ЭСБЕ/Россия/Русское право/Торговое право и судопроизводство

Россия :: Русское право :: Торговое право и судопроизводство
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Пруссия — Сюрра
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Розавен — Репа. Источник: т. XXVII (1899): Розавен — Репа, с. 125 ( скан · индекс ); т. XXVIIa (1899): Репина — Рясское и Россия, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); т. XXVIII (1899): Россия и С — Саварна, с. 1 (Россия) ( скан · индекс ); доп. т. IIa (1907): Пруссия — Фома. Россия, с. 551 ( скан · индекс ); I—XCVIII ( скан · индекс )


Физическая география | Население | Политика и финансы | Медицина | Экономика | Просвещение | Общественное призрение и благотворительность | История | Право | Русский язык и литература | Искусство | Наука | Дополнение


История русского права | Гражданское право | Крестьянское обычное право | Гражданское судопроизводство | Торговое право и судопроизводство | Уголовное право и судопроизводство | Свод законов | Законодательство военное | Приложения: Регионы | Населённые пункты | Монеты | Реки | Иск. водные пути | Озёра | Острова

E. Торговое право и судопроизводство. В допетровской Руси не было условий для различения элементов торгового и гражданского права. Торговые сношения не были развиты; торговля, как посредничество между производителями и потребителями, мало отличалась от простой продажи продуктов производства. Не было и торгового сословия, которое могло бы путем обычая вырабатывать нормы для регулирования отношений, ему одному свойственных; торговля была одной из форм службы государству. Некоторые нормы, созданные торговым оборотом (например следы конкурсного процесса), нашли себе выражение в Русской Правде и проникли в Уложение 1649 г., но они имели характер общегражданский, применялись ко всем классам населения, а не к одним только торговым людям. Новоторговый устав 1667 г. содержит в себе лишь постановления полицейские и финансовые. Не было почвы для выделения торгового права из общегражданского, и в XVIII столетии стремления Петра Великого организовать торговый класс на началах автономии встречали отпор со стороны самого этого класса. В то же время, настаивая на самоуправлении купечества, предоставляя ему право собственного суда, законодатель обязывал последний руководствоваться уложениями, указами, уставами и другими нормами общего права и отрицать силу обычая. Эта законодательная политика, проходящая через все реформы XVIII века, преграждала путь к развитию торговых обычаев, игравших такую значительную роль в истории торгового права Западной Европы. При таких условиях ни русская жизнь, ни судебная практика не выработали материала для торгового уложения; проект такого уложения, составленный в 1814 г., отличался неполнотой и представлял собой сколок с французского Code de commerce. Сперанский, приступая к составлению Свода Законов, признал, что гражданские законы должны обнимать собой и все то, что в иностранных законодательствах составляет предмет торгового уложения. Если, тем не менее в состав Свода (т. XI) были включены особые «Учреждения и уставы торговые», то это объясняется тем, что устав торговый, являясь по мысли Сперанского одним из уставов государственного благоустройства, вместе с тем отнесен к особенным законам об имуществах. Это — свод постановлений преимущественно торгово-публичного права («государственной экономии»), в который постановления торгово-частного права включены, между прочим, ввиду сословного характера обязательств и договоров, «торговле свойственных», который решительно преобладал в первоначальной редакции устава торгового и мог, в свою очередь, препятствовать включению торгово-частных законов в «общие законы об имуществах». В издании 1887 г. устав подвергнут был существенной переработке. Из него выделены были в самостоятельные уставы постановления о векселях, правила судопроизводства торгового и постановления о консульствах. Это не только сократило число статей устава торгового почти на две трети, но повлияло и на внутреннее его содержание. Во-первых, устав перестал быть сословно-купеческим законом: право на торговлю не есть более право купеческого сословия как одно из его прав состояния, а принадлежит всем и каждому. Во-вторых, устав отрешен от формальной связи с особенностями производства в коммерческих судах; не только торговые законы, но и торговые обычаи получают теперь применение во всех судах, а не в одних лишь судах коммерческих. Тем не менее, устав торговый в изданиях 1887 и 1893 г. крайне беден юридическим содержанием; его постановления большей частью устарели, и между ними полицейские преобладают над частноправовыми. В своей новой редакции устав торговый разделяется на три книги. В первой книге два раздела, из которых первый трактует о найме приказчиков и о торговых поручениях, а второй — о торговых товариществах. Постановления первого раздела заимствованы из таможенного устава 1755 г., цехового устава 1799 г. и Положения о пошлинах за право торговли 1865 г., причем редакция 1887 г. ввела некоторые обобщения. Постановления о товариществах основаны на манифесте 1 января 1807 г., а также на положении 6 декабря 1836 г. об акционерных компаниях, но последнее положение введено в состав общегражданских законов, а не торговых. Книга II устава торгового содержит русское морское право; это — одна из наиболее разработанных частей нашего торгового права, но, основываясь, главным образом, на уставе о купеческом водоходстве 1781 г., она представляет морское дело так, как оно было организовано сто лет тому назад; многие постановления ее — технического и полицейского содержания и никакого отношения к частному морскому праву не имеют. Книга III в четырех разделах трактует: о биржах и ярмарках, о купеческих и маклерских книгах, о торговых мерах и весах и о товарных складах, учреждение которых издано в 1888 г. Таким образом, юридическое содержание нашего торгового устава сводится к устаревшим постановлениям морского права с присоединением некоторых определений об отношениях между хозяином и приказчиком, о товариществах, о торговых книгах да о товарных складах с выдачей складочных свидетельств (см. Варрант). Совершенно отсутствуют в нашем торговом уставе постановления о торговых сделках, составляющие существенную часть западноевропейских торговых уложений. Для восполнения этого пробела приходится обращаться к общегражданским законам, преимущественно к той части т. X ч. 1, которая трактует об обязательствах; но постановления ее совершенно не приспособлены к особенностям торгового оборота. С другой стороны, в т. X ч. 1 имеются некоторые постановления, специально относящиеся к области торгового права; таково, напр., приложение к статье 1238 об открытии и принятии наследства после лиц, производивших торговлю. В других частях Свода Законов также имеются постановления, относящиеся до торгового права. В устав о промышленности (Свод Законов т. XI ч. 2) вошли законоположения о товарных знаках и о привилегиях на открытия и изобретения; положение о государственном промысловом налоге 8 июня 1898 г. дает материал для выяснения понятия торгового предприятия по нашему законодательству. В случае недостатка законов права и обязанности, проистекающие из сделок и отношений, торговле свойственных, определяются принятыми в торговле обычаями (статья 2 Устава Торгового и статья Устава судопроизводства торгового); но они мало известны судебной практике. Еще в марте 1882 г. сенатору Н. А. Туру высочайше поручено было составить проект торгового уложения, но в 1884 г. редакционная комиссия по составлению гражданского уложения решила включить материал торгового права в гражданское уложение. Еще ранее возбужден был вопрос об издании нового устава о векселях (см.), который с распространением в 1863 г. векселеспособности на всех лиц, могущих вступать в долговые обязательства, также утратил сословный свой характер. С повсеместным введением Судебных Уставов совершенно отпал определенный уставом о векселях бесспорный порядок взыскания по векселям через полицию. В коммерческих ссудах дела о взыскании по векселям (на сумму свыше 500 рублей) рассматриваются единолично членом суда, по назначению председателя, на основании правил упрощенного судопроизводства и устава гражданского судопроизводства, из которых для коммерческих судов сделано только одно изъятие: частная жалоба на постановление об отмене принятой меры обеспечения останавливает исполнение этого постановления. В случае обращения вексельного дела к производству в общем порядке коммерческие суды руководствуются правилами торгового судопроизводства. В губерниях Царства Польского действует французский Code de Commerce.

