 1864 г.). Остается сказать еще о той любви и интересе, с к-рыми В. Кн. относился к рус. литературе, науке и музыке. В 1851 г. он берет на себя почин в деле посмерт. издания сочинений Гоголя, вырывая их из рук цензоров; он первый ставит на науч. почву изучение истории рус. флота, снабжает средствами науч. экспедиции Имп. рус. географ., общ-ва, покровительствует рус. археологическому и рус. музыкал. общ-вам. Его Императорское Высочество, Великий Князь Константин Николаевич.
Его Императорское Высочество, Великий Князь Константин Николаевич.
Состоя почетн. чл. Имп. ак-мии наук, Спб., дерптск. и казанск. унив-тов, одес. общ-ва ист. и древностей, Имп. спб. мед.-хирур. ак-мии, Михайл. артил. ак-мии и лондон. геогр. общ-ва, он действ-но интересуется всеми проявлениями челов. мысли в науке и критике жизни. В 1881 г., с воцарением Александра III, К. Н. удалился от дел. В день 50-летия своего Ген.-Адмиральства В. Кн. получил бриллиант. портрет своего Отца и Брата, вместе с рескриптом Имп. Александра III: «Имя Ваше, — говорилось в нём, — связано неразрывно с преобразоват. деят-стью минувшего царст-ния, и история не забудет, что в великом деле освобождения крепостн. крестьян Вы были ближайшим и усерднейшим помощником». К. Н. прожил не у дел еще 13 лет и 13 янв. 1892 г., после тяжкой и продолжит. болезни, скончался в г. Павловске. Памяти В. К. посвящен ряд статей, но подроб. описания деят-сти этого замечат. Ген.-Адм-ла и великого духом человека до сих пор не составлено. (Джаншиев, Эпоха велик. реформ; А. Ф. Кони, В. Кн. Константин Николаевич; П. Н. Семенов, «Русск. Старина» 1892 г., № 2; К. Житков, Светлой памяти В. Кн. К. Н., «Мор. Сб.» 1912 г., № 1; Манн, Обзор деят-сти мор. министерства).