ВЭ/ВТ/Дрейфуса дело

Дрейфуса дело
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Двина Западная — Елец. Источник: т. 9: Двина Западная — Елец, с. 221—223 ( скан )ВЭ/ВТ/Дрейфуса дело в дореформенной орфографии
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


ДРЕЙФУСА ДЕЛО, громк. процесс по обвинению кап. франц. армии Альфреда Дрейфуса в госуд. измене. Дело это началось в 1894 г. и в продолжение 12 л. занимало обществ. мнение Франции и всей Европы. Оно приобрело известность благодаря тому, что полит. партия клерикалов-антисемитов старалась использовать обвинение оф-ра-еврея, кап. Д. в выдаче секрет. документов иностр. воен. агенту в целях агитации против евреев-оф-ров франц. армии вообще, а особенно против службы их в глав. штабе. Обстоят-ва дела таковы: 24 снт. 1894 г. развед. бюро при ген. штабе доставило воен. мин-ру, ген. Мерсье, найденное в выброшен. бумагах герм. воен. агента в Париже, полк. Шварцкоппена "бордеро, т. е. препроводит. бумагу без числа и подписи, в к-рой сообщалось адресату об отправленных ему секрет. документах Бордеро свидетельствовало, что шпион давно уже имеет сношения с Шварцкоппеном и что сообщения, к-рые сделаны адресату, м. сделать только человек, близко стоящий к ген. штабу. Мерсье немедленно отдал распоряжение нач-ку ген. штаба Буадефру (см. это слово) и его пом-ку ген. Гонзу розыскать изменника. Когда начали сравнивать почерки оф-ров ген. шт. с почерком автора бордеро, то обратили внимание на большое сходство его с почерком Д. Вспомнили также, что Д. отличался особ. любопытством и подолгу оставался в штабе, изучая и знакомясь с разн. документами. Несмотря на всё это, для доказат-ва вины Д. необходимы б. более реальные данные, к-рые действ-но говорили бы, что изменник — Д., а не кто-либо другой; поэтому майору Пати-де-Кламу, любителю-графологу, б. даны на заключение образцы почерка Д. и бордеро. Ответ Пати-де-Клама гласил, что, "несмотря на нек-рое различие, почерк Д. похож на почерк бордеро, но для выяснения истины необходима настоящая экспертиза". Эксперты разошлись в своих мнениях; один из них, Гобер, дал заключение, что бордеро м. б. написано только Д., если не предполагать оч. ловкой подделки. На основании этих данных, Д. б. арестован 15 окт. 1894 г. Предварит. следствие б. поручено майору Пати-де-Кламу, к-рый, не найдя нов. данных, подтверждавших вину Д., представил дело воен. министру. Мерсье б. склонень дело Д. прекратить, сообщив в газетах, что дело шло о выдаче иностр. прав-ству документов, не имеющих особ. важн. значения. Однако, 1 нбр. газ. "Libre Parole" сообщила об аресте оф-ра-изменника Д., к-рый, будто бы, уже сознался в своем преступлении, но до сих пор не предстал еще перед судом лишь потому, что высш. воен. власти подкуплены евреями и намерены дело об измене Д. совершенно прекратить. Друг. газеты стали указывать, что Мерсье, идя навстречу желаниям евреев, решил замять это дело и что с отъездом ген. Буадефра в Спб., на похороны Имп. Александра III, Д. будет освобожден. Тогда Мерсье предал Д. воен. суду, к-рому передал секрет. документы, свидетельствовавшие, по его мнению, о несомнен. виновности Д.; однако, документы эти при разборе дела не б. предъявлены ни подсудимому, ни его защитнику Деманжу. Воен. суд, рассмотрев при закрыт. дверях дело Д., 22 дкб. единогласно признал его виновным в измене и приговорил к разжалованию и пожизн. ссылке в Кайену. Обществ. мнение б. возмущено снисходит-стью приговора. 