ВЭ/ВТ/Англо-бурская война 1899—1902 гг.

Англо-бурская война 1899—1902 гг.
Военная энциклопедия (Сытин, 1911—1915)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Алжирские экспедиции — Аракчеев. Источник: т. 2: Алжирские экспедиции — Аракчеев, с. 456—466 ( РГБ · commons · индекс )ВЭ/ВТ/Англо-бурская война 1899—1902 гг. в дореформенной орфографии


АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА 1899—1902 г. После овладения Англией в 1815 г. Капской землей, населенной по преимуществу голландскими выходцами — бурами, возникло недовольство последних англ. управлением. Началось массовое переселение буров на с., в Наталь и за р. Оранжевую, но Англия принудила переселенцев и здесь признать свою верховн. власть. В 1848 г. часть буров ушла еще дальше на с. и, образовав здесь в 1852 г. Трансваальскую республику, сохранила свою независимость до 1877 г., когда республика, путем дальнейшего распространения англ. влияния, вошла в состав англ. владений. Буры отнеслись к этому безучастно, тем более, что Англия обещала республике широкую автономию. Однако, эти обещания не были исполнены; англичанами принимались все меры к закреплению за собой новых владений. Начавшиеся вследствие этого недоразумения в 1880 г. перешли к открытому сопротивлению со стороны буров. Удачные их действия в боях при Ленгс-нэке и Маюбе привели в 1881 г. к соглашению, по которому Трансвааль, признавши верховн. права Англии, получил внутрен. автономию; а затем своей осторожной и мудрой политикой республика добилась того, что Лондонская конвенция 1884 г. свела почти к нулю англ. захват 1877 г. Между тем, открытие в 80-х гг. в Трансваале золотых приисков дало сильный толчок экономич. развитию страны и вызвало наплыв иностранцев (уитлендеров), а также прилив иностранных капиталов. С этих пор Трансвааль приобрел для Англии большую экономическую ценность, а по утверждении англ. влияния в Египте — и политическое значение; Англии представилась возможность захватить в сферу своего влияния весь материк Африки, от Каира до Капштадта. В виду того англичанами вырабатывается план захвата Трансвааля, инициаторами коего явились министр колоний Чемберлен и представитель больших золотопромышленных компаний и первый министр Капской колонии — Сесиль Родс. В основу этого плана были положены политические претензии уитлендеров (преимущественно англичан), требовавших уравнения в политических правах с бурами. Одновременно с этим, в конце 1895 г., делается попытка захватить республику открытою силой; для этой цели С. Родс организует разбойничий набег на Преторию с севера со стороны Родезии; набег этот предпринятый отрядом доктора Джемсона, был успешно отбит бурами. Вслед за этим республике предъявляется ряд требований об уитлендерах, и хотя почти все эти требования удовлетворяются, Англия начинает подготовку к войне. Трансвааль, в свою очередь, также готовится и закрепляет ранее заключенный союз с Оранжевой республикой. 29 авг. 1899 г. Чемберлен выступает с новыми требованиями, на которые буры отвечают предъявлением ультиматума. 29 сент. Лондонский кабинет отказывает в его исполнении и через несколько дней открываются враждебные действия. Театром военных действий служили: сев.-вост., пограничная с Оранжевой республикой, полоса Капской колонии, шир. от 100 до 150 вер., вся територия Оранжевой республики, южн. часть Трансвааля и часть Наталя. Вся эта площадь (без Наталя) представляет собою возвышенное плато, постепенно понижающееся от с.-в. к ю.-з. и достигающее наибольшей высоты в с.-в. части. На всём пространстве её разбросаны в беспорядке небольшие цепи каменистых гор и группы отдельных холмов. Те и другие повсюду доступны и имеют лишь тактическое значение. Драконовые горы (Дракен), резко отделяющие Наталь от Оранжевой и Трансваальской республик, состоят из ряда труднопроходимых цепей с глубокими долинами; наивысшие точки их достигают высоты 9 т. ф. над уровнем моря. На востоке горы круто обрываются, на западе же незаметно переходят в равнинное плоскогорье Оранжевой республики. Стратегическая важность их обусловливается малой доступностью с вост. стороны и направлением, пересекающим пути от побережья Наталя вглубь бурской територии. Число рек велико, но все они отличаются непостоянством уровня, всецело зависящим от количества осадков. Стоячих вод почти нет, ключей и кододцев весьма ограниченное количество. Древесная растительность крайне скудна. Благодаря этому, местность имеет совершенно открытый, степной характер. Некоторым исключением являются Драконовые горы. Грунт отличается крайней плотностью, а потому в сухое время годен для движения войск и обозов даже без дорог, в дождь представляет огромные трудности для движения даже по дорогам. Климат страны совершенно континентальный, почти одинаковый в сев. и юж. её частях. Отличительную его особенность составляет резкая разница в температуре дня и ночи, особенно зимою, сухость воздуха и удушливые жары, с трудом переносимые европейцами. Население обеих ю.-африк. республик ко времени открытия военных действий состояло из белого и цветного племен. Число белых доходило до 400 т. ч., в том числе собственно буров 250 т. ч., остальные же 150 т. ч. приходились на долю пришлого элемента, главным образом, англичан и немцев, живших исключительно в городах, где они занимались торговлей и ремеслами. Черное население, принадлежавшее к племенам бечуанов и базутосов, доходило до миллиона чел. Значительных населенных пунктов в пределах обеих республик почти не было. Все они, за исключением Блюмфонтейна (12 т.), Претории (40 т.) и Иоганесбурга (102 т.), имели каждый не более 6 т. жит. Главное занятие жителей составляло скотоводство, земледелием же занимались лишь сообразно с потребностями местного белого населения. Железнодорожная сеть театра войны была, в общем, слабо развита. Главными линиями были: 1) Капштадт, де-Аар, Кимберлей, Мефкинг (1300 в.) и продолжение её на Булувайо (700 в.), как связь Капской колонии с областями, находившимися под британским протекторатом; 2) Порт Елизабет, Мидельбург, Колесберг, Блюмфонтейн, Иоганесбург, Претория (1.100 в.); 3) Ист-Лондон, Квинстоун, Спрингсфонтейн (400 в.); 4) Дурбан, Ледисмит, Ньюкестль, Иоганесбург, Претория (775 в.) с ветвью Ледисмит-Кроонштадт; 5) Лоренцо-Маркес, Претория (частью в португальских пределах). Все ж. д. были построены в одну колею, шириною 3 ф. 6 дм, с очень крутыми горизонтальными и вертикальными уклонами. Шоссированные дороги на всём пространстве обеих республик, кроме Иоганесбургских золотых приисков, существовали только в черте городских поселений, грунтовые делились на большие (шириною в несколько колей), соединявшие более значительные населенные пункты, и малые (в одну колею), отходившие от больших проезжих дорог к отдельным фермам и зарождающимся городам. Качество тех и других находилось в прямой зависимости от количества выпадающих дождей. — Ю.-Африк. республики не имели в своем распоряжении крепостей или укреплений в европейском смысле этого слова, если не считать укреплений, выстроенных вокруг Претории, и форта-цитадели в Иоганесбурге. При этом, укрепления Претории обладали большими недостатками, делавшими их совершенно бесполезными. Форт Иоганесбурга имел значение, как цитадель, долженствовавшая держать в повиновении городское население. Кроме того, были еще незначительные укрепления, разбросанные по бурской територии, но они предназначались в качестве опорных пунктов на случай столкновения с местными горными племенами. Вооруженные силы союзников составляло всё белое мужское население в возрасте от 16 до 60 лет, жившее в пределах республики. Цветное население, вообще обязанное воинской повинностью, во время англо-бурской войны не призывалось, равно как и иностранцы, прожившие более 2-х лет в стране и обязанные выступать в военный поход. В мирное время буры никаким сборам не подлежали и военному делу совершенно не обучались. Единственная забота правительства в этом отношении заключалась в том, чтобы развить и поддержать в населении искусство стрельбы из винтовок. В в.