БЭЮ/Палеография

Палеография (см. табл. „Палеография I и II“), изучение различных письмен древнего мира и средних веков, помогающее разбирать рукописи, документы, надписи и всякие памятники древней и средневековой письменности, принимая во внимание как содержание, так и форму их. Кроме того, П. научает не только читать старые письмена, но и дает возможность проследить всю историю их развития. П. составляет в высшей степени важную вспомогательную науку для всех отраслей знания, основанных на письменном предании, как напр. история, филология, теология и право. Наиболее важное значение имеет латинская П., преследующая развитие латинского алфавита от времен римской империи до изобретения книгопечатания (табл. № 1—13). Римляне употребляли сначала отчасти капитальные (заглавные) письмена, т. е. состоящие из однородных больших несвязанных между собою букв и без разделений слов, отчасти курсив, который впрочем был вначале не что иное, как ухудшенное капитальное письмо, а потом уже развился в особенный род письма. Кроме того, римляне имели большое количество знаков и значков, посредством которых они могли писать почти так же скоро, как наши стенографы. Из капитального шрифта развился унциальный и семиунциальный шрифты, в которых, под влиянием курсива большие, заглавные буквы (majuscula) все более и более уступают место маленьким буквам (minuscula). Сам курсив преобразовался в более слитное письмо и из Италии распространился по всей западной Европе, принимая в различных странах различный национальный характер. Но с течением времени все эти шрифты уступают место образовавшемуся во времена Карла В. франкскому или каролингскому мелкому шрифту, минускуле, которая достигает полного развития в XII в. и теперь существует под названием латинского шрифта. Испорченный, угловатый и вычурный шрифт (готический), в XIII и XIV веках распространился по всем странам, где господствовал латинский шрифт, но удержался только в Германии, где он неосновательно считается национальным. Особенную отрасль П. составляет наука о сокращениях, происходящая из древнеримской системы знаков и значков. Отделять слова одно от другого стали только в XII в. и лишь в XVII и XVIII начали выделять имена собственные заглавными буквами (маюскулами). Греческий шрифт развился подобным же образом (см. образцы шрифтов на приложенной таблице II, № 14—16). Сначала и здесь господствовал унциальный шрифт с большими буквами без разделения слов, акцентов, знаков препинания, с VII же века начинает преобладать минускула, которая сохранилась и до нашего времени. Из греческого развилась азбука славянская и гражданская русская. См. Silvestre, „Paléographie universelle“ (Париж, 1839—41); Thompson, „Handbook of Greek and Latin paleography“ (Лонд., 1893) и коллекция факсимиле „Palaeographical Society“ (с 1873); Kopp, „Paleographia critica“ (Манн., 1817—1829); N. de Wailly, „Eléments de paléographie“ (Пар., l838); Chassant, „Paléographie des chartes et des manuscrits“ (1885); Wattenbach, „Anleitung zur lateinischen Paleographie“ (Лейпц., 1886); E. Paoli, „Programma di paleografia latina“ (Флор., 1888—1894); Prou, „Manuel de paléographie latine et française“ (Пар., 1889), „Monumenta graphica medii aevi“ (Вена, 1859), „Cabinet des manuscrits de la Bibliothèque impériale“ (Пар., 1868—81), „Musée des archives nationales“ (1872), „Musée des archives départementales“ (1878), „Recueil de facsimilés à l’usage de l’Ecole des chartes“ (1880), „Album paléographique“ (1887), „Archivio paleografico italiano“ (Рим, 1882); Chatelain, „Paléographie des classiques latins“ (Пар., 1884); Zangemeister u. Wattenbach, „Exempla codicum latinorum“ (Гейдельб., 1876—79); W. Arndt, „Schrifttafeln“ (Берл., 1887—88); Walther, „Lexicon diplomaticum“ (Гетт., 1745—47); Chassant, „Dictionnaire des abréviations“ (Пар., 1877); Montfaucon, „Palaeographia graeca“ (Пар., 1708); Wattenbach, „Anleitung zur griechischen Paleographie“ (Лейпц., 1895); Gardthausen, „Griechische Paleographie“ (1879); Wattenbach, „Schrifttafeln zur Geschichte der griechischen Schrift“ (Берл., 1883); Wattenbach u. Belsen, „Exempla codicum graecorum“ (Гейд., 1878); Wilcken, „Tafeln zur ältern griechischen Paleographie“ (Лейпц., 1891). Восточная П. еще мало разработана. Однако есть по индийской П. прекрасное сочинение: Burnell, „Elements of South-Indian Paleography“ (Лонд., 1878), кроме того: Möller, „Orientalische Paleographie“ (1844) и статьи английского палеографического общества.

Первыми русскими палеографами были старообрядцы. В нач. XVIII в. братья Денисовы доказывают подложность „Соборного деяния на еретика Мартина“, поддельный экземпляр которого хранится в московск. Синод. библиотеке (рукопись на пергаменте). Затем следуют издания русских летописей и памятников древней литературы, предпринятые в конце XVIII в., для которых понадобилось знание П. Начало славяно-русской П. положено Палласом, Мусиным-Пушкиным, Олениным, Калайдовичем, Востоковым, Кеппеном. Более серьезные труды по П. появились в XIX в. и принадлежат архивариусам и историкам Солнцеву, Строеву, Погодину, Бодянскому, Калачеву, Бычкову, Шевыреву, Григоровичу, Сахарову, Амфилохию, Попову, Викторову и др. См. П. П. Срезневский, „Славяно-русская П. XI—XIV в. Лекции, чит. в спб. ун-те 1865—80“ (Спб., 1885); Е. Карский, „Очерк славянской Кирилловской П.“ (Варшава, 1901); А. И. Соболевский, „Славяно-русская П., конспект лекций, чит. в спб. Археол. институте“ (Спб., 1901 и 1902).