5 янв. 1895 г. Д. б. разжалован и 17 янв. отправлен в ссылку на Чёртов остров. Однако, когда нач-ком разведоч. бюро ген. штаба б. назн. полк. Пикар, дело Д. приняло неожидан. оборот. Подобно своим товарищам, Пикар б. убежден в виновности Д. Получив, при своем назначении, от ген. Буадефра поручение пополнять досье Д. нов. доказат-вами его виновности, Пикар поручил это дело своему помощнику майору Анри. В мрт. 1896 г., за отсутствием Анри, Пикару б. переданы найденные в герм. посольстве бумаги; среди них была телеграмма, адресованная на имя майора Эстергази и подписанная обычной для Шварцкоппена буквой. Пикар решил, что помимо Д. среди оф-ров глав. штаба есть еще изменник и приступил к производству дознания в отношении Эстергази. Вскоре Пикар установил, что бордеро б. написано Эстергази и что тайн. досье Д. не содержит в себе ни одного явн. доказат-ва его вины; тогда он пришел к заключению, что имеет дело не с двумя изменниками, а с одним, и что Д. осужден за преступление Эстергази. О результатах следствия он доложил Буадефру и Гонзу, к-рые ему приказали отделить одно от другого и вести следствие по делу Эстергази, а не Д. В снт. 1896 г. в "Matin" появилось факсимиле бордеро, написанного рукой Д., и все заговорили о еврейск. синдикате, стремящемся спасти Д. и вовлечь Францию в войну с Германией. Воен. мин-р в парламенте заявил, что Д. осужден правильно и просил палату прекратить по делу Д. всякие дебаты. Между тем, Пикар б. удален из Парижа сначала в вост. Францию, а потом в Африку, под предлогом собирания сведений относ-но состояния границ. Но удаления Пикара было недостаточно, чтобы положить конец разговорам относ-но дела Д.; т. к. Пикар заявил, что в досье нет ничего, что могло бы служить доказат-вом вины Д., то Анри сам составил, на основании разл. клочков из писем итал. атташе Паниццарди, документ, в к-ром говорилось вполне определенно об изменнике-еврее Д. Появившееся в "Matin" факсимиле бордеро дало возможность франц. и иностр. экспертам сравнить почерк Д. с почерком бордеро, и результатом этого исслед-ния было общ. мнение, что Д. не был автором бордеро; с друг. стороны, вице-председатель сената Шерер-Кестнер б. извещен адвокатом Леблуа, что наст. изменником является Эстергази; это дало повод брату осужденного, Матье Дрейфусу, представить воен. мин-ру заявление с просьбой начать следствие против Эстергази. Тогда антисемиты стали утверждать, что в Европе организовался особый еврейск. синдикат, к-рый хочет вызвать во Франции междоусоб. войну, скомпрометтировать ген. шт. и устроить Франции нов. Седан. Произошел ряд евр. погромов, принявших в Алжире кровав. характер. При таких обстоят-вах велось следствие по делу Эстергази, суд над к-рым состоялся 11 янв. 1898 г. и окончился оправдат. приговором. Франция, ожидая конца дела Д., с радостью встретила этот приговор; полк. Пикар д. б. подать в отставку и б. заключен в тюрьму. Но дело не кончилось. 13 янв. 1898 г. В газете "L’Aurore" появилось открытое письмо Э. Зола на имя през-та Фора под заглавием "J’accuse". Зола обвинял ген. штаб, воен. мин-ров Мерсье и Бильо, ген. Буадефра, Гонза, Пелье и др. в том, что они сознат-но губили Д. и оправдали наст. виновника Эстергази. Письмо произвело больш. впечатление на общ-во, и прот-ки Д. выдвинули против Зола обвинение в оскорблении всей армии и воен. суда. Затем в стране начались беспорядки, направленные против евреев (в Нанте, Бордо, Марселе и др.). Часть общ-ва стала на сторону Д., начали образовываться кружки дрейфусаров, — людей, убежденных в невиновности Д. Особенно сильная агитация этих кружков началась тогда, когда на сторону дрейфусаров перешел популяр. политич. деятель Жорес. 