-административном отношении вся територия южно-африканск. республик была разделена на округа, называвшиеся дистриктами, дистрикты — на фельд-корнетства. Число последних в каждом дистрикте колебалось от 2 до 6. Во главе дистриктов стояли команданты, во главе ф.-к. — фельд-корнеты. Те и другие избирались на 3 года. К 1 янв. 1899 г. дистриктов было: в Трансв. — 21 и в Оранж. р. — 18. Обязанностью фельд-корнетов, с момента объявления мобилизации, было производство призыва буров и организация их в «командо» — высшую тактическую единицу. Численный состав «командо» в начале войны колебался от 300 до 1 т. чел., позже установлен был в 300—500 чел. При мобилизации буры обязаны были являться в главный пункт своего округа комплектования с собственным вооружением, снаряжением, конем и 15-дн. запасом продовольствия. Несостоятельным бурам всё это выдавалось от правительства. Начальствование над людьми всего округа возлагалось на команданта. Команданты подчинялись фехт-генералам, эти последние, в свою очередь, ассистентам ген.-команданта (в Трансваале к началу войны их было 5) и, наконец, ассистенты — ген.-команданту (ген. Жуберу; в Оранж. респ. не было). В юж.-африк. республиках содержались в мирное время и постоянные войска, а именно — в Трансваале: артиллерийский отряд (19 оф. и чин. и 380 н. ч.) и полиция, расположенная в Претории и Иоганесбурге (17 оф. и 1259 н. ч.) и, кроме того, имелся отряд полиции в Свазиланде в числе 353 н. ч. при 8 оф. В Оранжевой респ. — тоже артиллерийский отряд в составе 4 оф., 19 унт.-оф. и 140 ряд. Эти постоянные войска не являлись, однако же, кадрами для формирования из них в военное время каких-либо новых войсковых единиц. Списочное число военно-обязанных буров к 1 янв. 1899 г. было 29.279 ч. в Трансваале и 17.381 ч. в Оранж. р. В действительности, число вооруженных буров никогда не превышало 30 т. ч., а из этого числа ни разу не участвовало в сражении более половины. К указанному выше числу вооруженных буров следует добавить еще 8675 добровольцев (в том числе 6 т. африкандеров), пришедших на помощь бурам. Вооружение буров было до крайности разнообразно. Наиболее распространенным ружьем было Генри-Мартини (кал. 10 мм, наибольшая дальность 2 т. шаг., стрелявшее дымным порохом), замененное накануне войны магазинной винтовкой Маузера обр. 1893—95 гг., 7 мм калибра, с магазином на 5 патронов. Число патронов в запасах Трансвааля доходило до 44 милл. (17 м для маузер. в.) и 45 м. — в Оранж. респ. Патронных заводов на територии обеих республик не было. Артиллерия буров была весьма незначительна; в Трансваале имелось всего: 10 орудий крупных калибров Крезо и Круппа, 34 полев. ор. (75 и 35 мм.) разных систем и 21 пулемет. В Оранж. респ. было: 14—75 мм пол. ор. Круппа обр. 1892 г., 6—6 фнт. и 3—3 фнт. горн. ор. сист. Армстронга, 3—10 мм пул. сист. Ли-Метфорда и 1—37 мм пул. сист. Круппа. К указанному числу орудий союзников надо добавить еще 11 ор. Армстронга, захваченных бурами у англичан при Колензо (3 дек.) и 7 ор. той же системы, взятых ген. Деветом у Саннаспоста (18 марта). В начале войны все эти орудия были снабжены снарядами в достаточной мере. Впоследствии часть снарядов была изготовлена уже в Претории и Иоганесбурге, часть доставлена через бухту Делагоа, а наибольшее их количество было захвачено с боя у англичан. — Походные движения буров как вне сферы, так и в непосредственной близости противника, совершались без применения какого бы то ни было строя. Люди и обоз перемещались вперемежку, при чём остановки в пути производились не в заранее определенных местах, а там, где кому было удобнее. Орудия, двигавшиеся вместе с командо, не могли, при этих условиях, иметь какое-либо определенное место в колонне. Выгоды подобного способа передвижения заключались в сохранении сил лошадей, благодаря чему бурские командо легко делали переходы в 70 в. и более, если за ними не следовал обоз, запряженный волами. При расположении на отдых, буры разбивали лагери, отдельные для каждого командо, а при занятии длинных позиций — несколько лагерей. Повозки обоза размещались при этом обыкновенно в виде 4-угольника, внутренность которого занималась палатками, расставленными в произвольном порядке. Квартиро-бивачно буры никогда не располагались. Охрана лагерей, находившихся далеко от противника, не производилась вовсе, а потому лагери вовсе не были обеспечены от нечаянных нападений. Лагери, находившиеся на позициях, охранялись по ночам «брандвахтами», имевшими по существу, характер отдельных оборонительных застав (40—50 чел.). Днем для наблюдения за противником особого наряда не делали. Служба на постах и брандвахтах исполнялась, в общем, очень небрежно, но зато выбор мест для их расположения был всегда удачен. Добывание сведений о противнике в войсках юж.-африк. республ. поручалось, главным образом, тем же брандвахтам, на которые была возложена и служба охранения. Особые разъезды, называвшиеся «патрулями», каждый силою 100—150 чел., высылались редко. Служба связи между отдельными колоннами во время движения совершенно не была организована, тогда как связь между отдельными участками позиции, а равно последних — со ставкой старшего начальника, поддерживалась всегда при помощи гелиографных, реже — полевых телеграфных линий. Замечательное искусство стрельбы, в связи с отсутствием тактической подготовки к совокупным действиям, отсутствие заранее составленных инструкций и уставов и врожденная осторожность заставили буров предпочитать оборону атаке. Отсюда — обычный тактический прием бурских командо, употреблявшийся ими в начале войны и состоявший в том, что стрелки занимали вершины и гребни холмов, тянувшиеся перпендикулярно пути наступления противника, а лошадей своих располагали укрыто у подошвы занятых холмов. Буры располагались при этом в одну линию, без каких либо поддержек или резервов. Получалось сильное огневое действие, но такой боевой порядок не позволял парировать случайностей и восстанавливать бой там, где противником одержан частный успех. Позиция, занимаемая бурами, обыкновенно укреплялась. Роль старших начальников сводилась чаще всего к выбору позиции, распределению её между командо, указанию, как ее усилить и разместить артиллерию. Руководства боем в общепринятом смысле не было. Каждый стрелок действовал по своему собственному усмотрению, оставаясь на позиции до тех пор, пока это признавал нужным и полезным, а затем отступал на новую позицию. Артиллерия разбивалась по всему фронту по-орудийно, в лучшем случае группою в 2—3 ор. Огонь из орудий открывался лишь тогда, когда представлялась возможность поразить колонны или цепи противника. Пассивное выжидание фронтальных атак на заблаговременно укрепленной позиции считалось бурами наиболее выгодным. По прошествии ½ года войны, ход военных событий заставил буров изменить первоначально сложившиеся у них взгляды на способы ведения боя: отказаться от растянутых позиций, легко прорываемых и обходимых с флангов; уменьшить тяжелый обоз; организовать небольшие команды, силою от 500 до 1 т. ч., для нападения на изолированные неприятельские отряды и в особенности на его комуникационные линии. Вновь принятый способ действий медленно прививался и первое время не принес им существенных выгод. С течением времени, однако, буры, оценив его преимущества, перешли к активным действиям, а под конец войны — и к партизанской войне, наиболее отвечавшей организации буров и их военным качествам. По окончании мобилизации (в Трансв. 19 сент. и в Оранж. р. 29 сент.), соединенные силы обеих республик численностью в 45 т. ч. при 80 ор. и 30 пулеметах сосредоточились у границы Наталя в трех группах: 1) восточная, численностью в 25 т. ч. при 40 ор. и 16 пул., расположилась, под нач. ген. Жубера, дугой на линии Фолькеруст-Валкестром-Врихейд, имея отдельный отряд у ф. Эвелина. Главные силы этого отряда стояли у Фолькеруста, бл. с.-з. угла Наталя, в 1-м переходе от важного дефиле Ленгс-нэк; 2) южная, из 6 т. оранжистов при 20 ор. и 6 пул., была расположена у Спрингсфонтейна и Аливаль-Норта; 3) западная, под командой ген.
