ЭСГ/Прокопович, Феофан

Прокопович
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Поляновский мир — Пуазель. Источник: т. 33 (1916): Поляновский мир — Пуазель, стлб. 535—537 ( скан ) • Другие источники: БЭЮ : МЭСБЕ : РБС : ЭСБЕ : ЭСБЕ


Прокопович, Феофан, архиеп. новгородский, один из крупнейших общественных и церковных деятелей эпохи Петра Великого (1681—1736). По происхождению малоросс, П. воспитывался сперва в киевской духовной академии, потом в польской школе (для чего временно принял униатство), наконец, в Риме в иезуитской коллегии св. Афанасия. Вернувшись в Киев и приняв опять православие, a затем монашество, П. стал преподавателем здешней акад.; преподавал он пиитику, риторику, богословие, обнаруживая крупное всестороннее образование, значительную самостоятельность мысли, живой темперамент; наконец, становится ректором академии. В 1709 г. П. сближается с Петром I, обратив на себя его внимание речью по поводу Полтавской победы, сразу показавшей его сторонником реформы и направления Петра. В 1716 г. П. уже в Петербурге, в роли проповедника —истолкователя реформы, сотрудника Петра и защитника нововведений против консерваторов и реакционеров (каков был, наприм., Стефан Яворский, с которым П. ведет энергичную борьбу и практически и литературно), в 1718 г. П. — епископ псковский, в 1721 г. — вице-президент св. Синода (регламент для которого был составлен гл. обр. им же, Феофаном), в 1724 г. и до смерти — архиеп. новгородский. Как общественный деятель, П. является центром группы, поддерживавшей реформы Петра, стоит в тесном общении с другими подобными же: Д. М. Голицыным, В. Н. Татищевым и особенно с А. Д. Кантемиром. После кончины Петра В. ему гл. обр. обязано дело Петра своей энергичной защитой против надвигавшейся реакции, когда П. пришлось выдержать жестокую борьбу, в которой он уцелел лишь благодаря своей энергии, ловкости, горячей убежденности в необходимости реформы. — Как писатель, П. — одна из крупнейших величин эпохи Петра, один из плодовитейших, разнообразных по темам, выдающихся талантом; его сочинения однако объединяются одной идеей — прогрессивно-просветительным, широко-общественным направлением, — отличаются искусством построения, живостью темперамента, близостью к моменту, переживаемому обществом. По содержанию сочинения его разнообразны: здесь мы видим и „Духовный регламент“, и „Догматическое богословие“, и „Первое учение отроком“, и „Историю раздора между Греками и Римлянами“, и драму „Владимир Возрожденный“, и проповеди, и биографию Кирилла и Мефодия. Везде П. — горячий сторонник науки в европейском смысле, враг застоя, враг католицизма, хорошо им изученного, но не воспринятого во время униатства и учения у иезуитов. На почве понимания православия он резко paсходится с южнорусскими богословами в роде Стефана Яворского, более близкого к католической науке, почему П. пробуют обвинять противники в склонности к протестантизму. В области литературной школы П. также является реформатором: его „Пиитика“ (издана позднее, в 1786 г.) — шаг вперед сравнительно со схоластической южно-русской XVII в., дает уже следующую ступень к усвоению европейского классицизма XVIII в., перенесенного к нам Ломоносовым. Его драма также дает зачатки нового: дидактический элемент вместо отвлеченного этического только получает характер общественный в виде прозрачных намеков на современность, на определенные личности, и идет т. о. в уровень с его проповедями. Сочинения П. сразу стали заметным явлением, оцененным ближайшими потомками, сторонниками реформы и прогресса, и уже в XVIII в. в значительной своей части были изданы (4 части, 1760—1774 гг.). — См. Ю. Ф. Самарин, „Феофан П. и Стефан Яворский, как проповедники“ (1844; иначе: „Сочин.“, т. V); И. А. Чистович, „Ф. П. и его время“ (1868); П. О. Морозов, „Ф. П., как писатель“ (1880); П. Пекарский, „Наука и литература при Петре І“ (т. II); Н. С. Тихонравов, „Сочинения“, II.

М. Сперанский.