23 фвр. 1898 г. над Зола состоялся суд, к-рый признал его виновным и приговорил к году тюрьмы и к 3 т. фр. штрафа. На разбират-ве дела Зола ген. Пелье представил нов. доказат-во виновности Д., а именно, письмо иностр. атташе к другому, в к-ром говорилось об этом еврее. Наступившие затем выборы в парламент показали, что страна, наконец, поверила в виновность Д., т. к. глав. его защитники Жорес и Рейнак б. забаллотированы. Новая палата выделила из своего состава мин-ство во главе с Бриссоном; воен. мин-ром стал Кавеньяк, прот-к Д.; он решил оконч-но убедить палату и страну в виновности Д. и в своей речи в парламенте сослался на документы: один, в к-ром говорилось: "эта каналья Д...", и другой, в к-ром также значилась буква Д., и, наконец, привел документ, о к-ромь на суде говорил Пелье и к-рый служил достаточ. доказат-вом сношений еврея с атташе. Речь Кавеньяка произвела сильн. впечатление и удовлетворила членов парламента, к-рые выразили новому прав-ству полн. доверие. Но на след. день полк. Пикар заявил в печати, что документ с буквой Д. не относится к Дрейфусу, а другой, где говорится о еврее, носит следы подделки; в заключение Пикар просил, чтобы по этому поводу его выслушали компетент. лица. За это выступление в печати Пикар б. арестован, и к нему б. предъявлено обвинение в опубликовании в печати служеб. тайны. Между тем, Кавеньяк поручил проверить подлинность документов майору Кинье; последний установил подделку документа, на к-рый ссылались как Пелье в процессе Зола, так и Кавеньяк в парламенте. 30 авг. Анри, в присутствии воен. мин-ра Кавеньяка, ген. Буадефра, Гонза и Рожье, сознался в подлоге, б. арестован и 31 авг. в тюрьме покончил с собой. В тот же день Эстергази бежал в Лондон. Пересмотр дела был неизбежен, к тому же и Эстергази заявил, что он — автор бордеро. Бриссон постановил, чтобы министерство собственной властью передало дело Д. на нов. рассмотрение; но на это требование Кавеньяк ответил отказом и выходом в отставку; на его место б. назначен ген. Цурлинден. Встреченный враждебно клерикальной партией, Цурлинден на просьбу мин-ра юстиции прислать ему досье (дело) Д., ответил письмом, в к-ром говорил, что Д. виновен, и пересмотр его дела излишен. Затем и Цурлинден подал в отставку, и на его место б. назн. ген. Шануан; дело Д. б. передано в угол. палату кассац. суда. Вся страна разделилась на 2 лагеря, к-рые старались воздействовать в своих интересах на правительство. Положение последнего сделалось безвыходным, т. к. в деле Д. оно б. лишено должн. самост-ности, и, благодаря этому, ген. Шануан также вышел в отставку; вслед за ним тоже самое б. принужден сделать и Бриссон. Отставка Бриссона подняла надежды антисемитов, и реакция приняла грандиоз. размеры, угрожая существованию самой республики. Это обстоят-во побудило респ-канцев объединиться, и при выборах в през-ты б. проведен Э. Лубэ, — сторонник пересмотра дела Д. Кассац. палата тем временем установила подделку документов, на основании к-рых Д. б. обвинен. 7 авг. 1899 г. начался 2-ой процесс Д. в Ренне. Свидетелями против Д. выступили ген. Мерсье, Бильо, Кавеньяк, Цурлинден, Шануан, Гонз и др.; все они настаивали на виновности Д. и говорили об опасности для отечества в случае оправдат. приговора. Находясь под влиянием этих показаний, воен. суд, состоя из оф-ров в чинах не старше полк. и находившихся в прям. подчинении у генералов-свидетелей, вынес Д. обвинит. приговор, признав, однако, смягчающие вину обстоят-ва, по к-рому Д. д. б. отбыть 10-лет. заключение. Обществ. мнение не замедлило подвергнуть критике постановление суда; в республик. газетах говорилось: 1) что воен. суд нисколько не считался с указаниями кассац. палаты; 2) раз Д. виновен, то