Иллюстрация к статье «Англо-бурская война 1899—1902 гг.». Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg
Кронье, из 10 т. оранжистов и трансваальцев при 20 ор. и 8 пул. — в двух местах у Босгофа и близ границы, напротив Мефкинга. Кроме того, несколько мелких отрядов наблюдали границы. Состав английских войск на театре войны до августа-сентября 1899 г. был следующий: в Натале — 4 бат. пех., 2 полка конницы и 4 полевых батареи, и в Капской области — 2½ бат. пех. и 2 крепостные артиллер. роты. Общая численность их не превышала 7 т. ч., а с колониальными — 19 т. ч., из которых обученных не более 11 т. ч. Кроме того, имелись еще: в Кимберлее — 2500 ч. при 20 ор., из коих собственно англ. войск было лишь ½ роты, остальные же принадлежали к местным войскам; в Мефкинге — 1000 волонтеров при 6 ор. под нач. полк. Баден-Поуэля; в Родезии, в общей сложности, 1000 полицейских и волонтеров при 6 ор. (большая часть их была расположена близ ф. Тули). С прибытием первых подкреплений из Индии, общая численность войск возросла до 28 т. (с волонтерами в Кимберлее и Мефкинге), но группировка их осталась та же: в Капской колонии — 4½ бат., 2 креп. артил. роты — всего 4500 чел. регулярных и 7000 ч. местных войск с 12 ор. и в Натале — 10 бат. пех., 11 эск., 42 ор. и 4 р. инженерных войск регулярных, 2 бат. пеш. волонтеров и несколько конных местных команд с 9 орудиями устаревших образцов — всего 13 т. ч. при 51 ор. (10 т. пех. и 2500 ч. кон.), из которых только около 50 % были способны, по своим боевым качествам, к самостоятельным действиям. Капские войска были расположены кордоном вдоль по границе и в узлах ж. д. линий. Благодаря своему удалению, малочисленности и разбросанному расположению, они не могли принять активного участия в первоначальных операциях и отступили под первым натиском противника. Натальская группа, против которой направлены были с самого начала главные силы буров, была сосредоточена к 27 сент. в 2 пунктах: 1) 4000 ч., под нач. ген. Уайта, в Ледисмите, и 2) 6000 ч. — ген. Симонса — у Гленко (в 60 в. к с.-в. от Ледисмита), остальные — на сообщениях. Гарнизоны Кимберлея и Мефкинга предоставлены были на неопределенное время своим собственным силам. Местное ю.-афр. население дало Англии к 1 фев. 1901 г. 30.319 ч. (1387 оф. и 28.932 н. ч.). Первые подкрепления из Англии, в виде 1 арм. кор. (1721 оф., 44.977 н. ч.), прибыли в период времени с 25 окт. по 11 дек. 1899 г. По первоначальному плану три пех. див. 1 корп. должны были высадиться в портах Капштадт, Елизабет и Ист-Лондон. Оттуда они подлежали перевозке на с. по ж. д., чтобы затем развернуться на фронте де-Аар — Стромберг, в 80 км от границы, закончить в этих пунктах свою организацию, пополнить запасы до норм военного времени, а затем, следуя вдоль ж. д. линий, переправиться через р. Оранжевую у Гопстоуна, Норвальс-Понта и Бетули и двинуться далее на Кимберлей, Блюмфонтейн, Преторию. Однако, когда первые части экспедиц. корп. прибыли в Капскую кол., ген. Буллер под давлением общественного мнения и принимая во внимание, что ген. Уайт был блокирован в Ледисмите, Кимберлей и Мефкинг были осаждены бурами, а к ю. от р. Оранжевой буры разрушили ж. д. и старались поднять африкандеров, направил первые прибывшие войска (около 2½ пех. бриг. с кав. и арт.) в Дурбан; 1 пех. бриг., гвардию, часть 3-й бриг. с кав. полк. и кон. бтр. — в состав дивизии Метуэна, предназначенной для деблокирования Кимберлея, в направлении на Капштадт-де-Аар и 3 бат. пех. с кон. бтр. из Ист-Лондона на Квинстоун. Ближайшим результатом изменения плана операций явилась раздробленность 1 корпуса, опоздание в открытии воен. действий и затруднения в организации новых отрядов и выработке нового плана кампании. Общее расположение сил обеих республик в первые дни окт. было следующее. Трансваальцев: 7—8 тыс., под нач. Жубера, — у Зандспруйта; 3—4 т., под нач. Луки Мейера, — у Врихейда; 4 т. — в окрестностях Зеерустра и Мальмони — для наблюдения за г. Мефкингом, и ряд отрядов, общею численностью в 3—4 т., на сев. границе. Оранжисты были расположены: 1½—2 т. ч. — на перевале у Дракенсберга; 7—8 т., под нач. Кронье, у Богсгофа и 4 т. — на ю. границе Оранжевой республики — для наблюдения за мостами и бродами на р. Оранжевой. Меры, принятые первоначально обеими республиками, были оборонительного характера; при этом, обе республики заботились каждая о защите только своей, наиболее угрожаемой, части територии. Позже буры, поняв обстановку, сложившуюся особо благоприятным для них образом, решили перейти в наступление: Жубер — от Зандспруйта через Ленгс-нэкский перевал для занятия Верх. Наталя, оранжисты — на помощь осаждавшим Ледисмит; но общего плана наступления, согласованного с обстановкой, у них не было, и всё сводилось лишь к согласному преследованию второстепенных целей. Действительно, завоевание Верх. Наталя могло привести в лучшем случае к уничтожению большей части находившихся там английских войск, в то время как вторжение буров в Капскую колонию могло повлечь за собою общее восстание, уничтожение английских гарнизонов, истребление запасов, разрушение ж. д. и, наконец, базы англичан — их портов. Наступление начато бурами 30 сент. старого стиля, одновременно на всех границах. В этот день буры взорвали мост на р. Моддер, к ю. от Кимберлея, 1 окт. овладели ст. Бордер, в 50 мил. к с. от Кимберлея, а 3-го — закончили обложение гг. Мефкинга и Кимберлея. К 5-му большая часть сил Жубера, бывших до того у Зандспруйта, собралась у Ньюкэстля с целью дальнейшего движения на Гленко; оранжисты двинулись на Актон, угрожая мосту у Колензо, а отряд Луки Мейера, перейдя р. Буффало, намеревался атаковать войска ген. Симонса (4 эск., 18 ор.), стоявшего лагерем у Дэнди. Первые сведения о противнике ген. Симонс получил еще 2-го, но особых мер для своего охранения не принял. На рассвете 8-го окт. буры неожиданно для англичан обстреляли их лагерь артил. огнем (6 ор.). В происшедшем затем бою англичане атаковали с фронта высоты Талана-Хиль, занятые бурами. Последние, не приняв удара, отступили. Преследования не было. Нравственное впечатление успеха англ. оружия ослаблено было, однако, значительными потерями (39 оф. и 407 н. ч. уб., ран. и плен.), в то время как буры потеряли всего лишь 10 уб. и 20 ран., и взятием в плен части конного отр. (1 эск. 18-го гус. п. с пулем. и кон. пех.), имевшего задачу обойти правый фланг неприятеля. Сам нач. отряда ген.