Устав торгового судопроизводства в сущности распадается на два устава: 1) учреждение коммерческих судов и правила судопроизводства в них и 2) правила о производстве дел о торговой несостоятельности. Коммерческие суды, впервые появившиеся в России в начале текущего столетия (если не считать торговых словесных судов, сохранившихся в некоторых городских поселениях до 1888 г.), в настоящее время существуют в столицах, в Одессе, Таганроге, Керчи, Кишиневе и Архангельске. Лица, входящие в их состав, частью назначаются высочайшей властью из кандидатов, выбранных купечеством, частью непосредственно избираются купечеством, частью определяются министром юстиции. Апелляционной инстанцией для коммерческих судов служит судебный департамент Правительствующего Сената. Круг ведомства коммерческих судов простирается только на тот город и уезд, для которого они учреждены; в прочих местностях торговые дела рассматриваются общегражданскими судами на основании устава гражданского судопроизводства или правил о производстве дел у земских начальников и городских судей. В коммерческих судах существуют два порядка судопроизводства: словесная расправа и письменное производство. Первая составляет общее правило, второе является исключением, допускаемым только особым определением суда по собственному его усмотрению или по просьбе одной из сторон. При словесной расправе все устные объяснения сторон записываются в протокол или излагаются сторонами в особых записках, прочитываются в заседаниях суда и прилагаются к протоколу. Каждая сторона имеет право представлять такие записки для приложения к протоколу, а в делах важнейших суд может требовать их вместо записи словесных объяснений тяжущихся в протоколе. Письменное производство сопряжено с обменом состязательных бумаг между сторонами (не более двух с каждой стороны). Бумаги докладываются суду; присутствие сторон при этом не требуется, но если они обе находятся налицо, то допускаются к словесным объяснениям, которые, впрочем, не могут содержать новых доказательств или опровержений, в бумагах не обозначенных. По окончании письменного состязания в канцелярии суда составляется докладная записка, которая сообщается сторонам для прочтения и рукоприкладства и служит основанием для решения дела. Впрочем, на практике письменное производство почти совершенно вытеснено ныне словесной расправой, которая отличается от первого и тем, что при ней исковые пошлины не взыскиваются. В основе производства в коммерческих судах положены вообще начала устности, гласности и состязательности, но в нем сохранились характерные следы дореформенного процесса, напр. штрафы за неправые иски и апелляции, залог правой апелляции, широкое применение присяги (см. Коммерческие суды). Правила о производстве дел о торговой несостоятельности, обнимая все наше конкурсное право (за исключением лишь правил 22 мая 1884 г. о ликвидации дел частных и общественных установлений краткосрочного кредита, вошедших в состав устава кредитного), трактуют как о конкурсах, так и об администрациях по делам торговым (см. Конкурс) и применяются не только коммерческими судами, но с известными изменениями — и общими судебными местами. Проект нового устава о несостоятельности, составленный сенатором Н. А. Туром, был в 1889 г. препровожден на заключение судебных учреждений, совещательных по части торговли и промышленности установлений, университетов и состоящих при них юридических обществ. Новая редакция проекта, исправленного на основании поступивших отзывов, напечатана в 1896 г.

А. Яновский.