не могло б. никаких смягчающих вину обстоят-в; в заключение респ-канцы в виду явн. нарушений, допущенных при разбират-ве дела, потребовали предания суду нек-рых должност. лиц. Идя навстречу требованиям респ-канцев, прав-ство, тоже уверенное в невиновности Д., 19 дкб. издало декрет, в силу к-раго Д. б. освобожден от отбывания наказания; воен. мин-ром ген. Галлифе для того, чтобы прекратить агитацию в армии по делу Д., также б. издан приказ, запрещающий всякое выступление по этому поводу; в 1900 г. Вальдек-Руссо провел закон об амнистии лиц, причастных к делу Д. Несмотря на это, приговор Реннск. суда не переставал волновать франц. общ-во; это привело к тому, что воен. мин-р Андре решил произвести расслед-ние в своем министерстве. Расслед-ние открыло нов. обстоят-ва и подделки Анри, к-рые не б. известны ни кассац. суду 1899 г., ни Реннск. суду. На основании этих данных расслед-ния, Д. в нбр. 1903 г. подал кассац. жалобу. Целый год продолжалось расслед-ние палаты, б. вызвана масса нов. свидетелей, б. представлено много докладов генералов; все показания были в пользу Д., и на основании их кассац. суд нашел возможным произвести пересмотр процесса Д.; 15 июля 1906 г., под председательством Бало-Бопрэ, открылись заседания соединен. палат. Разбор дела начался докладом Моро, к-рый доказывал необходимость передачи дела Д. в нов. суд и затем привел данные, к-рые защитник Д. и генерал. прокурор считали поводом к кассации приговора воен. суда, а именно: 1) Д. обвинялся, как госуд. изменник, тогда как в действиях его нельзя усматривать измену, а только шпион. деят-сть; 2) декрет 19 дкб. 1899 г. об освобождении Д. от наказания; 3) оправдание Эстергази. После Моро говорил прокурор Бодуэн. Он припомнил данные, послужившие для обвинения Д., привел их несостоятельность и особенно подробно остановился на бордеро, послужившим основанием для обвинение Д. Бодуэн указал также и на волнение общ-ва, в особ-сти клерикалов-антисемитов, старающихся добиться обвинения Д., на отношения, господствующие в глав. штабе к евреям-оф-рам, и объяснил, что, благодаря всему этому, обвинение пало именно на Д. Затем слово б. предоставлено защитнику Д. Морнару, к-рый развил в своей речи ту мысль, что Д. явился жертвой антисемитизма. После речи Морнара, к-рой закончился разбор дела, суд приступил к совещанию. На разрешение палат б. поставлены следующие вопросы: 1) можно ли считать новые данные (найденная телеграмма 5 янв. 1895 г., находка записки Байля, ложные показания Чернусского и др.), как неизвестные Реннск. суду, достаточ. поводом к пересмотру дела; 2) должна ли быть кассация без или с передачей дела в друг. суд. Резолюцией суда: 1) аннулирован приговор Реннск. суда, осудившего Д. к 10 г. заключения, 2) объявлено, что осуждение Д. сделано по ошибке, 3) принят отказ Д. от денеж. вознаграждения, 4) объявлено, что вместо этого, приговор суда д. б. афиширован в Париже и Ренне и напечатан в "Journal Officiel" и в друг. газетах по выбору Д., 5) дано право Д. опубликоват его на счет казны в 50 друг. газетах, 6) постановлено, чтобы приговор б. занесен в протоколы воен. суда в Ренне наряду с аннулированным приговором. Через 2 дня после объявления приговора суда, Д. б. восстановлен в правах, произведен в майоры и назначен в арт. упр-ние Венсеннского форта. Однако, Д. не захотел долее служить и вышел в отставку. ("Воен. Голос" 1906 г., №№ 156, 162, 163; Paul Desachy, Bibliographie De l’Affaire Dreyfus; J. Reinach, Histoire De l’Affaire Dreyfus; Jaurès, Les Preuves; Clemenco, статьи в газ. "L’Aurore; Zola", La vérité en marche; A. Dreyfus, Cinq années De ma vie).