-м. Симонс был убит. По окончании боя англичане отошли в свой лагерь, а в ночь с 10-го на 11-е, когда выяснилось, что Гленко уже занят бурами, и что войска Жубера подошли к Талана-Хиль, поспешно отступили, не преследуемые бурами, на Ледисмит, бросив раненых, весь лагерь и большую часть обоза. Того же 8 окт. произошло второе сраж., при Эландслаагте. Ген. Уайт, убедившись, что ж. д. ст. Эландслаагте занята, приказал ген. Френчу выбить неприятеля и восстановить сообщения с Гленко. Последний имел первоначально 5 эск. кав., 6 ор., 4 р. пех. и отр. сапер, но затем к нему прибыли на поддержку 5-й ул. полк, 2 батар. (21-я и 41-я), 1-й бат. девонширцев и 5 рот гайлендеров Гордона. Располагая этими силами, ген. Френч, руководивший боем, несмотря на присутствие ген. Уайта, направил: с фронта девонширцев, в обход правого фланга буров 5 эск. и в обход лев. фл. их, намеченного для решительной атаки, гордонцев, манчестерцев и всю остальную кавалерию. Наступление англ. с фронта задерживалось открытою местностью. В цепь были влиты все резервы, части перемешались, однако действия артиллерии, а главн. обр. — колонны, вышедшей в обход лев. фл., сделали свое дело: команда ген. Коха с герман. и голланд. легионами, не принявши штыкового удара, отступила, оставив на позиции 2 ор. Максима и часть лошадей. Потери буров — 30 уб., 55 ран., 107 плен.; потери англ. — 35 оф. и 225 н. ч. уб. и ран. После дела у Эландслаагте англичане возвратились в Ледисмит. Ген. Уайт, опасаясь перерыва сообщений с отр. ген. Юля (заменившего собою убитого Симонса), выступил 12 окт. с большею частью своих сил по эландслаагтской дороге, но у Рейтфонтенских высот задержан был отрядом буров. В происшедшем столкновении обе стороны ограничились перестрелкой, продолжавшейся до 2 ч. дня, после чего ген. Уайт вернулся в Ледисмит. Ген. Юль со своим отрядом к вечеру 12 окт. дошел только до долины р. Вашбанк, т. е. самого опасного места не успел еще миновать. Потери англ. за 12-е — 7 оф., 108 н. ч. уб. и ран. К 14 окт. все англ. войска Наталя были собраны в Ледисмите. Численность их доходила до 12 тыс. Против них к 17-му сосредоточено было на высотах к з., с. и в. от Ледисмита до 15 тыс. милиционных войск буров. Ген. Уайт, находя, что настоящий момент весьма удобен для нанесения решительного удара противнику, решил 18-го перейти в наступление всеми своими силами (11 б., 4 роты, 16 эск. и 48 ор.), для чего войска были разделены на 5 колонн, из коих лишь две (5 б., 8 э. и 24 ор.) предназначались для наступ. действий, а большая часть войск была назначена для охранения флангов и других задач оборонит. характера (см. Ледисмит). До 11½ ч. дня успех не склонялся ни на чью сторону, но ген. Уайт, считая, тем не менее, что на достижение решительного результата шансов мало, решил отступить. Буры этому не мешали, ограничившись успехом, одержанным над отр. полк. Карлстона (1½ б. и 6 ор.), который, благодаря значительному выдвижению вперед, был окружен бурами и, после упорного боя, сдался на капитуляцию. За день 18-го окт. у англ. выбыло из строя: 6 оф., 63 н. ч. уб.; 10 оф., 239 н. ч. ран. и 37 оф. 917 н. ч. пленными. В общем, англ. войска, согласно задания на 18-е, должны были действовать на фронте в 15 км, в расходящихся направлениях, притом без взаимной связи, имея предметом действий не противника, а местность. После поражения 18-го окт. ген. Уайт предпочел остаться в Ледисмите, т. к. считал позицию на р. Тугеле недостаточно сильною, и приступил к приведению этого города в оборонительное состояние. 21-го октября Ледисмит оказался отрезанным от сообщений и началась его блокада. Прибывший в это время (19-го окт.) в Капштадт гл-щий (ген. Буллер) отказался от своего первоначального плана — наступать через равнины Оранжевой республики и направил все войска экспедиц. корпуса на формирование двух, почти одинаковой силы, отрядов, предназначавшихся для деблокирования Ледисмита и Кимберлея. Из них последний, составленный, главным образом, из войск, высаженных 11—16 ноября в Капштадте и перевезенных в Оранж-Ривер для окончания мобилизации (1-я гвард. бриг. ген. Кольвиля, 4 б., 9-я бриг. ген. Поля Карью, 3½ б., флот. отр. с 4 ор., 2 батар., 9-й уланск. п. с ½ бат. конн. пех. и пионер. рота № 75), 9-го ноября выступил по направлению на Кимберлей. В происшедших затем столкновениях на высотах под Бельмонтом (11 ноября) и при Эслине (13 ноября) действия дивизии Метуэна не отличались решительностью и сводились к ряду фронтальных атак. В бою под Эслином обращает на себя внимание назначение в прикрытие к обозу всей гвардейской бригады. Потери англичан в том и друг. сраж.: 38 оф. и 476 н. ч. уб. и ран. Численность отряда буров не превышала 1500 чел. Дав своим войскам отдых в течение 14-го, Метуэн подошел 16-го к р. Моддер, переправа через которую занята была ген. Делареем с отр. в 1 т. оранжистов и 800 трансваальцев. Несмотря на свою малочисленность, буры оказали упорное сопротивление. Их успеху содействовали ошибки англичан: отсутствие разведки, атака с фронта на открытой местности без демонстрации в каком-либо другом пункте, развертывание линейного характера, всех сил сразу (гв. бриг. — к в. от ж. д. и 9-я бриг. — к зап.), отсутствие резервов и ведение боя на том участке реки, который давал бурам возможность охвата флангов. Потери англ. — 24 оф., 461 н. ч. уб. и ран., буров — 18 чел. Ближайшим результатом боя на р. Моддер, несмотря на очищение позиции бурами (17-го нояб.), была приостановка дальнейшего движения дивизии Метуэна, с целью выждать подхода подкреплений. С прибытием последних (21—26 ноября), когда численность англ. отряда возросла до 12 т., Метуэн вновь перешел в наступление. Буры сосредоточились к тому времени в числе 4—5 т. ч. под нач. Кронье на Спитфонтейнских и Магерсфонтейнских высотах. Сражение у Магерсфонтейна произошло 29-го ноября. Англичане, опасаясь огня буров, решили атаковать их на рассвете, и для этого предприняли ночное движение глубокими колоннами, без авангарда и даже без высылки разведчиков. В результате — шотландская бриг., шедшая впереди, совершенно неожиданно наткнулась густыми массами на траншеи буров, о существовании которых известно не было. Это обстоятельство, в связи с огромными потерями, понесенными шотландцами, оказало влияние на весь ход боя. Метуэн, располагая еще тремя бригадами (2 пех. и 1 кав.), при помощи которых он мог бы восстановить бой в свою пользу, ничего не сделал в этом отношении. Англичане предприняли несколько частных атак, но они не могли быть удачны, т. к. велись фронтально и с недостаточным числом войск (см. Магерсфонтейн). Потерявши 68 оф. и 903 н. ч. уб. и ран., Метуэн отступил в лагерь у д. Моддер-Ривер, где и оставался до прибытия лорда Робертса. Впечатление, произведенное Магерсфонтейнской неудачей, усиливалось еще тем обстоятельством, что одновременно англичане потерпели поражение под Стромбергом (на с. Капской кол.), а несколько дней спустя при Колензо (1-я неудача ген. Буллера). Дело при Стромберге заключалось в следующем: ген. Гетэкр, командовавший англ. войсками, высадившимися в порту Ист-Лондон, решил, по получении подкреплений, отбросить буров за р. Оранжевую и восстановить спокойствие в северном участке Капской колонии, где восстание увеличивалось со дня на день. Буры занимали в это время следующее расположение: 600 ч. шли от Джемстоуна на соединение с другим отр., находившимся впереди их; 1100 ч. — у Стромберга, имея авангард в 400 ч. в направлении к Мольтено и 1 командо — в Штейнбурге. Англичане, высадившись вечером 9-го дек. в Мольтено, двинулись по направлению на Стромберг в составе 2 б. пех., 2 батар., отр. кон. пех. и обоза с полевым госпит. (послед. под прикрыт. инженерной роты), без мер охранения и разведывания. Конная пехота шла в хвосте. Связи между колонной и обозом не было. Пройдя в темноте мимо позиций буров, которые англичане предполагали атаковать, они попали под перекрестный огонь неприятеля. К 6 ч. утра отр. Гетэкра находился в полном отступлении на Мольтено и далее на Стеркстром, оставив в руках буров более 600 пленных и два орудия. Т. обр., дек. 1899 г. принес англичанам ряд неудач, убедивших их в малочисленности войск экспедиционного корпуса; буры, с своей стороны, не извлекли материальной пользы из своих побед, но зато укрепились в моральном отношении. Обложив Ледисмит и обеспечив блокаду с ю. занятием позиции на р. Тугеле у Колензо, буры развили теперь свои действия в направлении на Питермарицбург, при этом столь энергично, что англ. отряд ген. Гильдьяра, находившийся в Исткорте, оказался 19-го ноября отрезанным от войск, бывших на р. Мой. Для восстановления связи с ними, он выслал из Исткорта часть своих сил под ком. полк. Китченера, но эта попытка окончилась полной неудачей. Однако, Жубер, опасаясь разбрасывать свои силы, отозвал к Колензо все командо, действовавшие к ю. от р. Тугелы. 14-го ноября ген. Буллер, находившийся в Питермарицбурге, взял в свои руки руководство операциями. К 1-му дек. в его распоряжении находилось до 16.500 чел., в то время, как силы Жубера не превосходили 13 тыс., в том числе 4—5 т. под нач. Боты, на высотах у Колензо. Первая попытка деблокирования Ледисмита произведена англ. 1—3 дек. Буры занимали заблаговременно укрепленную ими позицию на холмах левого берега р. Тугелы, в окрестностях д. Колензо и на высотах Гланчвана-Хилль (на прав. бер. той же реки), являвшихся тактическим ключом позиции. Местность, как перед фронтом позиции, так и на ней самой, способствовала упорной обороне. Накануне сраж. англ. войска стояли биваком в 10 км от противника, у ст. Шивеле, на глазах у буров. 1-го и 2-го Буллер пытался обрекогносцировать позицию противника путем обстрела высот левого берега р. Тугелы морскими орудиями с дистанции 8 клм., но буры на этот огонь не отвечали. Других мер для разведки расположения противника принято не было. Тем не менее, Буллер решил атаковать неприятеля; распоряжения для атаки сводились к фронтальному удару одновременно всем отрядом на открытой местности, без оставления какого бы то ни было резерва. Результат такой организации атаки не замедлил сказаться. При атаке левого фл. позиции буров 5-я англ. бригада, шедшая в голове, попала под такой сильный огонь, что, рассыпавшись, вместе с остальными частями колонны оказалась не в состоянии действовать до конца боя. При атаке центра позиции часть пех. успела занять ж. д. ст., но, не будучи поддержана резервами, отступила и ограничилась перестрелкою. Две батареи, которым было приказано поддержать атаку на центр неприятельского расположения, неосторожно выдвинулись вперед и попали под сильнейший ружейный огонь и понесли огромные потери, не будучи в силах действовать. Атака на правый фланг неприятеля, произведенная спешенными конными частями, равным образом не имела ни малейшего успеха (см. Колензо и Тугела[ВТ 1]). В 10½ ч. у. началось отступление англ. на Шивеле и Фрер; буры не преследовали, ограничившись захватом 10 орудий с передками и зар. ящиками. Потери англ. — 71 оф. и 1035 н. ч. уб., ран. и пл., буров — всего лишь 24 чел. После поражения при Колензо англ. войска настолько упали духом, что даже сам Буллер, в одной из своих телеграмм к коменданту Ледисмита, вместо естественного, с его стороны, ободрения, предусматривал возможность сдачи города бурам. Между тем, 5-го дек. состоялось назначение лорда Робертса главнок-щим, а лорда Китченера — нач. его штаба. Буллер оставлен командующим войсками в Натале. Новый гл-щий всемерно торопил посадку на суда 6-й дивизии, мобилизацию 7-й и созыв милиции и волонтеров. В военных действиях наступило затишье, не прерывавшееся до 29-го декабря. Буры под Ледисмитом не проявляли особенной деятельности, а английские войска укомплектовывались и обучались. С прибытием (29 дек.) 5-й дивизии, Буллер заново распределил войска Натальского корпуса и решил снова перейти в наступление. Наличное число его войск доходило в то время до 26 т., в том числе 5 т. иррегулярных частей. Неудача фронтальной атаки позиции у Колензо заставила его придти к решению о необходимости, при новой попытке овладеть ею, добиться успеха путем обхода, перейдя для этого р. Тугелу где-нибудь выше Колензо. Первоначально им намечен был для перехода через р. Потгитерский брод. Быстрым и скрытным движением Буллер мог рассчитывать на успех задуманной операции, но он этого не сделал. Более того, согласно его позднейших инструкций, попытка переправиться через Тугелу должна была произойти одновременно в 3 пунктах на фронте длиною в 13 клм.: Уаррен с конн. частями, 3-мя пех. бриг., 6 бтр., инж. ротою и понтонным парком — около Тричарского брода; 4-я бриг. с частью 10-й бриг. и двумя батар. — демонстрировать против Потгитерского и Скитского бродов при поддержке огня тяжелой артиллерии. В течение 4-го и 5-го янв. 4-я бриг. (ген. Литтльтона) переправилась по Потгитерскому броду и, остановившись в 2500 шаг. за ним, не двинулась далее. Буры не обнаруживали себя. 2 б. 10-й бриг. (ген. Кока) с 64-ю батар. и отр. конн. пех. стали на высотах Шварцкопа перед Скитским бродом. 5-го после полудня на левый берег начали переправляться войска отряда Уоррена, при чём буры не сделали ни малейшей попытки помешать им. До 8-го англичане действовали чрезвычайно медленно и нерешительно. Лишь в этот день Уоррен перешел в наступление, но повел его весьма вяло, при чём в течение трех дней, с 9 по 11 янв., обе стороны ограничивались перестрелкой. Наконец, Уоррен решил ночной атакой овладеть высотой Спионскоп, обладание которой давало бы возможность англичанам взять во фланг позицию буров на гребне Таба-Миама. Задуманное предприятие удалось: к 8 ч. у. 25-го, англичане заняли вершину, но буры, оценив всю невыгоду для них создавшегося положения, быстро собрали до 400 чел. и, несмотря на подкрепления, полученные англ., вновь овладели Спионскопом (см. Спионскоп[ВТ 1]). Буллер, считая, что этой неудачей решена участь всего боя, в тот же день решил отойти к ю. от р. Тугелы. На левом берегу за англичанами осталась единственная позиция — ряд небольших холмов Кранц-Клуф, находящихся в 2½ т. шаг. к с. от Потгитерского брода. Потери англ. за 5—12 янв. — 103 оф. и 1.556 н. ч. убит., ран. и плен., буров — 70 уб. и 228 ран. Спустя несколько дней (24—27 янв.), Буллер предпринял третью попытку деблокирования Ледисмита, но она кончилась столь же неудачн., как и первые две. Из 5 пех. бригад, быв. в его распоряжении, только одна была введена в дело настоящим образом, для атаки Вааль-Кранц, другая — произвела нерешительную демонстрацию со стороны Кранц-Клуфа на Бракфонтейнские высоты, прочие же три всё время бездействовали. Потери англ. (за 24—27 янв.) — 20 оф. и 362 н. ч. 29-го янв. Буллер отвел свои войска на их прежние места, в лагерь у Шивеле. Между тем, новый главнокомандующий пришел к убеждению, что кампания, а в частности и операции в Натале, будут скорее приведены к концу, если англичане вернутся к своему первоначальному плану наступления через равнины Оранжевой республики. Остановившись на этом решении, он предоставил Буллера собственным его силам, а сам приступил к сосредоточению войск на Моддер-Ривере, организации обозов, заготовке в самых широких размерах запасов продовольствия и сформированию колониальных частей (Брабантская, Робертская и Китченерская конница). Тем временем, четвертая и последняя попытка, предпринятая Буллером для деблокирования Ледисмита, увенчалась, наконец, успехом. Значительное число оранжистов, узнавши о намерении Робертса вести наступление на Блюмфонтейн, бросилась для защиты своих очагов, а потому число буров, находившихся на р. Тугеле против Буллера, уменьшилось. Англичане начали наступление 2-го февр., 7-го они уже овладели правым берегом р. Тугелы, а 15-го, после целого ряда неудачных атак в течение 9—12 февр., заняли очищенные бурами позиции левого берега. 16-го февраля Буллер вступил в Ледисмит, и войска Уайта, находившиеся там в продолжение 4-х месяцев, были, наконец, освобождены для операций в поле. Отряд Уайта заперся в Ледисмите 21-го октября в составе 572 оф. и 12.924 н. ч.; его артиллерия состояла из 6 ездящих батарей и 6 ор. большого калибра. Боевых припасов было, в общем, немного. Вопрос о продовольствии гарнизона и оставшихся жителей был разрешен благополучно: 15-го февр., накануне освобождения, запасов оставалось еще на целый месяц. Но зато недостаток питьевой воды давал себя чувствовать в гораздо большей степени, чем неприят. огонь. Буры, обложив Ледисмит, в течение первых 3-х дней не предпринимали против него никаких действий, чем дали возможность привести город в оборонительное состояние. Другим обстоятельством, улучшившим в значительной мере положение осажденных, было разрешение Жубера — вывезти из Ледисмита раненых и большую часть жителей города в лагерь Интомби, на половине расстояния между боевыми линиями противников. Связь гарнизона с внешним миром поддерживалась всё время оптическим телеграфом, голубями, а, иногда и гонцами-кафрами. Силы и средства буров были значительно меньше таковых же у англичан: буры насчитывали в своих рядах не более 7—8 т. чел. и 21 ор., в том числе три 155 мм ор. Крезо и три 12 см мортиры. Из числа этих орудий крупного калибра одно ор. Крезо и две мортиры были испорчены англичанами во время вылазок (25 и 28 ноября). Осада, благодаря полной пассивности действий с обеих сторон, носила своеобразный характер. Наиболее выдающимся событием является атака бурами (700 ч.) 6 янв. высот Цезарь-Кампа и Вагон-Хилля. Нет сомнения, что если бы атака бурских командо была поддержана 25 декабря резервами или произведена одновременно на всех фронтах, участь гарнизона была бы решена. Потери англичан за время осады Ледисмита составляли 101 оф. и 1320 н. ч. убитыми, ранеными и умершими от болезней. — Боевая численность корпуса, собранного Робертсом на р. Моддер, достигла 30 т. при 100 ор., не считая в том числе 7 морских ор. с прислугою от флота. Первою целью действий Робертса было освобождение Кимберлея. Его пдан действий состоял в том, чтобы совершить быстрый марш, прикрываясь р. Риетой и, перейдя Риету и Моддер восточнее Якобсдаля, выйти на левый фланг отряда Кронье и угрожать его сообщениям с Блюмфонтейном. Выполняя этот план, Робертс 3 февр. утром был уже в Якобсдале, потеряв, правда, по пути ⅓ своего обоза (200 повозок), отбитого ген. Деветом, и эскадрон конницы (пленными). Потеря обоза и присутствие противника в тылу, на путях сообщения, не поколебали, тем не менее, твердой решимости Робертса продолжать наступление. 15-го вечером передовые части англ. отряда вошли в Кимберлей. Кронье, которого Девет неоднократно предупреждал о движении Робертса и об опасном положении, в котором Кронье мог оказаться, только тогда понял надвинувшуюся на него опасность, когда узнал о прибытии английской кавалерии на р. Моддер. Между тем, Робертс, получив уведомление о движении Кронье иа Блюмфонтейн, направил все бывшие у него под руками силы для его преследования. 5-го вечером положение Кронье было наиболее критическим: по пятам его шла англ. бригада конной пехоты, на левом берегу р. Моддер его предупредил авангард англ. главных сил, а англ. кавалер. дивизия перехватила у него Кёдёсрандский брод. Если бы на другой день утром англ. произвели энергичную атаку, они могли бы рассчитывать на полный успех. 6-го утром на помощь Кронье неожиданно явился Девет, который, узнав о его окружении, собрал до 500 ч. с несколькими орудиями и занял с боя высоты, открывавшие Кронье путь отступления. Однако, Кронье отступать не решился. Девет оставался на занятых высотах до 9-го, когда англичане вынудили его к поспешному отступлению. Отступая, он встретил отряд буров, силою в 1600 чел., шедший от Блюмфонтейна, и тотчас же, совместно с ними, предпринял попытку вновь овладеть высотами, занятие которых могло бы очистить путь отступления для отряда Кронье; но атака, веденная несогласно, не удалась. Девет вынужден был отступить. Не теряя окончательно надежды на освобождение окруженного отряда, Девет еще раз, 12-го, получил возможность войти в сношения с осажденными, но его настоятельные убеждения пробиваться оказались безуспешными. Кронье не верил в возможность успеха. Кольцо английских войск, окружавших буров, суживалось, между тем, всё более и более, и 15-го утром отряд Кронье, считая дальнейшее сопротивление бесполезным, сдался под Паардебергом на капитуляцию, с 4069 чел. (см. Паардеберг). Капитуляция Кронье потрясающе подействовала на буров и нанесла им непоправимый нравственный и материальный удар. Ближайшим последствием вторжения Робертса в Оранжевую республику было снятие осады Ледисмита и очищение бурами сев. части Капской колонии. Трудная задача задержать, по мере возможности, марш Робертса на Блюмфонтейн была возложена на Девета. Ему удалось собрать у Поплар-Грова до 4 т. буров. Воспользовавшись приостановкой движения англичан, буры, по настоянию Девета, заняли оборонительную позицию по обеим сторонам р. Моддера, весьма длинную по фронту (до 21 клм.), но не обеспеченную от обхода. В начавшемся 25 февраля бою буры не только не проявили обычного упорства, но даже, не дождавшись подхода англ. пехоты на ближний ружейный выстрел, отступили в полном беспорядке. Англичане воздержались от преследования. 26 февраля к отступавшим в беспорядке бурам подошло подкрепление около 1000 ч., под нач. Деларея. Эти части составили ядро небольшого отр. (1500 ч.), который остановился на высотах Абраамскрааля. В последовавшем затем столкновении буры в течение всего 26 февраля оказывали упорное сопротивление, потеряв убитыми и ранеными ⅓ отряда, но должны были, тем не менее, отступить и, если не были окружены подобно Кронье, то только потому, что англ. кавалерия, имевшая полную к тому возможность, не сумела этого сделать (см. Абраамскрааль). Вступив 29 февраля в Блюмфонтейн, Робертс вынужден был дать изнуренным войскам необходимый для них отдых, пополнить запасы и выждать подкрепления. Охрана Кимберлея с его драгоценными бриллиантовыми копями составляла предмет особых забот военных властей Капской колонии. Гарнизон его, доходивший (в конце ноября) до 4 т. ч., составляли импровизированные части, если не считать отрядов капской полиции (446 ч.), образовавших из себя ядро гарнизона. Комендантом Кимберлея был подполк. Кекевич, редкий по энергии человек. Приведя в оборонительное состояние город, Кекевич поставил себе задачей — держать противника постоянно под угрозою внезапного нападения посредством частых вылазок и, как это оказалось в действительности, добился своей цели. Подойдя к Кимберлею 5 окт., под командой Весселя, в числе 4500 ч. с 9 ор., буры в течение всего окт. старались подойти возможно ближе к городу, но полного обложения не достигли; а после энергичных вылазок гарнизона 15 нояб. и 29 ноября (в день боя при Магерсфонтейне) действия их сделались весьма осторожными. Осада была снята 3 февр., когда англ. кавалерия ген. Френча стала приближаться к городу. В то время, когда со второй недели дек. 1899 г. всеобщее внимание было привлечено событиями, разыгравшимися в Натале и на зап. границе Оранжевой республики, операции сторон под Колесбергом приняли крайне нерешительный характер и имели вид небольших стычек даже тогда, когда англ. войска ген. Френча, с прибытием бригады Клементса, возросли до 9 т. ч., а силы буров не превышали 5200 ч. С уходом конницы Френча в Моддерский лагерь, буры перешли на этом фронте в решительное наступление и заставили Клементса отступить по всей линии к Ренсбургу и Арунделю. У этого последнего пункта отряд Клементса оставался до 13 февр., когда отр. Деларея был отозван на помощь Хр. Девету. Воспользовавшись ослаблением сил буров, Клементс, в свою очередь, продвинулся вперед, занял оставленный бурами г. Колесберг, а к 3 марта уже стоял на р. Оранжевой. К этому же времени отряды буров, находившиеся на в. Капской колонии, отступили к с., вдоль границы Базутолэнда, вынуждаемые к тому скорее движениями и действиями ген. Гетэкра и Брабанта, чем событиями, происходившими в Оранжевой республике. Несмотря на большую популярность войны среди голландского населения Капской колонии, для общего восстания ими не сделано было ничего, ни в с., ни в зап. частях колоний. Большая часть восставших, при появлении англичан, возвращалась на свои фермы. Наоборот, в с.-з. округах движение было более серьезно, а к марту 1900 г. восстание показалось Робертсу настолько значительным, что для прекращения его он решил послать в де-Аар своего начальника штаба для объединения в его руках мероприятий к прекращению восстания. Деятельность Китченера в этом направлении, хотя и не успокоила восстания, но всё-таки помешала дальнейшему распространению его, а главное, — удалила район его от линий ж. д. Труды и лишения, которые пришлось выдержать англ. войскам на марше через Оранжевую республику и во время действий против Кронье и Девета, в связи с болезнями (лихорадка), подорвали силы англичан в такой степени, что войскам потребовался продолжительный отдых. Воспользовавшись перерывом наступления, Робертс восстановил ж.-д. сообщение с Капской колонией, возобновил продовольственные запасы и принял меры по организации управления завоеванным краем. Между тем, буры, после сдачи Кронье, находились в состоянии полной деморализации, а потому президенты Крюгер и Штейн и высшие войсковые начальники на военном совете в Кроонштадте, состоявшемся 5 марта, вынуждены были совершенно отказаться от ведения правильных операций и перейти к войне партизанской, приняв, в то же время, все меры к поддержанию дисциплины среди буров. В конце марта, когда бурам удалось собрать у Брандсфорта от 4 до 5 т. ч. и установить связь с командо Оливье и Гроблера (5 т. ч.), находившимися к с. от Табанчу-Ледибранд, военные действия снова возобновились. Робертс, узнав от разъездов, что до 5 т. ч. буров сосредоточились у Кэри-Сайдинг, приказал ген. Туккеру атаковать их 17 марта, для чего были назначены 7-я пех. дивизия, кавал. див. Френча и бриг. кон. пех. Ле-Галлэ (7600 ружей, 1600 сабель, 48 пол. ор. и 13 пул.). Верные своей обычной тактике, буры в течение дня занимали последовательно складки местности, на которых можно было развить оборонительные действия, а англичане атаковали наиболее сильную часть фронта позиции, лучше всего приспособленную для упорной обороны. Туккер, не оставивший в своем распоряжении никакого резерва, лишил себя возможности влиять на ход боя. К вечеру 17-го буры отступили. Потери англ. 217 уб. и ран., буров — 21. Вторым, наиболее значительным боем этого периода кампании, притом завершившимся огромным успехом для буров, бывших под нач. Девета, был захват резервуаров и водопровода, снабжавших водою Блюмфонтейн, и английского лагеря войск ген. Брэдвуда у Саннас-Пост. Потери англичан в бою у Саннас-Пост достигали 157 ч. уб. и ран. и 425 плен., кроме того — 7 ор. и 97 повозок. Успех буров, занявшихся после победы грабежом захваченного обоза, мог бы, однако же, закончиться для них печально, если бы полк. Мартир, наблюдавший за ходом боя с высот Бушманс-Копа, принял участие в бою, а 9-я дивизия ген. Кольвиля, высланная Робертсом на помощь захваченному врасплох отряду ген. Брэдвуда, прошла бы прямо к месту боя, а не остановилась в 7—8 клм. от места боя для отдыха. Еще большую нерешительность проявили ген. Кольвиль, усиленный позже двумя кавалер. бриг. Френча, а затем и сам главн-щий, в дальнейших действиях своих против Девета, результатом чего было отозвание всего отряда, не исключая и кавалерии Френча, в Блюмфонтейн, куда те и прибыли 22 марта. Захват резервуаров у Саннас-Пост составляет одно из лучших дел Девета, точно так же, как и Реддесбургский бой (23-го марта), когда Девет заставил, с 500 ч. наскоро собранных буров без артиллерии, капитулировать 5 рот англ. пехоты из отряда ген. Гетэкра в то время, когда на помощь захваченному бурами отряду, за несколько часов до сдачи последнего, пришло подкрепление в виде 3 рот конной пех. и батареи. Успехи буров в первых числах апр. 1900 г. подняли их нравственные силы. Пользуясь этим, Девет, после Реддесбургского боя, бросился к другому изолированному англ. отряду, находившемуся в Вепенере в числе 1900 ч. при 6 ор., под нач. полк. Дальгетти. Атака Вепенера 29 марта отрядом Девета и, одновременно, отрядом буров, отозванным из Смитфильда, всего в числе 2300 ч., повторенная с 30-го на 31-е, совершенно не удалась и вынудила буров на блокаду, продолжавшуюся вплоть до 13-го апр., когда Девет, угрожаемый со стороны войск, высланных по приказанию Робертса (4 пех. д., не считая кон. пех. и кав.), отступил на север (см. Вепенер). Посылая большую часть своих войск на ю., Робертс хотел прежде всего придти на помощь полк. Дальгетти, иметь возможность энергично преследовать неприятельские отряды, а в частности отряд Девета и, наконец, обеспечить себе комуникационную линию для дальнейшего направления своих сил на Преторию. Движение англичан в столицу Трансвааля начато было 18 апреля отрядом, в состав которого вошли: 11-я пех. див., 1-я бриг. кон. пех. и 7-я пех. див. с группой ездящих батарей 6-й див. Англ. войскам на марше к Претории предстояло пройти равнины сев. округа до р. Ваала. Эти равнины почти не имеют естественных опорных пунктов. Единственная преграда, которою могли воспользоваться буры, были левые притоки р. Ваала — речки Вет, Занд, Вельш и Реностер с высотами вдоль их берегов и затем сама р. Ваал. Для скорейшего достижения результатов, Робертс решил обойти позиции буров на притоках Ваала и расположил для этого свои войска на весьма широком фронте. 20 апреля он занял г. Брандсфорт, а 1 мая Кроонштадт, не встречая на своем пути серьезного сопротивления. За время марша от Блюмфонтейна к Кроонштадту английские потери составляли всего 21 оф. и 221 н. ч. уб. и ран. Вслед за занятием Брандсфорта, из конных частей дивизии Гунтера и Метуэна была образована колонна полк. Магона (1000 ч. при 4 кон. ор. и 2-х 37 мм скоростр.) для освобождения Мефкинга, положение которого (осажден бурами 30 сент.) становилось критическим. Гарнизон Мефкинга состоял из 1000 ч. волонтеров при 6 ор. под нач. полк. Баден-Пауеля. Хотя тесной осады Мефкинга, в полном смысле этого слова, не было, и буры, под нач. вялого ген. Снимана не предпринимали против гарнизона активных действий с ноября, тем не менее, постоянная канонада, а главное, недостаток продовольствия дали себя чувствовать уже в янв. В февр., когда проникли слухи о приближении колонны Плумера, гарнизон временно приободрился, но неудача последнего под Раматлабаной (18 марта) заставила отложить надежду на освобождение на неопределенное время. Известие о выступлении на помощь Мефкингу из Баркли-Веста (21 апр.) колонны полк. Магона заставило буров несколько расшевелиться: в ночь на 29 апреля они решили взять город штурмом. Элоф (племянник президента Крюгера) должен был с 500 ч. штурмовать город с восточ. стороны, а Сниман с остальными 2500 ч. — с западной. Элоф разделил свой отряд на 4 части, из коих каждая получила определенную задачу. Прорвав, как и предполагалось, в ночь на 29 апр. передовые посты, буры ворвались в Мефкинг, но здесь колонна, бывшая под нач. Элофа, наткнулась на винный склад и перепилась. Баден-Пауель, не растерявшись и оценив обстановку, быстро выставил заслон против Снимана, ограничившегося, вопреки условию, дальним артиллер. огнем, а остальных направил против Элофа. После некоторого сопротивления буры Элофа в числе 260 чел. сдались. Штурм окончился, т. обр., счастливо для осажденных, но зато провианта, даже при уменьшенных рационах, у них оставалось всего лишь до 28 мая. Колонны Магона и Плумера (1800 чел. при 14 ор.) спешили, между тем, на помощь осажденному гарнизону. 2 мая, несмотря на сопротивление, оказанное бурами, состоялось их соединение, а 4-го, после жаркой стычки колонн Магона и Плумера с ген. Сниманом, — освобождение Мефкинга. — После 10-дневной остановки в Кроонштадте, Робертс, несмотря на опасения, вызывавшиеся восстанием в Оранжевой республике и угрозами Девета комуникационной линии, решил, тем не менее, продолжать движение на Преторию. 19-го Робертс вступил без выстрела в Иоганесбург, а 23 мая — в Преторию, от обороны которой буры отказались, освободивши 158 оф. и 3029 н. ч. англ. плен. Президент Крюгер с высшими чинами обеих республик отбыл в Мачадодорп, находящийся на ж. д. в Лоренцо-Маркес, а Бота, собрав до 3000 буров на высотах у Пиенаар-Поорта, прикрыл собою Лоренцо-Маркесскую ж. д. Слишком близкое соседство буров угрожало столице постоянными нападениями, поэтому Робертс решил избавиться от него. Двинув против Бота все свои силы (кроме 7-й див.), Робертс после боя 30—31 мая заставил буров отойти к Миддельбургу. По занятии Претории, Робертс предполагал, занятием линии Лоренцо-Маркесской, ж. д. до границ португальских владений, закончить кампанию, но война, вопреки его ожиданию, на этом не кончилась: приняв характер партизанских действий, она затянулась надолго. Удаление английских войск от их базы вызвало частые нападения на англ. отряды и в особенности на комуникационные пути. Восточный округ колонии р. Оранжевой сделался очагом энергичного восстания. Во всех прочих местах обеих республик были сформированы новые отряды, проявлявшие энергичную деятельность и ставившие англичан в крайне затруднительное положение. Следствием продолжительного ведения военных действий явилась обоюдная озлобленность, вызвавшая ряд жестокостей и насилий с обеих сторон. 20 авг. англ. правительство сочло, всё-таки, возможным объявить о присоединении Трансвааля (Оранжевая республика прокламацией Робертса была присоединена к английской короне под именем Колонии реки Оранжевой еще в мае 1900 г.). Крюгер вынужден был оставить родину и переехать в Европу. В начале марта 1901 г. Китченер, сменивший Робертса, приступил к более решительным действиям, но положительных результатов не добился: бесконечные партизанские действия буров изнуряли англичан более, чем крупные дела в начале войны, и англичанам приходилось непрерывно высылать подкрепления из метрополии. Партизанский характер действий буров вынуждал англичан держать свои силы разбросанными, небольшими отрядами на огромном пространстве; а для того, чтобы упрочить положение этих слабых частей и затруднить неприятелю борьбу с ними, Китченер применил систему т. наз. блокгаузов, — небольших укрепл. пунктов, снабженных продовольствием и находившихся в постоянной связи с соседними пунктами. Эта сеть блокгаузов в значит. степени стеснила свободу действий буров (см. Блокгауз). Переговоры, начатые Китченером в середине февр. 1901 г. с Ботой, не привели ни к чему: буры, несмотря на свое изнурение, оставались непреклонными в вопросе о независимости. В окт. 1901 г. они оказались еще весьма сильными на главных пунктах театра войны, а в конце 1901 г. имели даже несколько удачных дел (у Тафелькопа — 8 сент. и у Твифонтейна — 11 сент.). Участь буров была, во всяком случае, решена; надежды на помощь извне не оправдались, и они 29 марта 1902 г. начали первые переговоры о мире, а 18 мая подписали мирный договор, в силу которого вполне подчинялись Англии. В настоящей войне Англии пришлось выдержать огромное напряжение всех сил для доведения дела до конца. За всю кампанию она отправила на театр военных действий в общей сложности до 450 т. чел., из коих до 100 т. чел. выбыло из строя. При этом, если мобилизация 1-го корпуса прошла сравнительно успешно, то мобилизация 5-й и 6-й дивизий и в особенности 7-й, подвигалась очень медленно. Последний эшелон 7-й дивизии был отправлен в Ю. Африку только 6 янв. 1900 г. Наиболее серьезным обстоятельством, препятствовавшим успешному ходу мобилизации, являлся недостаток обученных людей, благодаря чему пришлось в самой широкой мере прибегнуть к милиции и волонтерам. До середины янв. было призвано 70 бат. милиции, из числа которых 7 отправлены в Африку для несения этапной службы и 5 — в Гибралтар, Мальту и несколько других пунктов для замены ушедших оттуда регулярных войск. Впоследствии для посылки на театр военных действий набрано было еще 18 бат. милиции. Помощь волонтерами выразилась в формировании 67 волонтерных рот, по 110 ч. в каждой, формировании полка волонтеров «city of London» из 2 батал. и организации корпуса иоменри в 10 т. чел. Некоторую поддержку Англии оказали, кроме того, колонии (Канада, Австралия), снарядившие и отправившие на свой счет до 6200 ч. пех. и 4 батареи. Туземные войска Индии к операциям в Южной Африке привлечены не были. — Одним из главнейших тактических выводов, к которым приводит изучение англо-бурской войны, является сила современного ружейного огня и огня пулеметов, парализовать которую можно лишь таким же встречным огнем, искусным пользованием местных предметов в качестве укрытий от огня, употреблением соответствующих строев и, наконец, соединением фронтальной атаки с движением во фланг. Затем, важность фортификационного усиления позиции, возможность применения в полевой войне орудий большого калибра, невозможность выполнения наступательных операций без должной военной подготовки, т. е. милиционными армиями, и подтверждение значения партизанской войны, как дополнительного, а не главного средства, могущего привести к успеху. (А. Виноградский. Англо-бурская война в Ю. Африке, ч. I, II и III; Война англичан с бурами. Составл. франц. ген. штабом. Перев. Н. Болотова; Fr. Maurice, History of The war in South Africa, 1899—1902, 1906; The Natal Campaign, by Bennet Burleigh, London, 1900; Three years war, by Gh. R. De Wet, Westminster, 1902; Die Kämfe Der Deutschen Truppen in S.-A., Des gr. Gener.-St., Berlin, 1907; C. Wojcik. Uber Den Krieg in S.-A., Wien, 1900; Kunovski und Fretzdoff. Der Krieg in S.-A., Leipzig, 1901; Alfr. Müler. Der Krig in S.-A., Berlin, 1900; Lud. Eltorf. Der Buren Krieg in S.-A., Berlin, 1900; Fournier. La guerre S.-afr., Paris, 1902; J. Darcy. La conquête De S.-A., Paris, 1900; Frocard et Painvin. La guerre au Transvaal, Paris, 1900; V. Vallentin. Die Ursachen Des Krieges zwischen Engl. und Den Buren, Berlin, 1900; Англо-трансваальск. война, записки ген. Вильбуа де-Марейль, Петерб., 1902; Bonnal. La récente guerre S.-A., Paris, 1903).
Иллюстрация к статье «Англо-бурская война 1899—1902 гг.» № 2. Военная энциклопедия Сытина (Санкт-Петербург, 1911-1915).jpg

Примечания редакторов Викитеки

  1. а б Указанной статьи нет в данном издании.